Группа "Честь"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Группа "Честь" » Тактико-специальная подготовка "лес". » ЗАХВАТ В ПЛЕН ВООРУЖЕННОГО ПРОТИВНИКА.


ЗАХВАТ В ПЛЕН ВООРУЖЕННОГО ПРОТИВНИКА.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

В статье рассматривается вариант тактики и техники действий при уничтожении (снятии) часового, а также при захвате пленного. Описаны приёмы связывания и конвоирования.

СНЯТИЕ ЧАСОВОГО

Определяя способ снятия часового необходимо учитывать следующее:

* Шум даже тихих шагов многие люди различают за 30-40 метров. Поэтому подкрадываться к часовому надо с подветренной стороны или же выбрать то место, к которому он приблизится сам
* Часовой несет службу, т.е., как правило, готов к отражению возможного нападения
* Застать часового врасплох далеко не всегда представляется возможным
* Физические (весогабаритные) данные часового могут значительно превышать данные разведчика
* Надежно не гарантированная попытка снятия часового приведет к гибели разведчика, обнаружению разведгруппы и срыву выполнения боевой задачи
Поэтому необходимо определить гарантированно надежный способ снятия часового, позволяющий исключить (свести к минимуму) неудачный исход операции.

Тактика действий при снятии часового (вариант).

Часовой, двигаясь по маршруту, проходит разведчика № 2 и подходит к разведчику № 1. Не доходя до него 3-4 шага, часовой слышит шум (резкий звук), который издает разведчик № 2, и поворачивается к нему. Разведчик № 1 нападает на часового сзади, выполняя прием "снятия часового захватом ног сзади". Разведчик № 2 приходит на помощь разведчику №1.
http://srdo.5bb.ru/uploads/0002/17/28/4599-1.jpg

Техника захвата

Снятие часового ударом ножа
http://srdo.5bb.ru/uploads/0002/17/28/4599-3-f.jpg
Удары ножом при снятии часового выполняют в шею (горло), в сердце (под левую лопатку), в почки, в печень (правое подреберье) или селезенку (левое подреберье).

Шею противника можно поразить как колющим, так и рубящим ударом. Колющий удар наиболее эффективен при поражении им основания шеи спереди чуть ниже кадыка (либо сбоку, выше ключицы). Рубящий (режущий) удар наносят по горлу спереди немного выше кадыка (для чего требуется отогнуть голову часового назад) или сбоку, перерезая сонную артерию. Во всех этих случаях наступает мгновенная смерть.

В сердце (под левую лопатку), в левую или в правую почку, в печень, в селезенку наносят сильный колющий удар и стараются повернуть нож в ране. В итоге противник мгновенно теряет сознание, поскольку происходит мощный выброс крови внутри тела, и через короткий промежуток времени наступает летальный исход.

Если преодолеть незаметно последний участок пространства, отделяющего разведчика от часового не представляется возможным, то используют другие варианты нападения.

Первый - это сбивание часового прыжком на него сзади с разбега, с одновременным ударом ножом ему в горло.

Второй - метнуть сзади в него нож (саперную лопатку, топорик, булыжник). Затем преодолеть рывком "мертвое пространство" и добить противника вторым ножом.

Разумеется, существуют и другие способы уничтожения противника ножом. Например, иногда удается атаковать часового спереди, если разведчик сумел обмануть противника (переоделся в чужую униформу либо в гражданскую одежду, изобразил пьяного местного жителя, сдающегося в плен безоружного солдата и т.д.). Но все они ненадежны, поскольку часовой при появлении любого постороннего человека обязан сразу же остановить его громким возгласом и навести на него оружие.

Снятие часового удушением
Для уничтожения противника путем удушения разведчики обычно применяют специально подготовленную удавку из гитарной струны (реже - из нейлоновой лески) с прикрепленными по ее концам ручками. Длина любой удавки находится в пределах от 30 до 50 сантиметров. Струна хороша тем, что не просто душит, но еще и врезается в кожу. В случае отсутствия струны ее можно заменить стальной проволокой, электрическим шнуром, веревкой, полотенцем, узким прочным ремнем. Однако все эти "удавки" гораздо менее эффективны, чем струна. Они не столь плотно прилегают к шее противника, хуже затягиваются, могут порваться, наконец, ими не так удобно пользоваться.

Есть еще один вид струны, который, правда, не душит, а просто-напросто срезает голову. Это струна с напыленной на нее алмазной крошкой и Т-образными рукоятками на концах, которую врачи используют в качестве хирургической пилы. Называется она "пилой Джигли". Ею за 10 секунд можно перепилить ногу в бедре вместе с костью, а уж горло она рассекает мгновенно!

Существуют два основных способа снятия часового с помощью удавки.
Первый: подкравшись сзади, набросить ему струну на горло, быстро повернуться к нему спиной, чтобы обеспечить перекрещивание концов струны, находящихся в руках разведчика и с силой тащить противника на себя, вращаясь на месте по кругу. Через 10-30 секунд наступит смерть, тем быстрее, чем глубже струна врезалась в горло, и чем сильнее было тянущее усилие.
Второй: набросив струну (или шнур) через голову на горло, сделать руками резкий рывок назад на себя и одновременно немного навстречу друг другу. Свой корпус при этом отклонить назад, а коленом или каблуком сильно ударить часового в поясницу. В результате он упадет назад спиной. В момент его падения разведчик должен сделать шаг в сторону (не выпуская удавку из рук) и завершить удушение уже на земле.

Удавка (особенно из струны) хороша еще и тем, что полностью исключает возможность кричать. Когда душат руками, то при неудачном захвате противник либо кричит, либо издает громкие нечленораздельные звуки. Душить руками лучше тогда, когда хочешь взять противника в плен, а не убить.
http://srdo.5bb.ru/uploads/0002/17/28/4599-4.jpg

Снятие часового захватом ног сзади и переломом шейных позвонков
http://srdo.5bb.ru/uploads/0002/17/28/4599-2-f.jpg
Чтобы сломать шейные позвонки, что практически всегда влечет за собой мгновенную смерть, требуется резким сильным движением свернуть противнику голову в сторону. Этот способ не столь эффективен, как работа ножом или удавкой. Однако на войне бывает всякое, может случиться так, что под рукой не окажется ни ножа, ни удавки. Свернуть голову здоровому мужчине тогда, когда он стоит, весьма сложно. Нападающему надо для этого иметь очень сильные руки и к тому же быть выше своей жертвы.

Поэтому предварительно противника сбивают на землю одним из способов: захватив руками голени противника резко потянуть их на себя и, толкая его плечом под колени, свалить на землю. Нанести удар ногой в пах и, оседлав ему спину, резко скрутить голову встречным движением своих рук. Левая рука толкает затылок от себя, правая рука тянет подбородок на себя и вверх.

Другой вариант: захватить кистями обеих рук подбородок упавшего противника (сидя у него на спине), а затем совместить два движения. Руками резко запрокинуть ему голову назад - вправо-вверх, а правым коленом сильно нажать влево-вперед на область шейных позвонков. Происходит перелом.

Следует отчетливо сознавать главный недостаток этих способов: они не гарантируют отсутствие шума. У часового может оказаться мускулистая шея, захват руками может быть не вполне надежным, а в результате противник успеет издать вопль.

С использованием огнестрельного оружия
Наиболее надежным способом снятия одетого в бронежилет часового является стрельба из двух 9 мм снайперских винтовок ВСС (автоматов АС) бронебойным патроном СП-6. Причем каждый разведчик производит 2-3 прицельных выстрела. Шоковый (останавливающий) эффект воздействия пуль калибра 9 мм, способных с близкого расстояния легко пробить даже толстые (грудные) титановые пластины бронежилета шестого класса защиты, более чем достаточен для надежной нейтрализации часового.

ЗАХВАТ В ПЛЕН

Опыт Великой Отечественной войны, вооруженных конфликтов в Афганистане и в Чечне показал, что существует большое количество способов захвата в плен. Однако все они имеют некоторые сходные аспекты.

* Во-первых, захват пленного должны производить несколько разведчиков (как минимум, двое)
* Во-вторых, все действия членов группы захвата следует отрепетировать до полного автоматизма, буквально до уровня циркового трюка
* В-третьих, захват пленного, как и снятие часового, производится разведчиками внезапно, после того, как удалось скрытно подобраться к намеченному объекту на необходимое расстояние
* В-четвертых, захват надо осуществлять бесшумно и незаметно: ведь пленного надо еще допросить, и если он представляет ценность для командования, то не уничтожить после допроса, а транспортировать на базу. При шумном захвате вряд ли это удастся
Существуют три основных способа бесшумного захвата "языка".

Первый заключается в том, чтобы незаметно подобраться к противнику и оглушить его ударом тяжелого тупого предмета по голове. Если противник в металлической каске, то ударный предмет необходимо обмотать тряпкой, чтобы избежать лишнего шума. Если каска из кевлара, то обматывать не обязательно.

Второй сводится к набрасыванию на голову противника плащ-накидки, куртки, одеяла. Неплохо также с размаху нахлобучить на него чехол, мешок или глубокую корзину.

Третий способ - это проведение сзади удушающих приемов.

Используя любой из указанных способов, надо следить за тем, чтобы не убить противника, а также за тем, чтобы он не смог крикнуть или выстрелить. Именно поэтому пленного захватывают вдвоем или втроем. Один затыкает рот и хватает оружие врага, другой проводит прием или набрасывает на голову накидку. Полностью обеспечивает молчание пленного удар кулаком (ребром ладони) ему в кадык (щитовидный хрящ на горле), но далеко не всегда удается выполнить этот прием.
http://srdo.5bb.ru/uploads/0002/17/28/4600-1-f.jpg
Возможны два удушающих приема для захвата противника в плен: удушением локтевым сгибом и удушением воротником одежды сзади.
В первом случае требуется, подобравшись к противнику сзади, нанести сильный удар автоматом или другим тяжелым предметом по правому плечу; если противник только пытается брать оружие - бить по предплечьям рук, левой рукой зажать ему рот и нос, и запрокидывая ему голову назад, своей правой стопой толкнуть его в подколенный сгиб (лучше левой ноги, а не правой). В это же время обхватить горло противника правой рукой так, чтобы локоть оказался под подбородком и провести удушение локтевым сгибом. Для усиления приема надо свою левую руку наложить на запястье правой руки, а противника взвалить себе на спину либо усадить на землю. Когда он потеряет сознание, на что требуется не более 15 секунд, вместе со своим напарником унести его в укрытие.
http://srdo.5bb.ru/uploads/0002/17/28/4599-5.jpg
Удушение петлей одежды выполняется следующим способом. Подкравшись к противнику сзади, свою левую руку просунуть под его левую руку и положить ладонь на затылок. Правой рукой поверх его правого плеча захватить отворот одежды слева от его горла. Сильно нажимая левой ладонью на затылок противника, правой рукой тянуть отворот одежды к себе через правое плечо.
Одновременно, прижимая противника к себе и толкая его в подколенный сгиб своей стопой, сесть на землю. Затем обхватить ногами его корпус и соединить обе стопы, зацепив их друг за друга, у него на животе. Продолжая тянуть правой рукой левый отворот одежды противника на себя, ногами надо отжимать его туловище от себя.
http://srdo.5bb.ru/uploads/0002/17/28/4600-2-f.jpg
Если при попытке захвата в плен противник успел увернуться, следует мгновенно перейти к выполнению какого-либо отработанного приема рукопашного боя, чтобы надежно нейтрализовать его. Например, можно ударить головой в лицо противнику (если на нем нет каски, о край которой можно рассечь свою собственную голову), тут же присесть и бросить его спиной на землю через захват руками под колени. Бросая, следует задрать ноги противника повыше, чтобы он ударился о землю затылком, после чего добить его ударом ступни в горло. Либо не добивать, а вставить в рот кляп, связать и унести.

В тех случаях, когда захват пленного производится на узкой дороге, по которой противник едет на мотоцикле или велосипеде, в действие вступает целая группа из четырех человек. Двое протягивают через дорогу веревку, проверяют ее натяжение, затем кладут на землю и замаскировавшись за придорожной растительностью ждут приближения ездока, держа концы веревки в руках. Еще двое разведчиков лежат рядом, один с веревкой для связывания пленного, второй с кляпом для затыкания рта. Когда противник приближается к намеченной условной линии, разведчики с веревкой резко вскакивают и натягивают веревку на уровне груди или лица движущегося неприятеля. Он валится на дорогу, третий и четвертый разведчики хватают его и уносят, а первый и второй молниеносно убирают с дороги все следы. При хорошей отработке этого способа на тренировках он в реальном исполнении занимает не более 20 секунд.

СВЯЗЫВАНИЕ

Связывать пленного можно любой крепкой веревкой, шнуром, ремнем, кабелем, скрученным широким бинтом или элементом одежды самого противника (пояс, чалма).

Подготовка двойной затягивающейся петли
http://srdo.5bb.ru/uploads/0002/17/28/4600-3.jpghttp://srdo.5bb.ru/uploads/0002/17/28/4600-4.jpg
Способы связывание пленного
http://srdo.5bb.ru/uploads/0002/17/28/4600-5-f.jpg
http://srdo.5bb.ru/uploads/0002/17/28/4601-1-f.jpg

ОБЫСК И КОНВОИРОВАНИЕ

После того, как пленный связан и ему закрыли рот, его обыскивают и отбирают все документы и предметы. При пленном кроме его одежды, ничего не должно оставаться. Затыкать рот тряпкой или вставлять деревянный кляп следует неглубоко, в противном случае это может вызвать у пленного рвоту, и он может потерять сознание или задохнуться.

Обыск
http://srdo.5bb.ru/uploads/0002/17/28/4601-2.jpg
стоя
http://srdo.5bb.ru/uploads/0002/17/28/4602-1.jpg
лёжа

Конвоировать пленного нужно только в связанном состоянии! В случае крайней необходимости на короткое время пленного можно конвоировать на небольшое расстояние (в удобное место) на болевом приеме.

Некоторые способы доставки (транспортировки) пленного.
http://srdo.5bb.ru/uploads/0002/17/28/4601-3.jpg
http://srdo.5bb.ru/uploads/0002/17/28/4601-4.jpg
http://srdo.5bb.ru/uploads/0002/17/28/4603-1.jpg
Способы доставки (транспортирования) пленного с использованием палки.
http://srdo.5bb.ru/uploads/0002/17/28/4601-5-f.jpg
Связывание пленных для конвоирования.
http://srdo.5bb.ru/uploads/0002/17/28/4603-2-f.jpg
Сковывание пленного палкой
http://srdo.5bb.ru/uploads/0002/17/28/4603-3.jpg
Сковывание пленного у дерева с обхватом другой ногой.
http://srdo.5bb.ru/uploads/0002/17/28/4604-1.jpg

Источник:zakon-grif.ru

0

2

ДОПРОС ВОЕННОПЛЕННЫХ

В сборнике обобщен опыт частей и соединений Советской Армии по методике допроса военнопленных, накопленный за годы Великой Отечественной войны, а также определены функциональные обязанности военных переводчиков полка, дивизии, корпуса и следственной части аппарата начальника разведки армии.

ВВЕДЕНИЕ

Многочисленные примеры из военной истории показывают, что допрос пленных и перебежчиков во время войны является одним из важнейших источников добывания сведений о противнике.
В ходе Великой Отечественной войны, в связи с общим развитием техники, войсковая разведка обогатилась новыми, в прошлом неизвестными или ограниченно применявшимися средствами разведки: аэрофотосъемкой с больших высот и перспективной съемкой с бреющего полета, визуальным наблюдением с самолетов, многообразными средствами артиллерийской инструментальной разведки, радиоразведкой, радиолокацией и др. Однако перечисленные средства разведки не умаляли, а, наоборот, повышали значение допроса пленных и перебежчиков, как одного из важнейших источников получения разведывательных сведений, Самый факт захвата пленных, принадлежащих к той или иной части противника, как правило, свидетельствовал о наличии этой части в данном районе.

В ходе Великой Отечественной войны, как захватом пленных различных частей, дивизий, так и посредством допроса их на всех фронтах Советской Армии ежедневно подтверждалось и проверялось от сорока до шестидесяти номеров дивизий; это давало возможность в течение трех-четырех дней перепроверить всю группировку немецко-фашистских войск, находившихся на фронте непосредственно в первом эшелоне.
На основании показаний пленных, при умелом ведении допроса и тщательном изучении документов, отобранных у них, а также других материалов наши разведчики имели возможность судить о силе, составе, группировке, боеспособности и намерениях противника, о его укреплениях, системе огня, вооружении и политико-моральном состоянии. Все эти сведения облегчали командованию общую ориентировку,

Приведенные примеры показывают важное значение правильного отбора пленных.
Немаловажной задачей офицера-разведчика является приобретение навыка в отборе по внешним признакам из общей массы пленных именно тех, которые могут сообщить наиболее ценные сведения. Умение "читать по лицам" приобретается только опытом, и дать какие-либо определенные указания по этому вопросу очень трудно. Под внешними признаками не следует понимать состояние одежды, характерные особенности сложения и другие частности внешнего порядка. Внешний вид пленного только иногда и лишь в некоторой степени может определить особенности его характера.

Совершенно особо следует рассмотреть вопрос о пленных офицерах. Практика Великой Отечественной войны показала, что допрос офицеров должен производиться обязательно, независимо от должности, которую занимал пленный. Поэтому в любом случае, как при массовом, так и при одиночном захвате в плен, офицерский состав должен быть допрошен полностью. В некоторых случаях допрос пленного офицера не представит для дивизионных и корпусных разведчиков значительного интереса, между тем как вышестоящий штаб сможет извлечь из его показаний важные сведения.

Так, в августе 1944 г. во время боев на Дубисском оборонительном рубеже (1-й Прибалтийский фронт) был захвачен лейтенант, принадлежавший к 548-й пехотной дивизии немцев. Одновременно с ним были захвачены три солдата из состава роты, которой этот лейтенант командовал. Все четверо были допрошены, и офицер дал наименее интересные показания. При допросе в штабе дивизии и в штабе корпуса не обратили внимания на слабые познания пленного лейтенанта, его просто сочли мало осведомленным офицером и не придали этому обстоятельству никакого значения. Однако во время допроса в вышестоящем штабе офицеры-разведчики обратили внимание не только на слабую осведомленность пленного, но и на его тактическую малограмотность. Это позволило повести допрос в совершенно иной плоскости и получить ряд ценных сведений о порядке подготовки офицерского состава для так называемых "народно-пехотных" дивизий фольксгренадире, впервые появившихся на советско-германском фронте в начале осени 1944 г. На основании полученных сведений можно было составить суждение об умении офицерского состава данной дивизии управлять боем. В дальнейшем, после прорыва нашими войсками Дубисского оборонительного рубежа, вторая "народно-пехотная" дивизия была смята и быстро разгромлена. Офицерский состав дивизии не только не сумел организовать сопротивления, но даже не обеспечил своим подразделениям возможность отхода, и солдаты разбежались по лесам.

Пленные офицеры всегда представляют для офицера-разведчика интерес как источник получения сведений. Поэтому, независимо от того, какие боевые действия ведет соединение (часть), захватившее пленного, допрос офицера должен быть произведен тщательно, в пределах тех вопросов, которыми интересуется командование соединения (части) для тактического ведения боя. Подробный и разносторонний допрос пленных офицеров производится в штабах армии и фронта.

ОБЫСК ПЛЕННОГО

Обыск пленного должен производиться чрезвычайно тщательно.
Прежде всего, следует учесть, что пленный может хранить при себе документы, представляющие ценность для разведки.
Наиболее оправдавшим себя методом повторного обыска, если пленный уже обыскан в подразделении, захватившем его, является отдача приказания вынуть все из карманов и других потайных мест. После того как пленный заявит, что вынул из карманов и других мест хранения абсолютно всё, необходимо произвести контрольный обыск. Такой обыск ни в коем случае не должен производиться офицером-разведчиком, ведущим допрос, или военным переводчиком. Обыск производится лицом, специально выделенным для этой цели (кем-либо из охраны или конвоиров).
Если пленный что-либо утаил, надо внимательно исследовать, что именно и в каких целях. В тех случаях, когда пленный пытается сохранить какие-нибудь записи, документы или предметы, необходимо немедленно изъять их и тщательно изучить.
В ноябре 1943 г. во время боев в днепровских плавнях (северо-восточнее Херсона) была захвачена на переднем крае разведывательная группа 73-й пехотной дивизии немцев. Захваченных солдат и унтер-офицера тщательно обыскали на месте захвата и затем в штабе полка. При повторном допросе в штабе дивизии снова произвели тщательный обыск и в головном уборе унтер-офицера обнаружили листок папиросной бумаги, на котором была нанесена схема района действий разведывательной группы, где обозначены проходы в немецких минных полях. Этот документ немедленно и с большим успехом использовали наши разведчики.
В некоторых случаях пленные пытаются сохранить деньги, личные письма, фотографии, амулеты и принадлежности религиозного культа. Это дает возможность офицеру, ведущему допрос, судить о характерных особенностях пленного (скупость, привязанность к семье, суеверие, религиозность и пр.) и использовать их при допросе.
В условиях оборонительного боя или стабильного положения на фронте, когда количество пленных незначительно, они подвергаются тщательному обыску непосредственно в частях. Во время наступления, когда поток пленных велик, произвести тщательный обыск всех пленных не всегда представляется возможным. Однако во всех случаях необходимо произвести обыск с целью изъятия как огнестрельного, так и холодного оружия. Пренебрежение этим требованием может привести к неприятным последствиям. Необходимо учитывать, что не всегда конвоирование военнопленных осуществляется с достаточной строгостью. По пути следования даже предварительно обезоруженные военнопленные могут подобрать валяющиеся оружие и боеприпасы.
В марте 1945 г. во время боев на фишхаузенском направлении в штаб одной из наших армий поступила большая группа пленных, предварительно обысканных в частях. При контрольном обыске у двоих пленных были обнаружены в капюшонах зимних курток ручные гранаты советского образца, подобранные ими в пути следования. На допросе пленные признались, что они замышляли побег и для этой цели вооружились.
Такие случаи всегда могут быть, и офицер, производящий допрос, обязан, прежде чем приступить к своей работе, приказать обыскать пленного.

ОБСТАНОВКА ДОПРОСА

Офицеры-разведчики должны уметь допрашивать пленных в любых условиях. Местом для допроса в действующей части или соединении могут служить воронка от снаряда, развалина дома, любой окоп или укрытие.
Однако при малейшей возможности ведение допроса следует организовать так, чтобы при нем присутствовали лишь те лица, которые имеют к нему прямое отношение. Всякий лишний человек мешает допрашивающему сосредоточиться, отвлекает внимание пленного, нарушает обстановку допроса неуместными вопросами и замечаниями. На допросе должны присутствовать допрашивающий и переводчик. Если присутствует представитель командования, то он тем самым берет на себя обязанности допрашивающего и проводит допрос самостоятельно. В противном случае его присутствие ставит офицера-разведчика в зависимое положение, что отрицательно повлияет на результаты допроса.
Исключение может быть сделано для представителей родов войск, когда допрос пленного производится по специальным вопросам, в которых офицер-разведчик не компетентен. Однако и в этих случаях допрос следует разбить на две самостоятельные части: в первой - офицер-разведчик допрашивает пленного без участия специалистов, во второй - производит допрос по специальным вопросам в присутствии представителя того или иного рода войск.
Не следует допускать присутствия на допросе солдат, несущих охрану, или конвоиров.
Может случиться, что сведения, полученные от пленного, не будут соответствовать действительности, явятся плодом его воображения, результатом неосведомленности или просто злостной дезинформацией. Такие сведения не должны получать распространения, так как они ведут к распространению ложных слухов и к дезориентации своих войск. Это еще одна причина, по которой присутствие лишних людей на допросе недопустимо.
Допрос в штабе полка осуществляется в полевых условиях, и офицеру-разведчику зачастую приходится допрашивать пленных в неудобном помещении или где-либо на местности. Офицер-разведчик, ведущий допрос в полевых условиях, должен быть чрезвычайно предусмотрительным и заранее принять меры для предотвращения возможности побега пленного. Допрос в штабе дивизии или в штабе корпуса, а особенно в штабе армии, осуществляется в боле удобных для допрашивающего условиях.
Во всех случаях следует строго соблюдать обязательное правило - не производить допроса пленного непосредственно на самом командном пункте. Для ведения допроса может быть избрано любое помещение, находящееся в некотором отдалении от расположения штаба соединения. Место для допроса, особенно в штабе армии, необходимо выбирать с таким расчетом, чтобы пленный по пути на допрос и после него не видел признаков, характеризующих наличие крупного штаба: линий телеграфно-телефонной связи, замаскированных стоянок автомашин, значительного количества офицеров и пр. Ни при каких обстоятельствах пленный не должен знать или догадываться, в какой инстанции его допрашивают.
Пленные, подвергающиеся длительному и всестороннему допросу, должны содержаться в таком помещении, которое позволяет хорошо организовать охрану и изолировать уже допрошенных лиц от пленных, еще подлежащих допросу. Пленных офицеров необходимо содержать отдельно, чтобы они не смогли оказывать влияния на солдат. Независимо от воинского звания пленных, общение их с местными жителями и лицами, не имеющими отношения к составу разведывательно-следственной части, недопустимо.
Место допроса должно находиться на таком расстоянии от помещения, где содержатся пленные, чтобы исключалась всякая возможность подслушивания или подглядывания.
Помещение, где производится допрос, следует содержать в образцовой чистоте и порядке. Совершенно недопустимо, чтобы в этом помещении кто-либо спал или чтобы в смежных помещениях во время допроса упражнялись в пении, игре на музыкальных инструментах и т. п. Нужно помнить,
что помещение для допроса - такое же штабное помещение, как и всякое другое. Все ссылки на фронтовые условия в данном случае являются необоснованными и даже вредными, так как в самой трудной полевой обстановке всё же можно соблюдать порядок и чистоту, используя для работы хотя бы пленных.
В помещении для допроса не должно быть ничего лишнего. Лучше всего для этой цели использовать комнату, в которой имеется лишь стол и стул для допрашивающего. На стенах комнаты не должны висеть плакаты, картины и пр. В некоторых случаях полезно, чтобы в том месте, где происходит допрос, висела трофейная карта района, в котором был захвачен пленный. Карта должна быть чистой и без каких-либо пометок; она должна быть повешена так, чтобы пленный мог указывать на ней необходимые пункты, не приближаясь к столу допрашивающего.
В помещении не должно быть никаких предметов, которыми пленный мог бы нанести удар допрашивающему. Особенно тщательно нужно следить за этим в тех случаях, когда на допросе присутствует кто-либо из командования.
Помещение, где производится допрос, обязательно должно охраняться. У входной двери снаружи устанавливается пост. В случае надобности второй пост устанавливается у окна с наружной стороны. Часовые должны быть точно проинструктированы и нести службу в строгом соответствии с установленным порядком. Выставлять внутренний пост нежелательно, так как присутствие лишнего человека помешает допрашивающему. Ошибочно мнение, что внутренний пост нужен для обеспечения безопасности допрашивающего. Офицер, ведущий допрос, ни при каких обстоятельствах не должен опасаться пленного, а обязан силой морального воздействия сломить всякое стремление пленного к сопротивлению и поставить его в зависимое положение.
Опрашивающий обязан иметь при себе исправное и заряженное огнестрельное оружие.
Неправильно делает ведущий допрос офицер-разведчик, когда вынимает оружие и кладет его перед собой на стол.
Так нельзя поступать по следующим соображениям: слабовольный или напуганный пленный начнет лгать и путать, пытаясь избежать якобы неминуемой расправы; волевой сильный, предполагая близкую смерть, либо еще более замкнётся, либо, воспользовавшись удобным моментом, попытается схватить оружие и использовать его для самоубийства или для убийства допрашивающего офицера.
Если допрос производится в темном помещении или в ночное время, следует позаботиться о наличии освещения. Оно является неотъемлемой частью методики допроса. Офицер-разведчик должен иметь полную возможность видеть выражение лица пленного и наблюдать за ним во время допроса. У большинства людей, особенно в момент нервного напряжения, лицо отражает внутреннее состояние, вследствие чего допрашивающий может определить, лжет пленный или нет, уверен ли он в своих показаниях или сомневается, как он реагирует на неожиданные вопросы и т. д.
Пленный дает свои показания стоя. Допрос ни при каких обстоятельствах не должен напоминать "дружескую беседу", и разрешение давать показания сидя может быть предоставлено пленному лишь в тех случаях, когда он находится в очень плохом физическом состоянии. Допрос раненых пленных производится по-разному, в зависимости от обстоятельств.
Пленный обязан соблюдать все требования воинской дисциплины, принятые в его армии; эти правила поведения должны быть известны допрашивающему. Нельзя требовать, чтобы пленный вел себя по правилам, установленным в Советской Армии, так как они могут быть ему неизвестны.
Очень часто перебежчики и дезертиры пытаются держаться непринужденно и хотят чувствовать себя "на равной ноге" с допрашивающим их офицером. Такое положение нетерпимо и должно пресекаться немедленно.
Независимо от причин, побудивших пленного сложить оружие, он обязан в полной мере соблюдать дисциплину. Малейшее попустительство в этом вопросе ведет к нежелательным и вредным последствиям.
Пленный должен знать воинское звание допрашивающего офицера и называть его в соответствии с этим званием. Допрашивающий сам пользуется правом называть его по фамилии, не обозначая звания. Только в тех случаях, когда офицер-разведчик найдет это нужным в интересах допроса,
можно допускать исключения в отношении захваченных в плен офицеров. Если имеются доказательства добровольной капитуляции офицера, за ним сохраняются права и преимущества, предусмотренные соответствующими положениями, действующими в Советской Армии.

Грубейшую ошибку допускают допрашивающие, обращаясь к пленному на "ты". В большинстве случаев обращение на "ты" у западных народов является не оскорбительной, а дружеской формой. Во время допроса необходимо придерживаться формы обращения, указанной в уставах Советской Армии, не допускающих обращения на "ты".
Требуя от пленного соблюдения всех внешних признаков проявления дисциплины, допрашивающий обязан помнить о том, что сам он является представителем Советской Армии. Он своим внешним видом должен внушать уважение к представляемой им армии. Совершенно недопустимо, чтобы допрашивающий имел худший вид, чем тот офицер, которому подчинялся пленный в своей армии. Внешняя подтянутость, умение держаться внушительно и независимо, соблюдение даже в трудных полевых и боевых условиях, внешнего вида, достойного звания офицера Советской Армии, является исключительно важным обстоятельством в работе офицера-разведчика.
Говоря об обстановке допроса, нельзя не остановиться на таком важном обстоятельстве, как поведение допращивающего; оно непрерывно воздействует на пленного и зачастую определяет успех допроса. Хладнокровие должно быть присуще всякому разведчику, а в особенности допрашивающему пленных. Допрашивающий должен всем своим поведением создавать на допросе строгую и спокойную обстановку. В любых случаях, даже самых сложных и рискованных офицер-разведчик обязан сохранять ясность мысли и спокойствие. Ничто так не вредит допросу, как беспокойное поведение допрашивающего. Бессмысленное повышение тона, крик, суетливость, размахивание руками и прочие проявления беспокойства никогда не приводят к положительным результатам. Потеря управления собственными чувствами неминуемо приводит к тому, что ведущий допрос не сможет сосредоточиться, потеряет ясность мысли и лишит допрос целеустремленности.
Следует помнить, что среди пленных встречаются опытные и наблюдательные люди, которые сразу учтут неуравновешенность допрашивающего и не подчинятся его моральному воздействию.
Не следует думать, что хладнокровие есть врожденное состояние. Это неверно: оно дается длительной работой над собой, и каждый, кто будет тренировать себя в этом направлении, достигнет положительных результатов. Фронтовые условия являются прекрасной школой для выработки хладнокровия и спокойствия. Всем известно, что поведение солдата и офицера, впервые попавших в условия боя, резко отличается от поведения опытного фронтовика. Это объясняется тем, что "обстрелянный" фронтовик сумел приобрести необходимые навыки, закалил свою волю и чувства под огнем противника и научился сохранять спокойствие даже когда его жизни грозит непосредственная опасность. Воспитание хладнокровия является неотъемлемой частью работы офицера-разведчика над собой, которая должна вестись в любых условиях, постоянно и систематически, как в мирное, так и в военное время.

В ряде случаев показания пленных содержали очень важные сведения, имевшие решающее значение для подготовки и проведения крупнейших операций Советской Армии. Так, в нюне 1943 г. пленный немецкий офицер, захваченный в глубоком тылу противника и переброшенный затем через линию фронта, дал показания о сосредоточении крупных сил немцев в районе Орла с целью наступления на Курск, а также сообщил о дальнейших намерениях немецкого главного командования в связи с подготовкой к летнему наступлению 1943 г. Эти показания в сочетании с другими данными, имевшимися в распоряжении командования Советской Армии, позволили разгадать замыслы немцев относительно наступления на Курск и их планы дальнейшего ведения летней кампании 1943 г. За день до наступления немцев на Курск были захвачены немецкие саперы-разведчики, разведывавшие наши минные поля. Ночью, накануне начала наступления, другие захваченные в плен немцы на допросе подтвердили показания саперов-разведчиков о времени начала артиллерийской подготовки.
По поводу провала немецкого наступления на Курск командир 19-й немецкой танковой дивизии генерал-лейтенант Шмидт в своем дневнике писал: "Русские были полностью осведомлены о подготовке нашего наступления, вплоть до того, что знали о перенесении начала нашей артиллерийской подготовки на 10 минут позже. В результате этого в момент, когда наши части сосредоточились на исходных позициях (за несколько минут до нашей артиллерийской подготовки), русские открыли по ним ураганный артиллерийско-минометный огонь, который сразу же нарушил все наши планы".
В ходе Великой Отечественной войны захвату пленных и их допросу придавал большое значение товарищ Сталин. Им был отдан приказ о создании при разведывательных отделах штабов армий и фронтов следственных частей. На них возлагались основные функции по организации и проведению допроса пленных и перебежчиков в штабах армий и фронтов, руководство переводчиками штабов корпусов, дивизий и полков по допросу пленных и помощь переводчикам в их работе.
Во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. допрос пленных, как правило, производили офицеры-разведчики. Однако в ряде частей и соединений обстановка заставляла поручать ведение допроса пленных полковым, дивизионным и корпусным переводчикам. В тех случаях, когда переводчик был подготовлен в военном отношении и обладал необходимыми для ведения допроса знаниями и способностями, допрос пленных осуществлялся грамотно, целеустремленно и приносил огромную пользу командованию.

Как показал опыт Великой Отечественной войны, функции военных переводчиков следующие.

Военного переводчика полка:

участвовать при допросе пленных, перебежчиков и всех подозрительных лиц, задержанных в районе расположения или действий полка, а также при опросе местных жителей;
вести протоколы допроса;
вести учет трофейных документов; после беглого просмотра всех захваченных документов, собранных на поле боя (солдатских книжек убитых, боевых распоряжений, приказов, директив, схем и карт, писем, газет и т. п.), и записи нужных сведений немедленно направлять в штаб дивизии;
докладывать начальнику разведки полка новые сведения о противнике, поступившие в его отсутствие;
с разрешения начальника разведки полка направлять допрошенных лиц вместе с отобранными у них документами, на которые должна быть составлена опись) начальнику разведки дивизии в сроки, установленные последним;
выполнять отдельные задания по поручению начальника разведки полка.
Кроме выполнения своих основных обязанностей, переводчик помогает начальнику разведки полка в сборе, получении и обработке разведывательных сведений о противнике и в передаче информации командирам подразделений.

Военного переводчика дивизии (корпуса):

участвовать при допросе пленных, перебежчиков и всех подозрительных лиц, задержанных в полосе действий дивизии;
просматривать все трофейные документы, записывать необходимые сведения и переводить те документы, которые оставлены с разрешения высшего штаба;
вести учет захваченных пленных и документов, вести протоколы допроса;
организовать отправку военнопленных и документов;
выполнять поручения начальника разведки дивизии (начальника разведки корпуса) и помогать его помощнику
в сборе и обработке (учете) разведывательных донесений, а также в информации частей.
Переводчик докладывает начальнику или его помощнику все новые сведения, полученные в результате допроса пленных и в процессе изучения трофейных документов.

Допрос пленного в звене полк - дивизия, как правило, производился в объеме, необходимом для получения сведений в интересах ведения боя.
Исключительное значение имел быстрый и целеустремленный допрос пленных, захваченных во время боя передовых батальонов перед началом наступления наших войск. В этих случаях офицер-разведчик быстро, но тщательно выяснял только те вопросы, знание которых обеспечивало командованию подготовку к наступательному бою и его успешное проведение. Все полученные сведения без малейшего промедления докладывались командованию и вышестоящему штабу. При этом особую роль играли предварительные донесения, которые содержали наиболее ценные сведения, полученные в результате допроса пленных. Предварительные донесения передавались вышестоящему штабу теми средствами связи, которые обеспечивали наиболее быструю доставку.
В следственной части начальника разведки армии производился допрос с целью дополнения сведений, полученных от пленных, в нижестоящих звеньях. Подробность допросов определялась знанием начальником разведки армии противостоящего противника и задачами, которые были поставлены командованием и начальником разведки фронта.

Практика войны дала возможность определить для следственной части следующие функции:

ведение допроса пленных, перебежчиков, а также опрос местных жителей;
тщательное изучение документов, отобранных у пленных;
изучение и обработка всех сведений, полученных в результате допроса пленных и просмотра документов, и доклад их начальнику разведки армии;
составление протоколов допроса с учетом личных документов, отобранных у пленных;
составление проекта пункта разведывательной сводки "По показаниям пленных";
ведение рабочей карты группировки войск противника перед фронтом армии и соседей;
сообщение заинтересованным штабам родов войск и специальных войск, политическому отделу и органам "Смерш" о захвате пленных-специалистов с указанием времени, отведенного им для дополнительного допроса;
по указанию начальника разведки информация войск по интересующим их вопросам; обеспечение их сведениями, полученными на основании показаний пленных и в результате изучения захваченных документов; отправка протоколов допросов, трофейных документов и переводов начальнику разведки фронта и при необходимости тому соединению, на участке которого пленный захвачен;
контроль за своевременной отправкой пленных и трофейных документов в вышестоящий штаб;
руководство приемом пленных от частей и соединений, организация обыска, размещения, охраны и питания пленных, а также отправки больных и раненых пленных в госпиталь;
ведение поименного персонального учета допрошенных пленных и перебежчиков, выявленных полевых почт и различных опознавательных знаков;
отправка с разрешения начальника разведки политическому отделу писем, фото, периодической литературы и копий материалов, характеризующих политико-моральное состояние войск противника;
составление на основе показаний пленных для вышестоящих разведывательных инстанций ежемесячных справок по характеристике офицерского состава противника, со списками выявленных полевых почт, условных обозначений, принятых в документах противника и пр.;
составление ежемесячных отчетов о работе следственной части;
поддержание тесного контакта с отделами (отделениями) управления тыла, ведающими эвакуацией военнопленных, и с представителями ближайших пунктов приема пленных в целях обеспечения правильного отбора пленных для допроса и учета противника по частям и соединениям, если захват пленных носит массовый характер.
Практика работы следственных частей подтвердила целесообразность составления суточного обзора показаний пленных. Это - расширенный (по сравнению с разведывательной сводкой) материал, в котором приводились все показания пленных, заслуживавшие внимания и могущие послужить информационно-справочным материалом, как для вышестоящих разведывательных аппаратов, так и для родов войск. Суточный обзор направлялся вышестоящему штабу по телеграфу и дублировался по почте; ежедневно этот обзор докладывался командованию.

Для того чтобы получить от пленных правдивые показания в наиболее короткий срок, начальник следственной части должен:

владеть языком противника;
в совершенстве владеть тактикой и техникой допроса; уметь подойти к пленному с учетом его индивидуальных особенностей и предупредить дезинформацию;
хорошо знать структуру армии противника, ее вооружение, тактику действий, а также государственное устройство и экономику воюющей с нами страны;
знать обстановку перед фронтом! армии и на участках соседей.
Перед допросом начальник следственной части получал у начальника разведки или у начальника информационного направления указания о том, какие вопросы подлежат выяснению в первую очередь.
Обычно на допросах выявлялись следующие вопросы:

нумерация частей, дислокация штабов, группировка войск, их вооружение и боевой состав;
задачи части (соединения) и ближайшие намерения противника (приказ);
особенности в тактике действий всех родов войск противника;
состояние действующей части, ее организация, численный и боевой состав, вооружение; офицерский состав (его настроение и отношение к солдатам);
инженерные сооружения и поддерживающие огневые средства (артиллерия, штурмовые орудия, танки и др.);
подготовка к химической войне; местоположение и характер резервов и тыловых объектов;
данные о новом оружии; организация разведки и тактика действий разведывательных подразделений противника.
Постоянное изучение политико-морального состояния войск противника являлось неотъемлемой частью нашей разведывательной деятельности. Допрос, касающийся политико-морального состояния, так же как и допрос по всем другим разделам, не велся по шаблону, так как политико-моральное состояние противника невозможно установить, задав один общий вопрос. Его обычно расчленяли на ряд составных элементов: настроение, дисциплина; возрастной и национальный состав; потери и пополнение; питание и обмундирование; условия боевой жизни. Допрос велся в понятной и доступной пленному форме; затрагивались те вопросы, в которых он мог разобраться и на какие мог ответить. Совокупность этих ответов и позволяла офицеру-разведчику придти к правильному выводу.
По указанию начальника разведки начальник следственной части руководил обучением переводчиков частей и соединений тактике и методам ведения допроса и инструктировал их о порядке изучения отобранных у пленных документов.
Следственная часть обычно располагалась вместе с аппаратом начальника разведки в первом эшелоне штаба армии. Однако допрос пленных производился вне расположения командного пункта (в 3-5 км от него).
При большом скоплении пленных на армейских пунктах отбора пленных допрос их по приказанию начальника разведки следственная часть производила на этих пунктах.

Допрос пленного или перебежчика производился в первую очередь офицерами-разведчиками. Лишь после того как начальник разведки заканчивал допрос, пленный передавался другим органам и заинтересованным представителям других родов войск и специальных войск.

В период наступательных боев следственная часть располагалась вблизи начальника разведки, имея телефонную связь с коммутатором штаба армии. При необходимости один из офицеров следственной части находился на наблюдательном пункте командующего армии. В период наступательных боев при большом наплыве пленных переводчики информационного направления помогали в порядке взаимопомощи следственной части.
Практика допроса пленного показала, что не во всех случаях пленный отвечал на вопросы, которые представляли интерес для командования. Многое зависело от степени осведомленности самого пленного и от умения допрашивающего выведать все то, что пленному известно. Это умение приобреталось офицером-разведчиком и переводчиком постепенно, в процессе длительной и вдумчивой работы над собой, путем глубокого изучения особенностей разведывательно-следственной работы и углубления своих военных знаний.
Большое значение для допрашивающего и для переводчика имело знание разговорного языка, на котором изъяснялся пленный. Незнание переводчиком разговорной речи обычно вредно отражалось на результатах допроса. Чем лучше допрашивающий или переводчик владел языком противника, тем большее количество разнообразных и целеустремленных вопросов мог он поставить пленному и тем скорее добивался положительных результатов.

Практика Великой Отечественной войны показала, что важные данные о противнике могут быть получены также посредством изучения захваченных документов, вооружения, обмундирования, снаряжения, а также путем осмотра поля боя и бывших районов (мест) размещения войск противника. Поэтому начальники разведки всех степеней стремились не только к систематическому захвату пленных, но и документов, образцов нового оружия, техники, снаряжения.
На поле боя тщательно просматривалось все имущество, оставленное противником, особенно в тех местах, где располагались его штабы.
При сборе документов наши разведчики не пренебрегали частной корреспонденцией, телеграфными лентами, книгами, радиограммами, отдельными обрывками документов.
В период оборонительных боев разведчики, как правило, захватывали солдатские книжки, письма, записные книжки, фотографии, газеты, а в некоторых случаях ротные и батальонные боевые документы, журналы наблюдения и материалы пропагандистского характера.
Во время активных действий наших войск разведчики имели большую возможность захватывать штабные документы батальонов, полков, дивизий и документы других штабов.
О захвате документов (с указанием, где, в какое время какие захвачены документы и кому они принадлежали) немедленно любыми средствами! сообщалось вышестоящим штабам, а захваченные документы направлялись в штаб дивизии, где переводчик под руководством начальника разведки дивизии производил их первичный просмотр. Личные документы пленных после учета их направлялись в отдельном пакете со старшим конвоя.
Звено полк-дивизия не в состоянии было заниматься переводами трофейных документов, поэтому они после сортировки их немедленно отправляли вышестоящему начальнику разведки. Фотографии, письма, записи, принадлежавшие одному лицу, держали вместе.
При сортировке в штабе армии захваченных документов их обычно распределяли на следующие основные группы:

Приказы, приказания, распоряжения, официальные письма, служебные записки, сводки и другие оперативно-тактические документы. Эти материалы должны быть рассмотрены в первую очередь.
Официальные печатные издания (уставы, наставления, инструкции, приказы, сводки).
Графические документы (карты, схемы, эскизы и др.).
Личные солдатские книжки, знаки (они дают возможность установить род войск, номера частей, участвующих в боевых действиях, или номера их полевых почт и другие данные).
Дневники, записные книжки, частные записи (эти документы отличаются правдивостью и откровенностью).
Частная переписка (документы этого рода имеют ценность для выявления политико-морального состояния войск противника и изучения состояния его тыла).
Газеты и разные периодические издания.
Объявления гражданских властей.
Содержание этих документов переводчик докладывал начальнику разведки или начальнику информационного направления и получал указания о порядке перевода документов и отправки их штабу фронта.
В период наступления времени для детальной обработки всех документов часто не хватало. Поэтому практически делалось так: захваченные штабные документы быстро рассортировывались и из наиболее свежих оперативных приказов, карт с нанесенной обстановкой, системой огня и ограждениями, донесений о боевом и численном составе, потерях и пополнениях, т. е. из материалов, способствовавших выяснению боевых порядков противника, передвижений его войск, определению его замыслов, намерений и группировки, выбирались нужные сведения.
После чего документы, без перевода их немедленно отправлялись вышестоящему начальнику разведки. Отправке подлежали также уставы и наставления, газеты, журналы, письма, записные книжки, фотографии.

Шифры, коды, документы по радиосвязи, особо важные приказы и карты с нанесенной обстановкой, а также новые образцы оружия и разные личные документы гражданских лиц направлялись начальнику разведки фронта немедленно.

Категорически запрещалось делать на подлинных документах помарки и заметки, так как это могло ввести в заблуждение офицера-разведчика при последующей обработке документа в вышестоящем соединении. Надписи на оперативных документах и повседневные приказы по полку и дивизии давали возможность выявить фамилии лиц командного состава, а по фамилиям установить принадлежность подразделения, части и соединения.
Особое внимание уделялось анализу карт с нанесенной обстановкой, схем (карт) с участками обороны, планов минных полей и заграждений. Такие документы после быстрой первоначальной обработки немедленно доводились до войск, докладывались командованию и представлялись начальнику разведки фронта, так как почерпнутые из них сведения при последующем развитии боя оказывались зачастую очень ценными.
Краткое содержание переведенных оперативно-разведывательных документов, имеющих важное значение для боя, немедленно передавалось в нижестоящие штабы и докладывалось вышестоящим штабам до начальника разведки фронта включительно (по телеграфу или по радио).

Опыт Великой Отечественной войны по вопросам разведки многообразен и требует глубокого изучения. Предлагаемая работа обобщает методику допроса пленного. Она может быть рекомендована в качестве вспомогательного материала, используемого при подготовке офицеров-разведчиков и военных переводчиков в частях, соединениях и в учебных заведениях.

Автор: генерал-майор Сурин С. И.

0

3

После захвата пленного, документов, оружия надо немед ленно ликвидировать последствия нападения. Противник дол жен как можно позже обнаружить следы ваших действий. Бы­стрый отход и транспортировка пленного должны осуществ ляться организованно с охраной и прикрытием группы захвата.
В случае внезапной встречи с противником нападать следует первым, используя всю мощь своего оружия. При действиях в горных условиях пленного надо вытаскивать из ущелий, спу­скать вниз с обрывов и т.д., поэтому транспортировать плен ного надо связанным, действуя так, как показано нарис.

При захвате пленного он может оказаться раненным. Если ранение не позволяет пленному двигаться самостоятельно, а его нужно доставить на место, то необходима транспортировка. В случае если рана достаточно серьезна чтобы пленный мог оказать сопротивление, то в этом случае его связывание можно не производить. После перевязки его раны, транспортировка может быть осуществлена одним из нижеуказанных способов. Если условия позволяют передвижение в полный рост, то транспортировка может производиться на себе в одиночку:

а — с захватом на плечи (на «мельницу») ; б — с захватом на спину, руками поддерживая за подколен ные сгибы.

транспортировка вдвоем:

на руках (за руки и за ноги — слева вверху);

на руках (руки крест-накрест, справа вверху и ниже);

на самодельных носилках.

транспортировка на волокуше и общий вид волокуш.

транспортировка на плащ-накидке.

Если передвижение в полный рост невозможно, то транс портировка пленного осуществляется переползанием (рис. 5, а-г).

переползание спиной вперед с захватом за ворот (или ремнем, пропущенным под мышками); Рис. 5,6 — на левом боку;

рука пленного зажата под мышкой правой руки. Передвигаться при этом необходимо «по-пластунски», ра ботая локтями рук и ногами.

с захватом руки на плечо.

Передвигаться на боку или спиной вперед следует работая последовательно руками (локтями) и ногами: при этом голова пленного должна покоиться на вороте, в приподнятом от земли положении. В относительно безопасном месте, где можно пе редвигаться в полный рост, способы переноски пленного более ускоренные.

0

4

ИЗ ДОКЛАДОВ И ВЫСТУПЛЕНИЙ НА СБОРАХ

Б. ОРГАНИЗАЦИЯ, ПОДГОТОВКА И ПРОВЕДЕНИЕ ПОИСКОВ

Лейтенант Ульянов

Как мы берем "языков"

1. Подготовка.
Получив задачу на проведение поиска, мы сначала подробно знакомимся с местностью по карте, выбираем выгодные пути подхода к объекту поиска. Затем изучаем участок действий с наблюдательного пункта, после чего, возможно ближе подобравшись к немецкой обороне, уточняем результаты наблюдения. Таким образом, командир, проводящий разведку, имеет возможность наилучшим образом использовать тактические свойства местности для, успешного выполнения боевой задачи. Вылазку в расположение противника обычно проводим ночью.
Наблюдение за районом; поиска лучше всего вести с двух наблюдательных пунктов: с одного наблюдать за объектом поиска в лоб, с другого - сбоку.
Задача наблюдения: определить расположение немецких огневых средств, режим огня, состав гарнизона, порядок смены его, пути движения часовых, места наиболее выгодного подхода к объекту поиска, действия вражеских ракетчиков и т. п.
Ночью необходимо усилить подслушивание; для этого следует выдвигаться к переднему краю или к передовым подразделениям противника по возможности вплотную.
2. Состав разведывательных групп.
Каждому ясно, что в разведку следует подбирать решительных, смелых бойцов, уверенных в себе, могущих найти выход из любого трудного положения.
Разведывательная группа подразделяется на несколько подгрупп. Подгруппа захвата состоит из 5-8 человек и возглавляется командиром подгруппы, бывалым и опытным воином. Бойцы подгруппы захвата разбиваются попарно, в каждой паре назначается старший, каждая пара получает конкретную задачу: одна - захватить "языка"; другая - атаковать огневую точку; третья - связать пленного и вытащить из траншеи и т. д. Действуя попарно, бойцам легче помогать друг другу во время поиска.
В подгруппу разграждения могут входить два сапёра и два разведчика. Задача этой подгруппы - проделать проходы в заграждениях противника.
Ещё одна или две подгруппы обеспечения выделяются для прикрытия подгруппы захвата от внезапного нападения врага. Численность подгрупп обеспечения - по 2-3 человека.
Командир разведывательной группы со связным может находиться в любой из подгрупп, однако желательно, чтобы он находился поближе к подгруппе захвата; отсюда ему удобнее руководить всеми действиями.
3. Предварительная разведка.
После того как путём наблюдения удалось выяснить приблизительную картину вражеской обороны проводится предварительная разведка. Выбирается наиболее скрытый участок для движения: лощина, кустарник, овраг, болото. Все разведчики должны скрытно подойти к проволочному заграждению и внимательно изучить район поиска. Резать проволоку в это время не следует, чтобы не выдать себя. Следует учесть еще одно обстоятельство: если ползёшь по траве, на ней остаётся заметный след движения, по которому утром противник сможет узнать, что здесь были разведчики. Поэтому, если перед проволокой находится трава, то вплотную к проволоке подползать не следует. Командир разведывательной группы должен найти заметные в темноте ориентиры через 25-30 метров каждый (отдельные деревья, воронки, пни), чтобы затем во время поиска не сбиться с правильного пути.
4. Порядок действий в поиске.
Перед выходом в поиск командир обязан еще раз проверить боевую готовность каждого разведчика и знание им своей задачи.
Разведчик должен быть вооружён автоматом (бойцам подгрупп обеспечения взять ещё запасные магазины), кинжалом, 3-4 гранатами Ф-1 и РГД-42. В подгруппе захвата желательно иметь 2-3 противотанковые гранаты (для разрушения блиндажей).
Установить сигналы для вызова огня, взять с собой телефонный аппарат с катушкой провода, поставить его в 80-100 метрах от противника. Другой аппарат остаётся в траншее нашего переднего края.
Первой выходит подгруппа разграждения. Её прикрывают два разведчика. Наша оборона в момент поиска должна проявлять обычную огневую активность и вести огонь (на безопасном удалении от разведчиков). Перед выходом в поиск рекомендуется выпустить несколько ракет на участке действий разведчиков, вести пулемётный огонь поверх их голов, - все эти хитрости будут маскировать действия разведчиков.
Двигаться надо скрытно и тихо. Если попадётся вода, то ноги не поднимать высоко, а медленно передвигать их в воде. По глине наступать сначала на пятку, а потом на носок. Строго воздерживаться от кашля, чихания.
Сапёры, проделав проход в проволочном заграждении противника, остаются возле него с нашей стороны и охраняют его. Один из разведчиков, прикрывавший подгруппу разграждения, вызывает подгруппу захвата и, когда она минует проход, вместе со вторым разведчиком присоединяется к ней. При резке проволоки несколько рядов сверху стоит оставить нетронутыми, чтобы при свете ракет противник не обнаружил прохода.
Разведчики подползают к объекту как можно ближе. Ползти надо так, чтобы можно было дотронуться до ноги впереди ползущего товарища. Это даёт возможность в нужный момент остановить или продвинуть вперёд всю группу. Особенно энергично надо проскакивать через проволоку - противник, как правило, усиленно простреливает её.
Подгруппы обеспечения занимают свои места по знаку командира разведывательной группы.
Если противник один, надо подползти к нему с тыла и постараться взять его без выстрела. Если же обнаружена группа противника, то надо быстро указать каждому разведчику цель, после чего они все вместе должны произвести по команде "огонь" 2-3 короткие очереди из автоматов и атаковать врага.Назначенные разведчики хватают противника, которого им удобнее схватить, и эвакуируют в своё расположение. Пленному надо сразу закрыть рот бинтом или тряпкой и связать руки. Беглый опрос его производится уже в пути.
Выждав, когда пленного уведут метров на 50-100, командир подаёт условный сигнал на отход.
При отходе важно прикрывать фланги и тыл во избежание обхода нашей разведывательной группы противником.
Отход по чистому полю лучше вести ползком - противнику труднее обнаружить разведчиков.
При обнаружении противником отхода наших разведчиков следует обстреливаться; лучше всего вести огонь при свете ракет, тогда не так видны вспышки наших выстрелов.
5. Как мы действуем парами.
В разведывательной группе у нас обычно действуют восемь разведчиков. Я разбиваю группы на четыре пары.
Опыт подтверждает, что разведчикам целесообразно работать парами.
В одном из последних поисков в паре действовали разведчики Ведмедь и Барбашин. Ведмедь, заметив в траншее немца, погнался за ним. Немец бежал быстро. Ведмедь старался догнать врага. Вдруг немец упал. Ведмедь, зацепившись за гитлеровца, перелетел через него и также упал. Тогда немец вскочил и подмял Ведмедя. Положение разведчика было критическим. Но Барбашин, видя, что Ведмедь бежит за немцем, поспешил туда же. Он подоспел к месту схватки во-время. Бойцы вдвоём одолели немца, окрутили его и потащили к своим.
Желательно, чтобы пары были постоянными: сработавшись, люди действуют ещё успешнее.
6. Некоторые выводы.
Я убедился на опыте, что перед поиском надо обязательно проводить практические занятия на местности, сходной с районом действий, чтобы добиться от каждого разведчика твёрдого знания своих обязанностей.
После операции необходимо провести подробный разбор поиска, выявить обнаруженные недостатки и положительные стороны.
Очень важно немедленно поощрять отличившихся разведчиков и также, не откладывая дела в долгий ящик, строго взыскивать с нерадивых.
Были у меня бойцы, которые в разведке не умели удержаться от кашля. Только одно это порою срывало нам выполнение задачи. Таких людей нельзя держать в разведке.
Для поощрения лучших надо использовать поздравительные письма их родным. Нужно организовать хороший культурный отдых.
Большую помощь приносит командиру хорошо налаженная партийно-массовая работа. У нас перед поиском всегда проводится партийное собрание, отдельным товарищам даются боевые партийные поручения. Но самая важная задача командира - знать сильные и слабые стороны своих людей, проверять их в совместных боевых действиях и добиться, чтобы каждый разведчик всем сердцем любил свою специальность и был твердо уверен в успехе.

Ефрейтор Языков

Действия подгруппы захвата в ночном поиске

Подгруппа захвата при действиях в поиске - решающая. В её состав надо подбирать самых смелых и находчивых разведчиков. Подгруппа должна быть боевой и дружной, каждый её участник должен быть проникнут стремлением во что бы то ни стало выполнить задачу. Это поможет преодолеть любые трудности, а их встретится немало.
Подготавливая поиск, подгруппа захвата тщательно изучает передний край обороны противника, его режим службы, его повадки, расположение постов, путь патрулей, время смены. Особо, тщательно выискиваются и изучаются огневые точки, в том числе находящиеся и за передним краем обороны противника.
Подгруппа захвата должна непременно выдвигаться ночью к переднему краю противника для подслушивания и для разведки путей движения к объекту и путей отхода, а также для подготовки к проделыванию проходов в заграждениях.
Всё это делается исключительно скрытно и бесшумно. Не надо также чересчур полагаться на то, что противник не заметил разведчиков в момент такой вылазки. Противник может обнаружить разведчиков, но нарочно не обстрелять их, чтобы затем преподнести какой-нибудь коварный "сюрприз" в момент проведения самого поиска. Значит, при вылазке для подслушивания и разведки путей следует действовать так, чтобы исключалась всякая возможность демаскировки. Если же нет абсолютной уверенности в том, что противник ничего не заметил и не услышал, лучше изменить участок поиска.
Подгруппа захвата должна тщательно натренироваться к действию на местности в условиях, соответствующих боевым. Несколько раз надо совершить движение ползком, "напасть" на "часового", которым поставить одного из разведчиков же, не постесняться проделать всё, что придётся совершить в немецкой обороне. Кто-нибудь из офицеров или опытных разведчиков должен придирчиво контролировать все эти тренировочные действия подгрупп захвата, отмечать ошибки, ставить вводные задачи. Чем строже, придирчивее и пристрастнее будет проверяться такое учебное занятие, тем успешнее пройдёт поиск.
Подгруппа захвата, направляясь в поиск, должна быть одета легко, удобно, ничего лишнего с собой брать, не следует. Важно, чтобы всё взятое было прочно, безотказно, чтобы его можно было легко достать в нужный момент и быстро изготовить к действию. Вооружение - автомат, гранаты, нож.
К объекту нападения подгруппа захвата движется за подгруппой разграждения. Если подгруппа разграждения остановилась, то бойцы подгруппы захвата также должны "замереть" на месте и могут вновь продолжать движение только после сигнала, полученного от впереди идущих.
Опыт учит, что в случае необходимости укрыться от огня противника или от его осветительных ракет не следует пользоваться воронками, которые не разведаны сапёрами. Учитывая, что воронки служат хорошим укрытием, противник часто минирует их.
Чем ближе подбирается подгруппа захвата к объекту нападения, тем чаще она должна делать остановки и внимательно приглядываться и прислушиваться. Остановки нужны также и для отдыха, иначе будет далеко слышно прерывистое дыхание ползущих людей.
По сигналу подгруппы разграждения о готовности проходов подгруппа захвата преодолевает заграждения, уже готовая каждую секунду к встрече с врагом, к броску на объект. Следует учитывать возможность вражеской засады по ту сторону заграждений и быть начеку.
Подгруппы обеспечения перехватывают справа и слева пути подхода к месту нападения, но не ведут огня, а только тщательно наблюдают.
Не всегда удаётся захватить "языка" без шума и без применения оружия. Однажды у нас был такой случай. Наша группа во главе с разведчиком Степаном Лизогубом атаковала вражескую пулемётную огневую точку. Она была оборудована так, что возможность захвата пленного без применения оружия исключалась.
Метнув гранатой в сторону огневой точки, мы бросились вперёд. Один фриц побежал с площадки. Наш разведчик Васильев гранатой сразил его и сразу же метнул вторую гранату в пулемётное гнездо.
Как и требуется, не мешкая ни секунды, вслед за разрывом своей гранаты Васильев и сам ворвался на ОТ. Схватив одного из бывших там двух немцев, он быстро вытащил его наружу, но тут же заметил, что немец уже полумёртв. Тогда, бросив этого фрица, смелый разведчиц снова кинулся в пулемётное гнездо. Оставшийся здесь немец вёл огонь из винтовки, пулемёт был разбит гранатами. Васильев ударил гитлеровца прикладом, но расчётливо, чтобы не лишиться "языка", схватил оглушённого фрица и вытащил его наружу.
При захвате "языка" с боем нужно помнить, что основная задача разведчиков в поиске - привести контрольного пленного. Значит, если уже пришлось принять бой, бей немцев, но в меру, хоть одного, а сохрани живым. Плох тот разведчик, который не умеет сохранить должную выдержку.
При захвате "языка" в таких условиях, когда невозможно подобраться к нему вплотную, подгруппа захвата бросает несколько гранат в объект, чтобы оглушить находящихся там немцев, и несколько гранат за объект, в стороны, чтобы отрезать им путь оухода, лишить их возможности убежать.
Бросив гранаты, подгруппа захвата, как я уже показал на примере с Васильевым, врывается на объект и захватывает "языка", подгруппы же обеспечения в это время выбегают за объект, на фланги, откуда бросают гранаты и ведут стрельбу из автоматов по соседним огневым точкам, жилым блиндажам и путям подхода с флангов и с тыла к месту нападения на объект.
Подгруппа захвата, отходя первой, должна делать это как можно более скрытно, иначе противник, заметив направление движения, откроет артиллерийский, миномётный и пулемётный огонь.
Подгруппы обеспечения отходят поочерёдно одна за другой.
Отход - важнейший элемент поиска. Сколько случаев известно, когда блестяще проведённый захват "языка" шёл насмарку из-за недостаточно организованного, суетливого, шумного отхода. Ведь противник, открыв огонь, может накрыть им и уничтожить не только "языка", но и разведчиков.
Иногда в поиске приходится перестраиваться "на ходу": рассчитывали, что придётся напасть на одного гитлеровца, а их оказалось больше. Вот пример. За двадцать метров от себя мы обнаружили немецкого часового. Но в это время к нему неожиданно подошли ещё два немца.
"Будем брать всех", - немедленно принял решение наш офицер Ломоносов и первым бросился на фашистов. Ударом приклада он ошеломил одного фрица, другого схватил Васильев. Немец хотел выстрелить в смелого разведчика, но я очередью из автомата убил фашиста.
Третьего гитлеровца захватили сержант Комраков и ефрейтор Булганин.
В подобных случаях, когда немцев оказывается больше, чем предполагали, но разведчики все же принимают решение напасть на них, главное - моментально определить, кто какого фрица захватывает, быстро ориентироваться в обстановке, зорко следить за ходом борьбы, немедленно помочь товарищу, попавшему в трудное положение.
Иногда подгруппа захвата может устраивать в расположении противника засаду. Так, группа разведчиков нашей части под командой офицера Вихрова решила захватить "языка" при очередной проверке немцами своих постов.
Разведчики пробрались в расположение противника, нашли удобное место - запасную площадку ручного пулемёта близ пути движения фрицев к их постам. Через некоторое время из блиндажа вышли два гитлеровца и двинулись прямо в ту сторону, где была наша засада. Одного немца разведчики убили, а другого ранили и унесли с собой.
В случае действия из засады надо выбирать место для неё по возможности на равном удалении от двух смежных вражеских объектов. При этом условии легче завершить нападение на проходящих немцев до того, как к ним подоспеет помощь.
Далее. Место засады должно обеспечивать скрытность расположения наших разведчиков, но в то же время не мешать им быстро выскочить и напасть на врага, откуда бы он ни появился. Один из участников засады выделяется наблюдателем. Он должен бесшумными условными знаками передавать о движении, которое заметит у объекта нападения.
Группу немцев, на которую совершается нападение, следует втянуть в "мешок" так, чтобы она оказалась под ударом с фронта или с тыла и с флангов. Это сразу ошеломит фрицев и парализует их способность к сопротивлению.

Младший лейтенант Богданов

Нам приказали взять "языка". Выполнить эту задачу было нелегко. Противник оборонялся на господствующих высотах. Все подступы к ним находились под контролем его огневых средств.
Подготовку к ночному поиску мы начали с тщательного изучения переднего края немецкой обороны. Кроме меня, наблюдение вели посменно также все разведчики. Это делалось для того, чтобы каждый из них знал, где и как удобнее ему действовать. За два дня непрерывного наблюдения мы узнали, что немецкий гарнизон в деревне ведёт огонь из четырёх дзотов, расположенных в линии перед деревней. На триста метров правее - высота, где у немцев наблюдательный пункт и станковый пулемёт на открытой площадке. На обратном скате высоты - жилые землянки.
Деревню и высоту разделяет болото, залитое весенней водой. Это и было тем уязвимым местом в неприятельской обороне, которое мы искали. Ночью мы сделали небольшую пробную вылазку. Наши расчёты оправдались. Противник совершенно не вёл огня.
В подгруппу захвата отобрали наиболее опытных, ловких и сильных разведчиков: сержантов Смарова, Бабарыкина, Борисова, Сычева, Мещкова. Каждый из них был вооружён автоматом, ножом, тремя ручными и одной противотанковой гранатами.
Вышли в поиск ночью. В деревне было заметно движение. Там непрерывно вспыхивали ракеты. Но мы были внизу, в мелком кустарнике, и оставались незамеченными. Я повёл группу к населённому пункту. По склону горы разведчики шли в рост, а на возвышенности по-пластунски поползли к сараю. Немецкие солдаты таскали лес и проходили совсем близко от нас. Однако мы себя ничем не выдали, искусно замаскировавшись в соломе. Когда я убедился, что поблизости остался только один фриц, обер-ефрейтор, стоявший у сарая, я поднял руку с автоматом. Это был сигнал к действию.
Так мы и доставили его. В этом ночном поиске мы не имели потерь, не сделали ни одного выстрела. Что же принесло нам успех? Прежде всего тщательная подготовка к поиску и предварительное наблюдение за противником. Всё было продумано до мелочей. Мы шли за "языком" не вслепую, не на-авось, а заранее разведав наблюдением пути подхода к объекту разведки. Отправляясь в тыл к врагу, мы уже знали, где расположены его огневые средства, знали даже, сколько на обратном скате высоты землянок, как они расположены, как к ним подойти, откуда и куда немцы несут брёвна. Мы заранее нашли место, где можно просочиться незамеченными в тыл врага, и место, откуда взять "языка".

Гвардии старший сержант Махов

Как мы взяли "языка" днём

Три раза мы проводили ночной поиск и возвращались с пустыми руками. Почему? Как только наступает темнота, немцы, напуганные нашими разведчиками, настораживались и усиливали наблюдение.
Я подумал: нельзя ли взять "языка" днём? Установил, что после тревожной ночи немцы днём спят и в их траншеях пусто. Тогда решили действовать днём. Наметил место для нападения: пулемётную точку. Но как подобраться к ней, чтобы нас не заметили? Я долго ползал по своей обороне, изучая подходы к немецким позициям. В одном месте, невдалеке от огневой точки, на которую мы решили напасть, заметил яму, в которой смогли бы укрыться пять-шесть разведчиков. Под проволочное заграждение мы подложили фугасы. Взрыв их должен был служить сигналом для нападения. Заранее наметили также путь отхода. У минного поля решил оставить двух бойцов, которые будут нести охрану прохода во время действия подгруппы захвата.
Ночью пробрались к яме. Шёл дождь. По траншеям постоянно ходили немцы, непрерывно взлетали ракеты. Мы лишний раз убедились, что правильно поступили, не напав на врага ночью. Вымокли, но терпеливо ждали. Немцы не подозревали, что невдалеке от них сидят разведчики.
Утром, после завтрака, немцы стали реже ходить по траншеям. Мы поняли, что большинство из них пошло отдыхать. Тогда наш командир Панченко взорвал фугас в проволочном заграждении, и в ту же секунду мы ринулись в образовавшуюся брешь. В пулемётную точку полетели гранаты. Оттуда выскочил немец и побежал по траншее. Я перерезал ему путь отхода. Чтобы напугать, бросил впереди него гранату. Немец упал в траншею. Ко мне на помощь поспешили разведчики Есев и Курзов. Втроём мы захватили фрица в плен и под прикрытием огня разведчиков отошли в своё расположение.

Старший сержант Пермяков

Нам была поставлена задача взять пленного. Командир РГ решил провести дневной поиск. Подготовку к нему начали за три дня. Все участники поиска в течение этих трёх дней изучили местность и из нашей обороны и из нейтральной полосы, расположение объекта и огневые точки противника, соседствующие с ним. Были установлены непрерывное наблюдение за объектом и связь с нашим подразделением, на участке которого нам предстояло провести поиск. Рубеж для броска избрали в 150 м от объекта поиска.
После всего этого провели ряд тренировочных занятий. Вначале каждая подгруппа тренировалась отдельно, затем была проведена общая тренировка - всем составов РГ и с участием артиллеристов и миномётчиков.
В 4 часа утра мы скрытно выдвинулись на рубеж для броска, установили связь с артиллеристами и миномётчиками. По команде командира РГ артиллерия и миномёты открыли огонь по району расположения объекта. В это же время правее нас на другом участке был также произведён артиллерийско-миномётный налёт на оборону противника и поставлена дымовая завеса. Противник сосредоточил огонь по участку задымления.
Захватив пленных, мы сразу же стали отходить в свои траншеи, одновременно вызвав артиллерийский огонь по переднему краю обороны противника, обеспечивший наш отход.

Красноармеец Бахарев

Нам была поставлена задача захватить пленного на стыке двух полков противника. От нашей передовой траншеи объект разведки был удалён не менее чем на 800 м; местность здесь была ровная, открытая.
Когда мы отправились в поиск, было морозно, снег при движении очень сильно скрипел; между тем открытая местность вынуждала нас передвигаться только ползком.
Проползли метров 150 и убедились: снег скрипит так сильно, что подойти к объекту разведки незамеченными не удастся. Это грозило сорвать поиск. Тогда мы вызвали пулемётный огонь на ближайшие к объекту огневые точки противника. Пулемётный огонь с нашей стороны на этом участке был явлением обычным, заставить противника заподозрить что-либо неладное он не мог и в то же время скрадывал шум нашего движения. Действительно, хитрость удалась, и мы незамеченными достигли проволочного заграждения противника.

Старший сержант Бузин

Я считаю, что чем больше нейтральная полоса, тем лучше для разведчиков: противник менее насторожен на таких участках, а мы благодаря этому имеем возможность пробраться далеко вперёд по нейтральной полосе, выдвинуться, выбрать укрытие и досконально изучить объект.
Хочу отметить ещё один момент: применяясь к нашим условиям, мы ходим в поиск не в сапогах, а в тапочках. Лёгкая обувь позволяет нам совершать быстрые броски.
Строго придерживаться в поиске обычной формы одежды для разведчика необязательно.

Старший сержант Гетманов

Когда мы уходим в поиск, то к пулемётам и орудиям, обеспечивающим нас, выделяют наших же разведчиков.
Хорошо зная наш маршрут, объект разведки и соседний огневые точки противника, они безошибочно направляют, огонь по нужным целям.
Капитан Иванов
Когда противник обороняет водные преграды, то его бдительность на переднем крае резко ослабевает, и хотя подход разведгруппы к объекту затруднён, захватывать пленных в этих условиях сравнительно легко. В таких условиях моя рота за месяц взяла 17 "языков".

Сержант Ульянов

Наши неудачи происходят тогда, когда мы плохо наблюдаем, недобросовестно относимся к выполнению задачи. Без подготовки разведку вести нельзя.
Однажды мы получили задачу захватить пленного без всякой подготовки. Подошли к траншее и сразу нарвались на пулемётный огонь.
Также плохо действовать, если не знаешь людей, с которыми идёшь в разведку. Главное не в том, что он новичок, а в том, что он ещё не проникся стремлением во что бы то ни стало захватить "языка".

Помощник командира взвода Коптелов

Однажды пошли мы вслепую, без подготовки, не зная местности. Зашли в тыл противника. Подошли к воронке, там сидят два немца. Мы на них напали, одного убили прикладом. На обратном пути нарвались на засаду. Пришлось принять бой. "Языка" мы всё же доставили, но назвать этот поиск проведённым хорошо, конечно, нельзя.

Помощник командира взвода Минеев

Когда хорошо поработаешь, всегда будет удача, а если недобросовестно, то удачи не будет.
Перед занятием нашей частью нового участка обороны мы были высланы на передний край для наблюдения и выбора объекта разведки.
В части, которую мы сменяли, разведчики не могли взять "языков", хотя действовали часто.
Мы подобрали более трудный объект, чем они: блиндаж, к которому подходят пять траншей. Тщательно изучили его. Нам сказали, что на проволочных заграждениях имеются сигналы-ракеты. Решили проверить, подползли к заграждению, но ракет не обнаружили. На другой день сходили туда ещё раз с сапёром. После этого составили план поиска и представили его начальнику разведки дивизии. Он наш план утвердил. Но до того, как приступить к его выполнению, мы провели ещё ночью учебные занятия на местности. Эта подготовка, предшествовавшая поиску, обеспечила его успех.

Рядовой Рахманин

Особенно необходимо хорошо предусмотреть пути подхода к объекту и отхода от него. Лучше, если эти пути разные. Был такой случай: при нашем отходе немцы сосредоточили огонь по тому месту, откуда мы подошли к ним. Между тем мы отошли по другому пути, и это избавило нас от потерь.

Старшина Панавиков

В районе объекта разведки имелись три линии траншей. Наблюдением было установлено, что в дневное время в первой линии траншей находится часовой.
Командир дивизии вызвал меня вместе с командиром роты и начальником разведки дивизии и приказал захватить пленного в первой траншее, однако противника, которого мы рассчитывали встретить, здесь не оказалось.
Тогда, выполняя приказ, я повёл группу дальше - во вторую траншею. Но немцев и в ней не оказалось. Скрытно пробираясь дальше, мы дошли до третьей траншеи; только здесь мы обнаружили ОТ - ручной пулемёт. Зайдя с тыла, мы броском, атаковали ОТ и захватили пленного. В часть вернулись с "языком", не понеся потерь.
Вывод. В ходе выполнения задания обстановка может оказаться иной, чем та, на которую рассчитывал; в соответствии с этим командир обязан на ходу изменить план действий, принять решение и настойчиво его выполнять. Противник часто строит несколько линий траншей, причём первая может быть ложная, основной же - вторая или третья траншеи.

Сержант Мальцев

Когда наши разведчики действуют в немецких траншеях, противник часто притворяется мёртвым. Однажды в районе южнее Новоржев мы смело ворвались в траншею, перебили противника, но когда стали отходить, то выяснилось, что "языка" взять не можем: не осталось ни одного живого немца. Тогда командир роты приказал нам захватить хотя бы труп фрица - представить доказательство, что мы действовали в траншеях противника. Мы так и поступили. Но при проходе через "спотыкач" "убитый", задев за проволоку, закричал. Эту уловку фрицев надо помнить и для того, чтобы "убитый" вдруг не выстрелил в спину.

Старшина Гладких

Я расскажу о том, как мы взяли "языка" в момент нашего наступления. Нашему взводу разведки была поставлена задача двигаться в голове батальона уступом вправо и вести разведку высоты, находящейся на расстоянии метров 500 от большака. Скрытно мы достигли западных скатов высоты, начали наблюдать. Вскоре увидели: с большака через кустарник по направлению к нам идут 14 солдат. Я приказал принять боевой порядок, устроил засаду и, когда противник подошёл на близкое расстояние, подал команду: "Огонь!". В результате 6 немцев было убито и 8 взято в плен.
Вывод. В момент преследования противника разведывательная группа, действующая в голове или на фланге своей части, обязана тщательно вести наблюдение.
В засаде необходимы организованность, дисциплина, хладнокровие и решительность действий.

Старший сержант Емельянов

Очень вредно сказывается на результатах разведки отсутствие плановости. В одну и ту же ночь на одном и том же участке иногда действует несколько разведывательных групп, они только мешают одна другой.
Младший сержант Волков
При неуспешных действиях разведывательных групп разведчики часто пытаются взвалить вину на сапёров: они, мол, не обеспечили проходы и пр. Скажу, что обычно это бывает не так. Сапёры проделают проход, потом возвращаются с докладом о готовности прохода, затем выдвигаются подгруппы захвата и обеспечения. Такое движение под носом у противника приводит к тому, что противник обнаруживает разведчиков и поиск срывается. Необходимо, чтобы подгруппа захвата двигалась в 5-10 м за сапёрами и, как только проход проделан, врывалась в расположение врага и стремительно действовала, не давая ему опомниться. Тогда успех будет достигнут наверняка.

0


Вы здесь » Группа "Честь" » Тактико-специальная подготовка "лес". » ЗАХВАТ В ПЛЕН ВООРУЖЕННОГО ПРОТИВНИКА.