Автор: ААА
Дата: 10.08.01 17:55

Уважаемые МГ и посетители сайта!

Хотелось бы продолжить обсуждение вопроса. Связанного с особенностями действий ночью.
На мой взгляд, одним из ключевых моментов является способность правильного определения своего места нахождения и дальнейшего направления движения, - одним словом ориентирования.
Хочу сразу отметить, что ориентирование вообще и ориентирование в условиях ограниченной видимости (в т.ч. и ночью) процессы весьма отличающиеся друг от друга. Хоть это банально, но нужно помнить, что ночью Т Е М Н О !!! Всё, что было видно днём, ночью абсолютно или почти не различимо и большая часть ориентиров становится непригодной. Исчезают цвета и даже для видимых ориентиров сложно правильно оценить их геометрические формы и размеры. Кроме того, в темноте (а особенно в полной темноте) координально меняется восприятие человеком окружающего пространства. Любое расстояние пройденное в темноте (а особенно если стараешься передвигаться бесшумно, в результате чего скорость передвижения сильно снижается) кажется в 2 – 3 раза больше, чем днём. В результате отсутствия в темноте чётких параметров для самоидентификации во времени и пространстве время начинает «шутить», то убыстряясь в отдельные моменты, то замедляясь. И никакае «внутренние часы», наработаные днём не смогут помочь в подобных условиях.
Весьма существенен и психологический момент. Когда человек действует в полной темноте, ощущаемое им пространство (имеется в виду двигательно-осязаемое пространство) сжимается до 0,5 м в радусе. Остальное – неизвестность. Фронт засекания опастности (включая препятствия) проходит не на расстоянии визуальной видимости как днём, а на расстоянии чуть больше вытянутой руки или ноги. Соответственно до предельного минимума сокращается время для принятия защитных действий. Это очень (особенно на начальном этапе) давит психологически. Другое дело, когда после многочисленных тренировок нарабатывается навык «интуитивного физического» ощущения пространства и отрабатывается слух (в понятие «слух» входит не только способность хорошо слышать и чётко определять пространственное местоположения различных объэктов, но и вистибюлярная составляющая, дающая возможность с «закрытыми глазами» правильно определять своё геометрическое положение в каждый момент времени и для каждого пространственного объекта), но в начале человек почти всегда теряется и допускает нелепые, с точки зрения дня, ошибки в пространственном ориентировании.
Следует помнить, что для человека характерно деление пространства на две главные зоны ориентирования. Перва, это ближняя зона, ограниченная визуальным контактом . Она может быть от 0,5 –до 1 км на открытом пространстве и от 20 - до 200 м на закрытом пространстве (в т.ч. и в лесу, городе). Главная её задача – определения своего места положения относительно ближайших предметов. В ней человек следит за скоростью движения, длинной шага, локальным направлением движения, и особенно, углами поворотов в движении. Вторая зона ориентирования – «дальняя», задействуется для ориентации в пространсте ближней зоны и применяется, в основном, при передвижении на большие расстояния. Дальняя зона ориентирования привязывается к сторонам горизонта и различным макрообъектам.
Почему я остановился на описании ближней и дальней зоны ориентирования. Дело в том, что в темноте, резко урезается, почти до нуля, (особенно в густом лесу) как раз, именно ближняя зона, отвечающая за углы поворотов при движении. Днём человек способен визуально контролировать непроизвольные отклонения при движении. Ночью же визуальный контроллер не работает и надеятся остаётся только на вистибулярный аппарат, а навык правильного его задействования вырабатывается далеко не сразу. Поэтому возникают значительные ошибки и отклонения в движении. Часто случалось, что группы теряли ориентировку и блукали, практически, в трёх соснах.
Хочу остановится на таком простом, но очень осложняющем жизнь моменте, как необходимость соблюдать светомаскировку при действиях ночью, что впрямую осложняет ориентирование. Так, если крата не обработана специальным фосфорицирующим составом, читать её приходится с помощью фонарика. Делать это можно лишь накрывшись с головой, поэтому чтение карты в движении без остановки исключается. Результатом становится то что коррекция с помощью карты направления движения осуществляется гораздо реже, чем днём. Кроме того, сам фонарик для гашения яркости заклеивается синей или фиолетовой бумагой, что ведёт к искажению цветопередачи цветной карты.
Очень сложно ориентироваться в условиях густого леса, когда из-за плотно сомкнутых крон невозможна ориентация по звёздам и луне. Несколько проще ориентироваться на открытом пространстве, существенно расширяется ближняя зона. Однако, даже ночью спецгруппам необходимо избегать откратые, хорошо просматриваемые пространства.
Говоря о военном ориентировании, вообще, необходимо упомянуть, что оно существенно отличается от спортивного или туристического ориентирования. В гражданских его видах ориентировщику не надо беспокоится о целом комплексе проблем, которые сопровождают военное ориентирование. В частности, любая спецгруппа кроме выполнения приёмов ориентирования занята такими вопросами, как скрытностью передвижения (бесшумностью, маскировкой своих следов), ведением наблюдения (в т.ч. и на марше), организацией охранения, выдерживанием темпа движения, постоянной коррекцией маршрута в зависимости от местной обстановки и, в конце концов, решением вопросов, связанных непосредственно с выполнением задания (не упоминая уже случаев ухода после выполнения задания или обнаружения противником, когда приходится почти волевым усилием заставлять себя тщательно засекать ориентиры и правильно выбирать маршрут ). Поэтому часто даже опытные группы допускают «ляпсусы» , связанные с ориентированием, что ведёт, в конечном итоге, к срыву задания.
В качестве иллюстрации хочу привести несколько примеров. Так, одна из достаточно подготовленных групп, двигаясь ночью вдоль линейного ориентира (населённого пункта) при почти полной Луне, озабоченная соблюдением требованний бесшумности, «умудрилась» незаметно для себя повернуть на 90 градусов и полностью уйти из «района работы». В другом случае, также достаточно опытная группа, спускаясь по извилистому склону отклонилась на 80 градусов, и также сорвала задание. В третьем случае, командиром группы в качестве устойчивого ориентира был выбран ручей, протекающий через лесной массив. Однако, при выборе такого, казалось бы надёжного ориентира офицер не учёл, что в ложбине по которой протекал ручей разросся кустарник и подлесок, в результате чего группа не смогла выдержать направление вдоль него и двигаясь на достаточном удалении от выбранной ложбине ошибочно отклонилась на ложбину притока выбранного ручья и ушла по неверному направлению. Все описанные случаи имели место при действиях спецгрупп ночью на незнакомой территории при наличии компаса и топ. карты.
Стоит всегда помнить, что нормальный правша непроизвольно будет стремиться развернуться чуть в лево, в результате чего в движении всегда будет забирать левее. А двигаясь по склону, человек всегда стремится обойти препятствие снизу. Накапливаясь, такие отклонения ведут к серьёзным ошибкам.
Поэтому, в военном ориентировании все навыки необходимо отрабатывать до автоматизма, загоняя их на подсознательный уровень. В боевых условиях некогда будет вспоминать правила ориентирования или порядок работы с компасом.
При ориентировании ночью, основными ориентирами служат :
- рельеф (особенно в лесной местности, где он является почти единственным ориентиром);
- крупные топографические объекты и площадные ориентиры (видимые из далека лесные массивы, горные массивы, крупные реки и другие водоёмы, населённые пункты);
- хорошо видимые на фоне ночного неба высотные ориентиры (вышки, трубы, мачты, высотные здания, отдельные высокие деревья);
- хорошо видимые ночью на открытой местности огни отдельных объектов и целых населённых пунктов;
- звуковые ориентиры (автострады, ж-д дороги, работающие пром. Объекты , звуки водопадов и быстрых рек);
- линейные ориентиры (дороги, опушки лесных массивов, реки, ручьи, каналы, линии связи, высоковольтные линии, просеки и т.п.);
- и, естественно, звёзды и луна.
При ориентировании в ночных условиях, направление движения выбирают таким, чтоб маршрут был максимально прямым, с минимумом поворотов, проходил по линейным и площадным ориентирам.
Особо хочется коснутся рабочих карт.
Так, для общего ориентирования вполне пригодна основнаяя военная карта масштабом 1:100000 (т.е. киллометровка). Однако, для работы по конкретному району, а также при действиях в лесистой местности ночью подходит только очень подробные карты масштабом 1:25000 (двухсотпятидесятиметровка), а ещё лучше 1:10000 (стометровка), где очень хорошо проработан рельеф (горизонталипроведены через 1м), который, как уже было сказано выше, является почти единственным ориентиром на лесистой местности.
При работе с картой нужно стараться заучивать на изусть полоску маршрута, запоминать карту визуально и держать её в голове. В таком случае очень економится время для ориентирования и формируются привязанные к местности топо-пространственные представления, благодаря которым помнишь расстояния и углы и хорошо представляешь своё положение относительно выбранных ориентиров. Такой подход к изучению маршрута должен стать правилом. А для действий ночью такое правило справдливее ещё в 10 раз.
Однако, несмотря на очень точную топосистему отечественных военных карт (а особенно при использовании гражданских и трофейных карт, технических планов и схем, а также аерофотоснимков местности ) необходимо ВЖИТЬСЯ в карту. Соотнести её с реальной местностью. Уяснить это соотношение практически. Это тоже обязательное правило. Если карта не стала «родной», она начнёт «пакостить»!
Теперь о компасах.
Компасс Андрианова штука неплохая, но к сожалению мало пригодная для экстремальных условий действий спецгрупп. Его легко раздавить в падении и переползании, его стрелка быстро выходит из строя из-за своего крепления на иголке. А самое главное, его стрелка очень долго болтается прежде чем остановиться, что делает его не пригодным для быстрого ориентирования на бегу.
Наиболее подходящими являются жидкостные компассы. В своей практике использовал жидкостные спортивные компассы типа «Спорт». Очень рекомендую! Просты в употреблении, надёжны, удобны. Очень хрошо ведут себя при ориентировании ночью (стрелку и направление движения хорошо видно).
Можно конечно вспомнить и о приборах для топопривязки GPS, которые существенно облегчают ориентировку и за которыми, несомненно, будущее. Одннако, при бедности нашей армии и хроническом их дефиците в заинтересованных подразделениях, хороший компасс ещё долго будет основным прибором для ориентирования.

В дальнейшем планирую подробней остановиться непосредственно на приёмах ориентирования в ночных условиях.

Желаю удачи!
С уважением, ААА.
Re[2]: Действие нчью
Автор: =Алексей=
Дата: 13.11.02 00:25

Уважаемый ААА!
Я тоже считаю что такие приборы как GPS очень полезны и несомненно за ними будущее,а по вопросу хотел бы отметить одну не мало важную деталь и поделиться своими соображениями.
Допустим что есть некая группа, передвигается боевым порядком, наблюдение, гораздо эфективней действует малочисленная группа при передвижении- вариант группа состоит из, как минимум головы, ядра, и тыла. В каждом из дозоров необходимо иметь так называемого "ночника", и необязательно это человек с БН-ом хотя компактный образец это замечательно, специальные тренировки с ними должны постоянно проводиться. Вот мы имеем группу с тремя "ночниками" у каждого из которых как минимум одна радиостанция + командир. Передвижение осуществляктся гусеницей, или затежной гусеницей (Возврат к группе и сопровождение), головная часть должна быть основой движения , практика показала что это оптимальный вариант, и в голове небходима или копия или срисовка с карты.

Но вернёмся к теме ключ в голове + натренированые ночники, сбои практически исключены







Продолжая тему ночного ориентирования, хочу остановиться на некоторых правилах, характерных для ориентированиия, вообще.
Так, при движении ночью по незнакомой местности, бедной пригодными для тёмного времени ориентирами приходиться использовать движение по азимуту с подсчётом пройденного расстояния парами шагов, или, хотя бы по времени движения. Однако, скрытное передвижение, вообще, а в особенности передвижение ночью требует определённой степени бесшумности, в результате чего сильно и по разному сбивается длинна каждого конкретного шага, и таким образом, вести правильный подсчёт пройденного расстояния весьма сложно даже для имеющих в этой области порядочный опыт. Кроме того, движение по азимуту подразумевает продвижение напрямик. Из-за чего отсутствует возможность выбора и приходиться «ломиться» через подлесок, переваливать через встретившиеся возвышенности и т.п. Что очень осложняет и замедляет движение, заставляет тратить много сил на преодоление подобных участков. Двигаясь по азимуту ночью, нет возможности засекать ориентиры по ходу движения. Выдерживать направление приходиться только по отклонениям магнитной стрелки компасса, и сверяться с ним необходимо, минимум, через каждые 50 метров пути.
В добавок к сказаному, необходимо отметить, что умение двигаться по азимуту требует наработанного многочисленными тренировками опыта. И правильно выдерживать направление по азимуту длительное время, даже при дневном свете достаточно сложно. Отклонение всего лишь на 1 градус (а цена деления лимба компасса 3 градуса) даёт отклонение на 500 метрах в 10 метров. А погрешность в определении азимута более 10 градусов более чем часты.
В 5 раз это сложнее делать в полной темноте.
В 10 раз сложнее, - когда группа выполняет реальную боевую задачу, при постоянном риске столкновения с противником, при необходимости сохранять скрытность и бесшумность передвижения, при постоянной нехватке времени, а также когда голова занята кучей иных проблем.
В 20 раз это сложнее, когда группа уходит от преследования после выполнения задания или столкновения с противником.
Поэтому, навык выдерживания направления по азимуту нужно доводить до полного автоматизма (как и умения в подсознании, не задумываясь вести счёт пройденного расстояния парами шагов), вырабатывая, так называемое, «азимутальное чутьё».
Кроме того, движение по азимуту не всегда рационально, особенно ночью.
Таким образом, при передвижении ДРГ и спецгрупп ночью необходимо стараться выберать прежде всего чёткие, хорошо различимые в темноте ориентиры. Такие как виднеющиеся на фоне неба высотные объекты, хорошо видные издалека огни, отчётливые и устойчивые звуковые ориентиры. Ориентируясь по таким элементам, не обязательно ломиться напролом, строго выдерживая направления как при использовании азимутального хода. Хорошо различая в дали указанные ориентиры, можно позволить себе постоянно маневрировать обходя всевозможные препятствия, чего нельзя позволить при выдерживании азимута.
Как тмечалось ранее, для ночного ориентирования особенно подходят линейные ориентиры. По ним и вдоль них можно двигаться почти не сверяясь с компассом. К тому же, скорость движения сохраняется достаточно высокой, можно использовать подсчёт парами шагов, да и движение по дорогам и хоженым тропам не создаёт такого шума как проход сквозь чащу по сухим листьям и сучкам.
ОДНАКО ! Там где двигаться легко и удобно, - там же и наиболее опасно!
Дороги, тропы и просеки являются очень удобными местами для организации засад котрразведывательными и контрдиверсионными подразделениями противника. Особенно когда группа выходит на объект с грамотной противодиверсионной защитой (ещё хуже когда ткой объект уже подвергался налётам ДРГ и противник недремлет), или когда группа уже «засветилась» и в районе её возможного появления задействован комплекс контрдиверсионных мероприятий. Поэтому нужно всегда помнить, что простые и удобные линейные ориентиры (дороги, тропы, просеки), - штука потенциально опасная. И чтоб не вляпаться необходимо чётко чувствовать ситуацию, чтоб знать когда и какими ориентирами и путями можно пользоваться, а когда – нет!
Сама же такая ситуация завист от того кто вас гонит (или ведёт поиск вас), какими силами он распалагает, на какой местности происходят действия, в каком состоянии группа и т.п. Одним словом, - от оперативной обстановки, в зависимости от которой и выбирают тот или иной алгоритм действий и, в частности маршрут выдвижения и используемые ориентиры.

Но, возвращаясь непосредственно к способам ориентирования, необходимо отметить, что любое движение осуществляется в какую-либо точку, которая соответственно должна иметь привязку к местности. В качестве привязки такой точки к плоскости используют простое геометрическое правило двух координат. Тоесть, необходимо наличие двух состовляющих, которые точно определяют положение любой точки на плоскости. Такими составляющими могут быть две пересекающиеся линии (в т.ч. и кривые), линия и точка на ней, расстояние и направление (угол). Как раз движение по азимуту подразумевает перемещение на определённое расстояние по заданному направлению – азимуту.
Самым простым способом ориентирования является ориентирование по линейным и визуально различаемым издалека ориентирам. А самым сложным, - выдерживание наравления по азимуту. Между ними находяться ещё ряд способов ориентирования, применимых, в зависимости от характера местности.
1. Первый из них, это способ, основанный на выборе направления движения в сторону пересечения двух линий, т.е. напоминающий движение «в воронку» или «в мешок». В качестве таких линий используется два надёжных линейных ориентира. Это могут быть любые протяжённые элементы местности, пересечённые друг с другом в какой-то точке, которая и выбирается ориентиром при определении направления движения.
Например :
- пересечение двух дорог;
- пересечение ручья (реки, канала) с дорогой;
- места впадения рек и ручьёв в более крупный водоём;
- пересечение лесных дорог с просеками, опушками леса;
и т.д.
В качестве «мешка» иногда можно использовать явно различимые складки местности. Однако, при этом нужно быть очень внимательным и не злоупотреблять «мешком» из складок местности на пересечённом ландшафте и, особенно, в горах.
Иными словами, любое приметное на данной местности пересечение годиться на роль подобного «мешка». Приемущество данного метода заключается в том, что двигаясь в «мешок» можно не тратить времени на детальное ориентирование, выдерживая лишь обшее направление. Куда бы не отклонилась движущаяся таким способом группа, она всё равно выйдет на один из двух, образующих «мешок», линейных ориентиров, и уже по нему легко выйдет на нужную точку пересечения. Данный способ в дневных условиях позволяет выдерживать высокую скорость передвижения, а ночью гарантирует от серьёзных ошибок и является для ночного ориентирования наименее проблематичным.
Однако, особо хочу подчеркнуть, что выбранные для такого случая линейные ориентиры должны быть НАДЁЖНЫМИ ! В противном случае возможны грубые ошибки и потеря ориентировки. Линии, образуемые местными предметами ландшафта должны быть чёткими и легко распозноваемыми в темноте. Так, если в качестве одного из лиенйных ориентиров выбирается дорога она должна быть хорошо накатанной, если просека, - то не заросшая, если ручей, - то не пересохший. Особенно это касается движения в темноте.
Так, на одном из выходов при передвижении группы ночью, в качестве «мешка» было выбрано пересечение лесной дороги с просекой, по которой прохлдила ЛЭП. Двигаясь в «мешок» группа отклонилась в сторону просеки с ЛЭП, что вполне допустимо. Однако, на подходе к просеке подлесок в лесу оказался довльно густым, а сама просека давно не проряжалась и сильно заросла не только подлеском, но даже молодыми деревьями. Небо было облачным и провода ЛЭП на его фоне оказались не различимы. В результате, группа «проскочила» просеку и потеряла около двух часов на восстановление ориентировки и вовремя к объекту не вышла.
В других случаях группы «проскакивали» высохшие ручьи, или теряли направление выходя на необозначенные на карте лесные дороги, расположенные перед намеченой как линейный ориентир дорогой. Часто такое происходит при пренебрежении контролем пройденного пути, поэтому используя сособ ориентирования «в мешок», желательно подстраховываться ведением посчёта пройденного расстояния парами шагов.

2. Другой способ ориентирования базируется на сочетании линейного и точечного ориентиров.
Очень удобно осуществлять выход на точку, которая привязана к точечному ориентиру, лежащему на или рядом с надёжным линейным ориентиром. В таком случае также нет нужды в тщательном выдерживании направления по азимуту, достаточно движение лишь по грубому азимуту с контролем пройденного расстояния подсчётом пар шагов или по времени движения.
Выйти по азимуту на искомую точку, лежащую на линейном ориентире весьма сложно. В случае даже незначительной ошибки вы выходите на линейный ориентир незная справа или слева нужная точка, что приводит к бесполезным шатаниям в обе стороны вдоль линейн. ор-ра.
Воизбежании этого применяют запланированное отклонение в одну сторону, так, чтобы выйти на линейн. ор-ир запланировано с одной стороны – «с упреждением». Для того, чтобы в дальнейшем уже по линейному ориентиру, двигаясь в известную сторону, выйти на нужную точку.
Однако, и вэтом случае можно легко допустить ошибки. Чтоб их избежаь необходимо выбирать надёжные ориентиры, а всё изложенное по этому поводу в 1-ом пункте, справедливо и тут.
Сложность для ночного ориентирования заключается в том, что такой точечный хорошо различимый ориентир довольно сложно правильно подобрать. В качестве примера могу привести случай, когда группа выйдя по всем правилам на хороший линейный ориентир (полноводный лесной ручей), пропустила в предрассветном тумане нужный скальный выступ (который использовался как точечный ор-ир), что находился всего в 12 метрах от ручья. В результате чего смогла изъять закладку из тайника, расположенного под этим скальным выступом только с наступлением рассвета и опаздала в район сосредоточения. Кстати, опаздав и пытаясь наверстать упущенное, указанная группа без должной предосторожности, уже в светлое время, пересекла оживлённое шоссе, где и была «благополучно» обнаружена.
В другом случае, группа правильно выйдя на линейный ориентир – гребень возвышенности, «перепутала» ложбину по которой было запланировано последующее движение, в результате чего потеряла несколько часов, и также не вышла к объекту вовремя.

3. Третий спсоб применим на местности богатой ориентирами. И заключается в том, что движение осуществляется по цепочке опорных ориентиров от одного к другому, без точного выдерживания азимута.
Однако, в таком случае необходимо чаще сверяться с картой и «держать в голове» общее расположение выбранных ориентиров. Подвох данного способа заключается в том, что в цепочке опорных ориентиров могут встретиться внешне очень похожие и рядом расположенные элементы (и азимут почти тот же и пройденное расстояние вроде совпадает), но задающие разные направления движения. В таком случае даже днём легко сбиться, не говря уже о ночи.
«Печальных» примеров приводить не буду, их масса. Необходимо только отметить, что если на местности встречается большое количество похожих друг на друга ориентиров, или, что ещё хуже, - похожих целых сочетаний ориентиров, то в таком случае передвигаться необходимо не только постоянно сверяясь с картой, а и жёстко выдерживая направление движения по азимуту с посчётом пройденного расстояния парами шагов.
Такой вид движения, ночью очень затратный, в плане времени и усилий, и сложный по исполнению. В этой связи, хочу добавить, что «переть напролом» далеко не всегда рационально! Иногда, хорошо подумав можно найти более экономичные и более безопасные маршруты движения. Там, где есть возможность (не в ущерб безопасности) обойти крутой подъём или спуск, даже в ущерб времени и пройденому расстоянию, - это целесообразно зделать. Сэкономленные силы будут очень кстати при дальнейшем выполнении поставленного перед ДРГ задания. Нужно помнить, что на спокойное преодоление подъёма в 10 м тратиться энергии столько, сколько на прохождение бегом 100 метровой дистанции по ровному месту.
Но, в любом случае, главными критериями, которыми необходимо руководствоваться при выборе маршрута движения и, соответственно, способов ориентирования должны быть :
БЕЗОПАСНОСТЬ, РАЦИОНАЛЬНОСТЬ, БЫСТРОТА ПРОХОЖДЕНИЯ !!!
Нужно постоянно балансировать в этом треугольнике, находя оптимальное решение.

В качестве дополнения хочу остановиться ещё на некоторых моментах, связанных с выбором маршрута движением и технике ориентирования.
1) Так, двигаться по маршруту следует экономично и рационально, стараясь если возможно, обходить крупные препятствия, такие как крутые и затяжные подъёмы, чащобные и заболоченные участки леса. При движении в лесу мелкие препятствия обходить поочерёдно справа и слева. Если маршрут проходит по неровной гряде, где много спусков и подъёмов, то целесообразно сместиться вбок и двигаться траверсируя склон. При этом помнить, что встретившиеся препятствия нужно обходить сверху, т.к. человек траверсируя склон инстигнктивно стремиться сместиться вниз.
2) Для выхода в какую-либо точку местности, которая находиться на значительном удалении, или не расположена непосредственно у какого-либо конкретного ориентира, необходимо сначала выбрать надёжную привязку в районе непосредственного расположения искомой точки (ближайший к ней чёткий ориентир), а уж потом после выхода на такую привязку осуществлять более детальный поиск нужной точки. При движении к привязке, очень желательно обращать внимание на, и чётко идентифицировать прмежуточные ориентиры. На дистанции в 1 км таких ориентиров должно быть 2-3 (а ночью 6-10 ). Благодаря чему легче будет восстановить потерянную ориентировку.
3) Процесс ориентирования должен быть постоянным без перерывов, чтоб не было участков которые проходяться «по наитию». Азимут определять нужно тщательно и акуратно. Стараться не сбиваться в подсчёте пройденного расстояния. Небрежность в этих вопросах является основной причиной потери ориентировки. Существует железное для ориентирования правило: «ЛУЧШЕ ЛИШНИХ 5 МИНУТ ПОТРАТИТЬ НА ОРИЕНТИРОВАНИЕ, ЧЕМ НЕСКОЛЬКО ЧАСОВ НА БЛУКАНИЕ ПО НЕЗНАКОМОЙ МЕСТНОСТИ ИЗ-ЗА ЕГО ПОТЕРИ !!! »
4) При потере ориентирования нужно вспомнить последнее место, где ориентирование потеряно ещё не было, постараться вспомнить пройденное расстояние и его направление и попытаться вернуться на это место. Если это выполнить невозможно, то следует выйти на любой приметный местный ориентир, после чего определить его (и естественно, своё) местонахождение на карте.
5) Если двигаясь по азимуту, вы прошли необходимое расстояние а искомой точки обнаружить не удалось, но по по местным более грубым ориентирам вы понимаете, что находитесь в нужном районе, то целесообразно провести поиск этой точки. Для этого нужно двигаться по «квадратной спирали», - так называемой «коробочке» (поворачивая с помощью компасса на 90 градусов вы не потеряете направления, как если б вы двигались по «круглой» спирали), постепенно на 10-20 метров увеличивая амплитуду. Но если после отклонения от первоначальной точки стояния вы удалились на 100-200 меторв, а результата нет, то значит что-то не то и вы, возможно потеряли ориентирловку.

В целях соблюдения элементарных мер безопасности, необходимо избегать открытых, открытых возвышенных и ярко освещённых мест. Кроме того, по возможности, стоит обходить все «узкие места» (в широком понимании этого слова). Стараться предугадать действия противника, ставить себя на его место, определить что бы вы сами зделали в случае обеспечения контрдиверсионного и контрразведывательного прикрытия. Для этого нужно постоянно собирать и анализировать любые данные о тактике противника, его силах, расположении и боевой готовности. Чутко реагировать на все изменения опреативной обстановки вокруг вас. Любые её изменения сначало автоматически принимать как враждебные, окончательный вывод делая только разобравшись в причинах последовавших изменений. Естественно без параноидальных заездов.

Огромная просьба ко всем, кто интересуется данной темой!
Выскажите свои критические замечания, дополнения и впечатления.
Заранее благодарен!

С уважением, ААА.
Re[2]: ночное ориентирование
Автор: Алекс
Дата: 18.05.02 17:40

Уважаемый ААА!
Хочется внести в обсуждение маленькую ремарку.В обсуждении чаще всего рассматриваются активные действия РГ(в смысле засада, налет)но основнай задачей РГ все же больше является наведение ударных сил на противника. И это обосновано.Сокращается состав группы, возрастает эффективность выполнения задач-огневая мощь группы (даже РОСНа) маловата. Если определение координат цели еще можно отработать в одиночку,то взаимодействие с артилерией, авиацией до сих пор плохо отрабатывается из-за угрюмой межведомственности.
Re[3]: ночное ориентирование
Автор: ААА
Дата: 20.05.02 19:27

Уважаемый Алекс!

Угрюмую межведомственность мы с Вами врятли преодолеем, а вот коснуться вопросов засечки целей (пусть даже в одиночку) наверное необходимо, тем более, что по указанной теме планировал направить на форум небольшой материал.
Если что имеете по данному вопросу, - поддержите дискуссию!

Если разведчику во время бесшумного передвижения захочется чихнуть то он должен сразу же сильно потереть и потеребить нос, зажав его между большим и указательным пальцами.
Во время ночных действий разведчик должен обвёртывать обувь тряпками, войлоком или иметь мягкую обувь, а в случае необходимости действовать без обуви, также обвертывая ступни ног чем-либо мягким в целях предохранения от ушибов и ранений.

Особенности способов передвижения ночью

При передвижениях ночью двигаться различными способами в полный рост, пригнувшись, на четвереньках и переползанием.

Особенности ходьбы

Во время ходьбы в полный рост и пригнувшись носком ноги нащупывать почву удобнее, но при постановке ноги с пятки легче и быстрее передвигаться. Однако и в том и в другом случае разведчик может успешно совершать бесшумное движение.
При ходьбе в рост в незнакомых местах левую руку, согнутую в локте, держать перед собой на высоте лица. Для самостраховки (рис.64), иногда совершая ею движения сверху вниз.
При ходьбе в темноте в местах, где могут быть ловушки и сюрпризы, подготовленные противником передвигаться низко пригнувшись или на четвереньках (чтобы не натолкнуться на проволоку, веревку и т. п.), и делать медленные осторожные движения руками перед собой, левой рукой Р «поглаживающие», а правой Р круговые или зигзагообразные (рис. 65). В этих случаях ногу ставить на почву после того, как место прощупано рукой. Обнаруженную проволоку или шнур преодолевать, оповещая об этом товарища, или оставлять около обнаруженного предмета опознавательные знаки.
Таким же способом передвигаться в темных помещениях: ощупывая окружающие предметы, стараться не сдвигать их с места.

Особенности бега

Бег ночью при хорошей видимости ничем не отличается от обычного бега, только шаги должны быть более короткие. При плохой видимости во время бега в ночное время ноги поднимать выше как бы наступая на что-то; левую полусогнутую руку держать перед собой для самостраховки не теряться перед неожиданными препятствиями и быстро тормозитъ движение. При случайном падении сжиматься комочком и стремиться падать на бок.

Особенности преодоления препятствий

Во время преодоления препятствий всегда предварительно осмотреть (ощупать рукой или ногой!) место постановки ноги, руки и туловища.

Особенности переползания

Bо время переползания ощупывать руками почву, растительность, насаждения и окружающие предметы, особенно в тех местах, где противник применяет различные ловушки Р проволоки, побрякушки, подвешенные мины и т. п.
Если разведчик должен запомнить путь своего движения или отдельный участок, по которому он передвигался, то при переползании ему следует отмечать свое движение втыканием колышков (которые должны быть заранее подготовлены) или шнурком, закрепляя его камышами, колышками и т.д.

Особенности передвижений в различных
условиях в ночное время

На дорогах набегать появляться на фоне неба.
В населенных пунктах совершать движение, прижимаясь к строениям, стенам, заборам и деревьям. В селах двигаться преимущественно со стороны поля и огородов, учитывать возможность встречи с собаками и патрулями противника. Часовые у хат и строений и обычно находятся со стороны входа, потому подходить к строениям рекомендуется со стороны противоположной входу.
В помещении двигаться ощупью вдоль стен, ощупывая впереди себя пространство и предметы руками и ногами; всегда запоминать входы в помещение и выходы за него.
В лесу при лунном свете двигаться по теневой стороне деревьев и кустов, прислушиваться к шороху, следить, не слетают ли птицы с деревьев и кустов, что может служить признаком наличия противника и в то же время иногда демаскирует разведчиков. В лесу всегда остерегаться наступать на сухой хворост.
Болота переходить по путям, намеченным днем или передвигаться по ним очень осторожно, ощупывая палкой место для постановки ноги.
В степях обходить возвышенности и не появляться на фоне неба.
В горах передвигаться с особой осторожностью, используя пересеченность рельефа местности для скрытного передвижения.
В дождь и ветер пользоваться шумом для более быстрого движения. В непогоду надевать головной убор глубже, предохранять глаза, но иметь возможность всегда видеть

Re: Действие нчью
Автор: AAA
Дата: 25.09.01 02:32

Уважаемые посетители сайта!
Хочу обратиться ко всем, кто имел отношение к обсуждаемой теме.

Никакая работа не может претендовать на полную достаточность!!!
Всегда будет масса упущений.
Я пытаюсь изложить собственные мысли по данной теме, однако они не могут в полной мере очертить весь спектр моментов связанных с действиями в ночных условиях. Любой человек имеет лишь субъективный взгляд на вещи. Он помнит только те моменты, которые «стоят» лично у него перед глазами, забывая при этом о сотнях других деталей. Я не верю, что из заходящих на форум людей, не было бы тех, кто имеет свой опыт по данному вопросу, кто набивал собственные шишки и находил собственные, порой бесценные для других, решения.
Не нужно академических изложений!!!
НУЖНЫ ЛИЧНЫЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ ! ! !
Будут ценны даже маленькие дополнения и замечания!

Мужики не молчите!!!
Ведь это полезно в первую очередь нам самим.

Возвращаясь к теме ориентирования, хочу остановиться на особенностях движения по азимуту.
Ещё раз хочу подчеркнуть, что движение по азимуту это самый сложный способ ориентирования. Малейшая ошибка даёт существенные отклонения. Само движение «напрямик» довольно трудоёмко и не всегда рационально, из-за всевозможных естественных препятствий, которые сложно огибать.
Кроме того, при движении по азимуту существует огромное количество мелких «технических» моментов, способных легко привести к элементарным ошибкам. Поэтому, навык азимутального передвижения должен быть отработан до полного автоматизма.
Движение по азимуту предусматривает использование компаса, однако вначале бойцов необходимо научить ориентироваться без компаса. Что преследует две цели. Первая, - это способность выдерживать правильное направление без специальных приборов (необходимость в чём, возникает достаточно часто). И, вторая, - научиться чувствовать пространство и понимать его, чтоб в дальнейшем, когда в руки попадёт компас, ясно и чётко представлять его преимущества, одновременно подстраховываясь от совершения грубых ошибок.
Для развития подобного навыка можно применять следующие упражнения:
1) С исходной точки определяется азимут по компасу, а затем уже без компаса выдерживается направление на нужный ориентир;
2) Постараться «на глаз» определить расстояние на выбранный ориентир, с обязательной проверкой парами шагов;
3) Постараться «на глаз» определить азимут, с последующей проверкой по компасу.
Такие тренировки заставляют обучающегося понять важность сохранения направления движения по солнцу, тени, местным ориентирам. Вырабатывают навык движения по «направляющим ориентирам».

После снятия азимута и определения направления необходимо выбрать заметный ориентир по ходу движения, который чем-либо выделяется, это и будет «направляющий ориентир». Двигаться необходимо на него, не выпуская ориентир из виду (особенно внимательным необходимо быть в лесу, где все деревья похожи одно на другое и, если на долго отвести взгляд, то легко перепутать и сбиться с нужного направления). Подойдя к нему, необходимо вновь уточнить направление по компасу и наметить следующий направляющий ориентир. При таком способе движения нет необходимости постоянно смотреть на компас. Однако, определяя направляющий ориентир можно допустить типичную в этом случае ошибку: в качестве ориентира выбирают предметы, что расположены либо очень близко, либо очень далеко, что ведёт к его визуальной «утере».
Кроме того, при снятии самого азимута случаются и совсем нелепые ошибки, которые, к сожалению, очень часты. Так, путают «север» и «юг» на стрелке компаса, что очень характерно для молодых (а также при смене привычного компаса на новый). При использовании спортивного компаса, накладывают его на карту «наоборот» (в результате чего определяют вместо прямого - обратный азимут и уходят в противоположное направление). Неаккуратно накладывают компас на карту, в результате чего образуется смещение, которое ведёт к ошибке направления. Вращать колбу компаса также нужно аккуратно, т.к. может сбиться правильность его наложения на карту. Другой простенькой, но очень болезненной ошибкой является небрежность при ориентировании самого компаса после снятия азимута, когда компас направляется не от центра груди, а сбоку из-за чего ошибка направления может достигать 20-30 градусов.

При движении по закрытой местности выдерживать прямолинейное направление очень сложно из-за постоянно встречающихся препятствий, которые приходиться обходить поочерёдно то слева, то справа. И, если в этом случае не вносить поправки в подсчёт пройденного расстояния, то можно допустить ошибку («недолёт») до 200 метров на километре. Необходимо всегда помнить, что различная местность оказывает различное влияние на подсчёт парами шагов.
Как уже упоминалось выше, полезность обучения ориентированию без компаса заключается ещё и в том, что зная его правила можно осуществлять дополнительный контроль при движении по азимуту, что очень даже не лишнее. Так, такой дополнительный контроль можно осуществлять по тени, по солнцу (по луне), но при этом учитывая, что каждый час солнце или луна смещается на 15 градусов на запад (1 градус в 4 минуты). Если направление ветра устойчиво, то ориентироваться можно по ветру или по направлению движения облаков. И наоборот, если погода безветренная и облака почти «висят» на одном месте, то ориентироваться можно и по облакам как по горным вершинам. Но в этом случае главное не проморгать начавшуюся подвижку облаков.

Стабильность небольшого отклонения при движении по азимуту в одну сторону (только влево или только вправо) может быть вызвана погрешностью работы компаса или в незначительной разности в длине шага левой и правой ноги (человек при движении всегда забирает влево).
Отдельно хотелось бы сказать о надёжности работы компаса.
Так, на любой ответственный выход необходимо брать лишь надёжные, хорошо проверенные и знакомые приборы. Любой новый компас необходимо тщательно «обкатать» в различных условиях прежде, чем брать его с собой. В этой связи, в качестве иллюстрации, хочу привести случай, когда группа из 5 человек (все офицеры), имея в наличии 2 компаса (один жидкостный спортивный, другой уже «обкатанный» Андрианова) вышла на ночной выход, не опробовав жидкостный компас в темноте (в дневных условиях этот компас не вызывал ни единого нарекания). Однако, с наступлением сумерек Жидкостный компас просто «погас»- заводской брак светящихся штришков на стрелке и на колбе. По закону подлости, соскочила стрелка и в компасе Андрианова. Всё это произошло, когда группа находилась в активном движении и не имела времени для ремонта или подсветки компаса. Результат весьма «печальный» - полный срыв задания и дешифровка мероприятия.

Очень часто бойцы забывают вносить «поправку направления» (угол между направлением магнитной стрелки и вертикальной стороной сетки карты) при определении азимута движения с использованием топокарты, или неправильно её складывают (поправка направления может быть с разным знаком).
Определяя расстояния, не учитывают шкалу заложения (учитывающую угол наклона местности).
Определяя азимуты, пользуются мелкомасштабными картами (пятисотметровками и километровками), имеющих свою погрешность, и в результате чего допускаются серьёзные отклонения.

Если в качестве направляющих ориентиров выбираются мелкие предметы, то каждый элемент процесса ориентирования должен выполняться с повышенной точностью. Тщательно определять азимут и расстояние по карте, взвешено выбирать направление движения. При непосредственном движении, постоянно контролировать своё направление по компасу, чётко вести счёт пар шагов. Выход на ориентир обязателен в медленном темпе, причём за 25-30 метров до него перейти на шаг, внимательно осматривая местность слева и справа. Если отмеренное расстояние пройдено, а нужного ориентира не видно, то необходимо пройти в том же направлении метров 30-50, на случай погрешности в измерениях. А если и после этого результат не достигнут, то необходимо уйти на ближайшую чёткую привязку для восстановления ориентировки и повторения попытки выхода на условную точку.
При неточном выходе в заданную точку применяют приёмы, описанные раньше («коробочка», «квадрат», «змейка»), однако нельзя забывать, что это всего лишь компенсирующие приёмы, погашающие неточность выхода в заданную точку и нельзя ими злоупотреблять, т.к. это огромный расход времени и сил. Кроме того, при их выполнении (особенно ночью) более чем легко сбиться и потерять ориентировку.

Постоянное «тыканье» в компас может привести к «затрамбовке» мозгов и серьёзной ошибке. Во избежании этого необходимо научиться «на глаз» определять азимуты (в т.ч. и во время движения). Для этого необходимо практически оттренировать «градусный глазомер» на местности и запомнить эталоны. Твёрдо знать, что такое 90, 45, 30, 15 и 10 градусов.
Подобная тренировка заключается в следующем.
Сначала по названному азимуту определить предмет на местности, а затем, наоборот, по указанному предмету определить азимут на него.
Очень полезно оттренировать угол в 90 град. При растопыривании большого и указательного пальца одной руки, а также, какой угол кроет рогатка из указательного и среднего пальца на расстоянии вытянутой руки, и какой угол закрывает указательный палец (тоже на расстоянии полностью вытянутой руки).
Кроме того, необходимо уметь определять углы на карте. Это немного легче, т.к. есть километровая сетка.

Заранее благодарен за отзывы!!!

Уважаемый 47!

Подобный навык действительно вырабатывается.
Только не всё так просто. Разворотами вокруг собственной оси такого навыка приобрести нельзя. Отрабатывается всё в движении и, извините, постоянном дёргании самого себя по поводу попытки на глаз отработать правильное направление, и не обязательно на север.
Ближе к истине попытка определить сумарное отклонение от какой-то превоначальной линии. Такой линией может быть всё, что угодно. Однако, существует одно общее требование: "эталонное направление" должно быть хорошо прочувствовано и воспроизводимо в подсознании. Именно по этой причине удобно вести отсчёт от направления улицы на которой живёш. В этом случае вистибюлярный аппарат запоминает на своём физиологическом уровне данное устойчивое направление и поэтому способен в подсознании "отсчитывать" углы изменения этого "эталонного направления". Если человек способен в короткий промежуток времени чётко и глубоко отфиксировать спонтанное (уже отличное от направления улицы направление)"эталонное направление", то он сможет уловить и изменения (отклонения)от этого направления.
В практике временные промежутки, по истечению которых человеку нужно определять отклонения направления гораздо больше, чем временные отрезки при верчении вокруг собственной оси и определить плавно наросшее отклонение по просшествию 25-35 минут гораздо сложнее, чем "вспомнить" направление, что было 10-30 секунд назад. Это усложняет развитие подобного навыка на практике. Но, с другой стороны, углы при реальном передвижении человека не такие значительные, как углы при верчении вокруг собственной оси, но это преимущество не уравнивает усложнений от уеличения временных промежутков, поэтому можно сказать, что практическая треннировка указанного навыка гораздо сложнее, чем крусение вокруг собственной оси.
Навык приобритается долговременной упрямой тренировкой в течении продолжительного промежутка времени и при значительном числе повторений.
Однако, несмотря на все трудности навык ВЫРАБАТЫВАЕТСЯ ! И это факт. Просто необходимо приложить к этому определённые усилия. Любые самые точные устные рекомендации абсолютно ничего не стоят без практической добросовестной отработки!!!

Прололжая тему ориентирования, хочу остановится на способах определения расстояния на местности в отсутствии точных приборов.
1. Определение пройденого расстояния подсчётом парами шагов.
Для успешного применения данного метода необходимо очень чётко знать параметры своих шагов. Нужно знать сколько пар шагов умещается на определённом отрезке местности. Причём, эти параметры сильно меняются в зависимости от характера местности и манеры передвижения.
Так, при беге шаг длиннее среднего, при движении в гору короче; в начале бега он короче, чем в середине, а при значиельном накоплении усталости он снова укорачивается; при движении по высокой траве длинна шага очень отличается от длинны шага по опалым листьям. Мокрая поверхность укорачивает шаг, а сухая, - удленняет. по песку бежать труднее, чем по твёрдому грунту и т.д.
Таких разновидностей более, чем много, поэтому, нужно выработать чутьё на поправку длинны шага, в зависимости от тех, или иных условий. А выработка подобного "чутья" начинается с определения поправки длинны шага в зависимости от группы "эталонных участков". В частности, необходимо определить среднюю длинну шага на ровной местности, спуске, подъёме, траверсировании склона. Знать как влияет на эти величины характер поверхности : ровная поверхность дороги, низкая трава, высокая трава, опалые листья, галька, песок. Как изменяется длинна шага при прохождении указанных сочетаний в мокрую погоду, в сухую. Какая длинна шага на асфальте, в зарослях, в лесу, редколесье и поле.
Полученные данные заносятся в соответствующие таблицы, которые проходят дополнительную практическую проверку в различное время суток и разные времена года, в различном состоянии человека (бодрость, усталость, при переноске различного груза) и при различных режимах движения (шаг, медленный омторожный шаг, бесшумный крадучийся шаг, лёгкий бег, быстрый бег).
Постепенно надобность в подобных таблицах отпадёт, причём гораздо быстрее, чем кажется. Наверное сложнее описать все виды движения, чем выработать устойчивое чутьё к поправке в разных ситуациях.
Указанным способом нужно научиться точно определять отрезки расстояний в 100, 200, 300, 500, 1000 метров и т.д. Причём треннировки по правильному определению расстояний нужно проводить по двум направлениям :
1) уметь по отсчитанному кол-ву пар шагов определить точное расстояние;
2) и умеь по известному расстоянию, с учётом пересечённости местности, характеру поверхности и собственному состоянию определить в нём кол-во пар шагов.
Стоит отметить, что при применении данного метода возникает ряд ошибок. Так, из-за наступающего утомления при вижении по маршруту бойцы теряют точное представление о длинне собственного шага, и желая сохранить отработанный шаг, они непроизвольно увеличивают или уменьшают его длинну. Что неизбежно приводит к ошибке. При постоянных треннировках длинна шага значительно стабилизируется и поддаётся быстрому вычислению.
Погрешность при указанном методе определения расстояний:
- 1-2% при хотьбе,
- и 3-5% при беге.
В среднем - 2-4%.
Длинна шага относительно стабильна и, в среднем, для большинства людей составляет :
35 пар шагов на 50 м (приблизит. 1,5 м)- пехом
и 20 пар шагов на 50 м (приблизит. 2,5 м)- бегом.
Ширина бегового шага сильно колеблется от усталости. А ширина пешего шага в 1,5 м принимается как средняя величина при движении на большие расстояния по пересечённой местности, по различной поверхности и с различным темпом движения.
В целом, при движении по сильно пересечённой местности происходит непроизвольное завышение пройденного расстояния и поэтому, для выхода в заданную точку необходимо пройти доплнительно 10-15% от пройденного пути.
Длинну собственного шага человек среднего рста может определить по формуле:
Д = Р/4 + 0,37, где Р - рост.
Кстати, по этой же формуле, только наоборот определяется рост человека по длинне шага.

Кроме указанного существует ещё несколько способов определения расстояний на которых планирую остановиться вдальнейшем.

Желаю успеха!

Дата: 09.01.02 02:29

Уважаемые посетители форума, насколько мне кажется, сложно говорить о каком бы то ни было результативном действии ДРГ и иных спецгрупп в районах подконтрольных противнику без, хотя бы поверхностного, разбора факторов впрямую влияющих на успешность и (скажем так) «безнаказанность» этих действий.

1) Первым влияющим на это фактором является степень концентрации войск (а часто и полицейских частей) противника в районе действия спецгруппы.
Так, в условиях малой концентрации частей противника, иными словами, сильной разряжённости войскового присутствия, подразделения противника способные выполнять противодиверсионные функции, разбросаны на значительном удалении друг от друга. И противнику достаточно сложно организовать быстрое реагирования на обнаружившую себя (тем или иным способом) диверсионно-разведывательную группу.
Необходимо отметить, что сама по себе малая концентрация войск говорит об относительном спокойствии противника в данном районе. Указанная ситуация характерна для прифронтовых районов (или, по другому, районов примыкающих к линии боевого соприкосновения противоборствующих сторон, что более употребляемо для локальных конфликтов) где противник не ведёт и не собирается в ближайшее время вести интенсивные боевые действия. А также для районов, расположенных в глубоком тылу войск противника. Особенно она свойственна начальному периоду боевых действий, когда ещё сильна инерция гражданской жизни и противник ещё не осознал, не почувствовал угрозу в полной мере.
Но в любом случае, противник в перечисленных ситуациях находиться в спокойном и полурасслабленном состоянии. Как правило, уровень боевой подготовки, особенно что касается, организации полноценных противодиверсионных мероприятий, в такой ситуации достаточно низок. Не отработано в достаточной мере и взаимодействие между всеми элементами потенциальной противодиверсионной системы и весьма сильны межведомственные противоречия.
Поэтому в условиях малой концентрации своих подразделений противник не только не успевает вовремя достичь района обнаружения группы из-за его значительной удалённости. Но и не успевает организовать простое взаимодействие с ближайшими гарнизонами и частями. Как правило, большинство из них различного ведомственного подчинения, а под рукой почти всегда отсутствует полный список не только всех каналов связи с ними, но, даже, и полный перечень всех этих подразделений. Кроме того, ведомственные различия в большинстве случаев ведут к нежеланию «переработаться» выполняя несвойственные, на их взгляд, их ведомству задачи.
Этим и объясняется слабая способность противника организовать эффективный поиск, прочёсывание и блокирование обнаруженных ДРГ. Это, в свою очередь, объясняет относительную (я подчёркиваю, всего лишь ОТНОСИТЕЛЬНУЮ) лёгкость действий ДРГ в таких условиях.
Напротив, значительная концентрация войск противника (Кстати свойственная либо ближнему тактическому тылу войск противника, либо тыловым участкам, примыкающим к зоне интенсивных боевых действий, либо тыловым районам концентрации стратегических резервов, или расположения особо важных промышленных и военных объектов.) существенно осложняет работу ДРГ. Так как возрастает не только боеспособность войсковых частей в таких районах, но и риск случайного обнаружения группы. А элемент случайности при действий малых групп в тылу противника всегда очень значителен. В результате чего (даже если личный состав близлежащих частей и не имеет достаточного опыта контрдиверсионных действий) противник располагает значительными силами и возможностями для организации незамедлительного и плотного блокирования района обнаружения ДРГ. Образно говоря: « даже если слон неуклюже и невпопад повернётся, он всё равно может раздавить мышь, снующую вокруг него ».

(

2)
Вторым фактором, оказывающим значительное влияние на оперативную обстановку в зоне работы ДРГ (и, в конечном счёте, на успешность её действий), является наличие чёткой, хорошо отработанной системы контрдиверсионных мероприятий. Которая включает в себя не только последовательное и жесткое соблюдение всех соответствующих режимно-охранных мероприятий, но и высокий уровень контрдиверсионной подготовки дислоцированных в данном районе войсковых частей и подразделений, наличия у них соответствующего опыта и необходимых материально-технических средств. Важное место в такой системе занимает слаженность действий всех её элементов, иными словами, наличие хорошего взаимодействия между всеми воинскими частями, подразделениями ВВ и безопасности. Кроме того, жизнь ДРГ очень осложняет наличие в районе её действий специально подготовленных и обученных, высоко мобильных и хорошо вооруженных контрдиверсионных подразделений.
В таких условиях любая засветка группы ведёт к моментальным грамотным ответным действиям противника, оставляющим ей не много шансов на благополучный исход. Для ДРГ резко сужается пространство для манёвра. Большинство мест пригодных для высадки и укрытия (долговременного базирования или организации кратковременных днёвок), а также всевозможные дороги и тропы находятся под негласным контролем полицейских органов противника посредством сети осведомителей, специально созданной и настороженной на любые признаки появления чужих в их районе. В связи с чем, резко возрастает риск быть обнаруженными не только визуально или по явно оставленным следам, но, также, даже по косвенным признакам (в т.ч. и по почти незаметным нарушениям ритма жизнедеятельности и поведения животных, незначительному нарушению расположения мелких местных предметов, беспричинному снижению уровня воды в лесном роднике и т.п.).
В случае обнаружения, противник получает более развёрнутую информацию не только о факте присутствия ДРГ в том или ином квадрате, но и о составе группы, вооружении, экипировке, состоянии группы, направлении дальнейшего движения, что существенно облегчает организацию действенных мероприятий по уничтожению обнаруженной ДРГ.
При этом, в короткое время осуществляется выдвижение в район обнаружения, его блокирование, организация поиска и непосредственного уничтожения группы. Соответственно, снижаются шансы ДРГ, и не только на успешный прорыв из блокированного района, но и, непосредственно, на упех в любом боевом столкновении с подразделениями облавы.

И напротив. Если в данном районе не отработан комплекс контрдиверсионных мероприятий, а части противника имеют низкую степень подготовки и, попросту, не умеют обнаруживать и нейтрализовывать ДРГ, то жизнь для спецгрупп значительно облегчается. ДРГ удаётся долгое время оставаться необнаруженной, при этом нанося болезненные удары по объектам противника. В случае же организации противником контрдиверсионных операций, они носят довольно бестолковый характер, в результате чего группа относительно спокойно выходит из блокированного района, укрываясь от поисковых групп и прочёсывания, легко отрываясь от преследования.
Повышающаяся, в связи с этим, живучесть ДРГ, способствует возникновению своеобразного запаса прочности группы, при котором даже допущенные ею ошибки (что практически рано или поздно случается со всеми) не влекут трагических последствий.

3)
На мой взгляд, третьим фактором является моральное состояние войск и администрации противника.
При нормальном моральном состоянии противник настроен на успех, и даже в случае первых неудачных результатов способен на энергичные и действенные контрмеры.

Иначе обстоят дела, когда войска противника и его тыловая администрация находяться в состоянии подавленности, неверия в собственные силы, с вытекающим отсюда, нежеланием предпринимать активные действия. Тогда, даже при изначально благоприятной для противника ситуации, его действия в большинстве случаев обречены на неудачу.
Практически это проявляется в том, что активность контрдиверсионных подразделений низкая, малейшие неуспехи ведут к свёртыванию операции, упускается время и возникающие благоприятные возможности.
Вполне понятно, что подобная обстановка очень способствует ДРГ, делает их "хозяивами" положения. предаставляет инициативу.

Однако, и в такой ситуации есть свои подводные камни. Так, отсутствие полноценного преследования со стороны противника ведёт к возникновению расслабленности, пренебрежению элементарными правилами безопасности, переоценке своих сил. В результате чего группа, рано или поздно, но нарывается на "неприятность" с весьма тяжёлыми последствиями.
Статистика печального опыта по данному поводу весьма обширна.

Было бы интересно "услышать" впечатления тех, кому довелось попадать в подобные ситуации!

4) На мой взгляд, четвёртый фактор, как и первый, относятся к группе, если можно так выразиться, "географических".
Это степень зселённости территории и наличие развитой дорожной сети.

При хорошо развитой дорожной сети довольно легко осуществлять быстрый и эффективный манёвр силами при проведении контрдиверсионной операции. Даже, сравнительно небольшими силами становиться возможно держать под контролем значительные территории и моментально реагировать на любые проявления ДРГ.
Так, при обнаружении группы в том или ином квадрате, туда быстро и легко перебрасываются контрдиверсионные подразделения даже из отдалённых районов. В случае прорыва группы, все возможные пути её отхода быстро перекрываются выдвижением резервных блокирующих групп. В этом случае прорвавшуюся ДРГ вторично выявляют и в зону её обнаружения (тоже очень быстро благодаря хорошей дорожной сети) перебрасываются основные силы облавы. Причём нет нужды задействовать на подобные цели дополнительные подразделения, идёт просто постоянное «перекидывание» освободившихся подразделений блокирования и разведпоисковых групп на новые направления. И при новом прорыве ДРГ происходит тоже самое.
Быстро и несложно организуется прочёсывание значительных по площади территорий.
Кроме того, открытые линейные пространства вдоль дорог являются очень удобными рубежами как для блокирования, так и для прочёсывания. Ведь общеизвестно, что пересечение группой трассы (автомобильной лили железнодорожной), особенно в светлое время суток, само по себе является рискованным и ответственным мероприятием, не говоря уже о ситуации когда группа уходит от преследования.
Противник легко организовывать систему патрулирования по дорогам, а вдоль дорог организовать огневые ловушки, простреливая на большую глубину открытое пространство вдоль обочин.

Сама по себе дорожная сеть образует своеобразные ячейки, периметры которых легко блокировать, и из которых очень сложно незаметно вырваться. А в случае прорыва, ДРГ попадает в новую ячейку, которая снова блокируется мобильными контрдиверсионными подразделениями и всё повторяется.

При хорошо развитой сети дорог очень удобно вылавливать группу, организовывая фрагментарное прочёсывание местности по образованным дорогами ячейкам. Причём, на это тратиться довольно мало сил, а времени требуется очень не много. В результате от территории возможного нахождения ДРГ быстро отсекаются «пустые куски» и на них больше не тратятся силы и внимание. Свободное пространство вокруг группы быстро сужается, после чего она блокируется и уничтожается.

Действуя в подобных районах диверсионные группы невольно стремятся уйти в крупные лесные массивы, или иные участки местности, которые представляют своеобразные свободные «острова» (или «окна») в развитой дорожной сетке. В результате чего, иногда именно с учётом этой особенности («тяги») ДРГ, её становиться легко обнаружить в указанных местах. Особенно если подобные «окна» были просчитаны заранее и котрразведывательные органы противника позаботились о приобретении нужного количества источников из числа местных жителей.

Наличие значительного числа населённых пунктов в зоне действия группы напрямую связано с развитостью дорожной сети. Но, кроме того, в большинстве нас. пунктов присутствуют органы власти и местной администрации противника, а также могут размещаться полицейские участки и военные части (увеличивается войсковое присутствие). К тому же, наличие большого числа населённых пунктов, и как следствие этого, значительная плотность населения дополнительно ведёт к увеличению риска случайного обнаружения группы местными жителями. Особенно это пагубно в случае враждебного отношения местных к стороне за которую выступает ДРГ .
5) Пятым фактором, является отношение местного населения к ДРГ.

Действуя на территории противника, спецгруппы неизбежно сталкиваются с местным населением, которое может относиться к ним (как к представителям сторон конфликта) положительно, отрицательно или индеферентно.
Так, положительное отношение местных к группе характерно для случая, когда борьба с противником ведёться на СВОЕЙ ТЕРРИТОРИИ, которую противник занял в результате агрессивных действий. В такой ситуации население, в целом, поддерживает любое сопротивление агрессору и способствует выполнению задач возложенных на спецгруппы (той или иной направленности).
Характерным примером этого является отношение местного населения к спецгруппам НКВД, военной разведки, партизанам и подпольщикам во время Великой Отечественной Войны.
В такой ситуации группа может рассчитывать на поддержку населения (! , естественно, что только (если это не обусловлено заранее) в экстренном случае, и с огромным числом оговорок), которая может выражаться в: предоставлении пищи; укрывании группы; предоставлении информации о расположении, действии и планах противника; в качестве проводников. В конце концов, просто, не выдать группу противнику в случае её случайного обнаружения.
Из числа местных жителей можно создавать своеобразную агентурную сеть в случае продолжительного пребывания группы в каком-либо районе. С использованием местных жителей могут организовываться группы сопротивления и даже небольшие партизанские формирования.
Существенную поддержку спецгруппам могут оказывать и уже действующие в данном районе партизанские отряды, основу которых, опять же, составляет местное население.
Вместе с тем, даже при значительной поддержке местным населением, во избежании засветки группы, желательно предельно ограничить её контакты с местными. Поскольку обычно (особенно в районах активного действия партизан и групп сопротивления) среди местных жителей присутствует определённое количество осведомителей и агентов структур безопасности противника, вербуемых в расчёте на выявление возможного сопротивления установившейся власти. И, не знающая местных особенностей и специфики группа может стать лёгкой добычей подобной аг. сети.
Поэтому, несмотря на то, что контакты с дружественно настроенным местным населением существенно расширяют оперативно-боевые возможности спецгруппы и повышают их устойчивость и живучесть, к установлению подобных контактов необходимо относиться с чрезвычайной осторожностью и аккуратностью, наперёд воспринимая как враждебные, любые подозрительные, да и, просто, непонятные моменты в подобном общении.
Указанные контакты допускается устанавливать только после тщательной проверки «контактёра» и анализа всех «за» и «против». А в очень сомнительных случаях лучше подстраховаться, и вообще поберечься и избежать такого контакта.

Как уже отмечалось, отношение местного населения к Сп группам может быть и индеферентное (иначе, - «паралельное»).
Такое наблюдается при ведении боевых действий с противником на территории нейтральных стран, где противник не выступает в роли агрессора, а присутствует «территориально» (т.е. имеет военные базы, экономические и промышленные объекты и т.п.). В этом случае исход «дела» зависит от активности органов безопасности противника, т.е. от того, сумеет ли он создать дееспособную, активную агентурную сеть, действующую в его интересах.
В таких условиях, в связи с высокой вероятностью провала, группе рекомендуется резко ограничить контакты с местными.
Однако, отсутствие прямой враждебности со стороны населения является само по себе довольно положительным фактором, который обуславливает не высокую активность местных (а также полное отсутствие с их стороны «патриотического рвения») при осуществлении противником контрразведывательных и контрдиверсионных мероприятий в районе действия ДРГ.

И, наконе

Источник:vrazvedka.ru
http://www.vrazvedka.ru/forum/viewtopic … p;start=15