Группа "Честь"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Группа "Честь" » Истории из реальной жизни. » Штурм дворца Амина "шторм 333"


Штурм дворца Амина "шторм 333"

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Генерал-майор А.А.Ляховский - автор книг об Афганской войне, в том числе и "Трагедия и доблесть Афгана". На завершающем этапе пребывания советских войск в Афганистане он был ближайшим помощником руководителя оперативной группы МО СССР в РА генерала армии В.И.Варенникова. Знание обстановки и непосредственное участие в боевых операциях позволяют автору представить достаточно точную картину происходившего в те дни. Мы публикуем сегодня отрывок из новой книги А.А.Ляховского, посвященной событиям 27 декабря 1987 года, того самого дня, который стал историческим для подразделения антитеррора "Альфа". Подвиг офицеров группы "А", живых и павших в тот день, но сокрушивших неприступную цитадель Тадж Бек, проявленная сила духа, военное мастерство и самопожертвование - воплощение русских ратных традиций, ставших основой беспримерной храбрости и отваги.
     
     

     
     История сохранила немало случаев длительной осады городов, крепостей и замков, а также примеров дерзкого стремительного их захвата относительно небольшими силами. Причем в последнем случае успех, как правило, сопутствовал тем, кто применял военную хитрость, обман и вероломство, действовал решительно и безжалостно. Операция, проведенная в декабре 1979 года в Кабуле, по захвату дворца Тадж-Бек (известного как "Дворец Амина"), не знает аналогов в новейшей истории.
     
     Долгое время события в Кабуле 27-го декабря 1979 года проходили в Советском Союзе под кодовым названием "Второй этап Апрельской (Саурской) революции в Афганистане". О людях, совершивших этот "второй этап", не было известно ровным счетом ничего. Вся информация об этой беспрецедентной в мировой истории операции оказалась засекречена. Однако в народе ходили самые невероятные и фантастические слухи.
     
     В начале декабря на военно-воздушную базу в Баграме прибыла специальная группа КГБ СССР `Зенит` (по 30 человек в каждой), а 23 декабря была переброшена спецгруппа `Гром` (30 чел). Под этими кодовыми названия они действовали в Афганистане, в Центре же они назывались по-другому. Например, группа `Гром` - подразделение `А`, в последующем получившее широкую известность как `Альфа`. Уникальная группа `А` была создана по личному указанию Ю.В. Андропова и готовились для осуществления антитеррористической деятельности.
     
     Система охраны дворца Тадж-Бек была организована тщательно и продуманно. Внутри дворца несла службу личная охрана Хафизуллы Амина, состоявшая из его родственников и особо доверенных людей. Они и форму носили специальную, отличную от других афганских военнослужащих: на фуражках белые околыши, белые ремни и кобуры, белые манжеты на рукавах. Жили они в непосредственной близости от дворца в глинобитном строении, рядом с домом, где находился штаб бригады охраны (позже, в 1987- 1989 годах, в нем будет размещаться Оперативная группа МО СССР). Вторую линию составляли семь постов, на каждом из которых располагалось по четыре часовых, вооруженных пулеметом, гранатометом и автоматами. Смена их производилась каждые два часа.
     
     Внешнее кольцо охраны образовывали пункты дислокации батальонов бригады охраны (трех мотопехотных и танкового). Они располагались вокруг Тадж-Бека на небольшом удалении. На одной из господствующих высот были закопаны два танка Т-54, которые могли беспрепятственно прямой наводкой простреливать из пушек и пулеметов местность, прилегающую ко дворцу. Всего в бригаде охраны насчитывалось около 2,5 тысячи чел. Кроме того, неподалеку располагался зенитный полк, на вооружении которого находилось двенадцать 100-мм зенитных пушек и шестнадцать зенитных пулеметных установок (ЗПУ-2), а также строительный полк (около 1 тыс. человек, вооруженных стрелковым оружием). В Кабуле находились и другие армейские части, в частности, две дивизии и танковая бригада.
     
     Главная роль в начальный период советского военного присутствия в ДРА отводилась силам `специального назначения`. Действительно, фактически первой боевой акцией в операции `Шторм-333`, которую осуществили 27 декабря группы спецназа КГБ СССР и войсковые подразделения армейского спецназа стал захват дворца Тадж-Бек, где размещалась резиденция главы ДРА, и отстранение от власти Хафизуллы Амина.
     
     С утра 27 началась конкретная подготовка к штурму дворца Х. Амина. У сотрудников КГБ был детальный план дворца (расположение комнат, коммуникаций, электросети и т. д.). Поэтому к началу операции `Шторм-333` спецназовцы из `мусульманского` батальона и спецгрупп КГБ досконально знали объект захвата: наиболее удобные пути подхода; режим несения караульной службы; общую численность охраны и телохранителей Амина; расположение пулеметных `гнезд`, бронемашин и танков; внутреннюю структуру комнат и лабиринтов дворца Тадж-Бек; размещение аппаратуры радиотелефонной связи и т.д. Перед штурмом дворца в Кабуле спецгруппа КГБ должна была взорвать так называемый `колодец`, а фактически центральный узел секретной связи с важнейшими военными и гражданскими объектами ДРА. Готовились штурмовые лестницы, экипировка, оружие и боеприпасы. Главное - секретность и скрытность.
     
     Утром 27 декабря Ю. Дроздов и В. Колесник по старому русскому обычаю перед боем помылись в бане и сменили белье. Затем еще раз доложили о готовности каждый своему руководству. Б.С. Иванов связался с Центром и доложил, что все готово. Затем он протянул трубку радиотелефона Ю.И. Дроздову. Говорил Ю.В. Андропов: " Ты сам пойдешь? Зря не рискую, думай о своей безопасности и береги людей`. В. Колеснику тоже еще раз напомнили, чтобы зря не рисковал и берег людей.
     
     Во время обеда Генсек НДПА и многие его гости неожиданно почувствовали себя плохо. Некоторые потеряли сознание. Полностью `отключился` и Х. Амин. Его супруга немедленно вызвала командира президентской гвардии Джандада, который начал звонить в Центральный военный госпиталь (Чарсад Бистар) и в поликлинику советского посольства, чтобы вызвать помощь. Продукты и гранатовый сок были немедленно направлены на экспертизу. Подозреваемые повара задержаны. Усилен режим охраны. Однако основным исполнителям этой акции удалось скрыться.
     
     Х. Амин лежал в одной из комнат, раздетый до трусов, с отвисшей челюстью и закатившимися глазами. Он был без признаков сознания, в тяжелой коме. Умер? Прощупали пульс - еле уловимое биение. Умирает? Пройдет довольно значительное время, прежде чем дрогнут веки Х. Амина, и он придет в себя, затем удивленно спросит: `Почему это случилось в моем доме? Кто это сделал? Случайность или диверсия?`
     
     Первыми по дворцу прямой наводкой по команде капитана Паутова открыли огонь зенитные самоходные установки ЗСУ-23-4 `Шилки`, обрушив на него море снарядов. Автоматические гранатометы АГС-17 стали вести огонь по расположению танкового батальона, не давая экипажам подойти к танкам. Подразделения `мусульманского` батальона начали выдвижение в районы предназначения. Первой ко дворцу по плану должна была выдвигаться рота старшего лейтенанта Владимира Шарипова, на десяти БМП которой в качестве десанта находились несколько подгрупп спецназовцев из `Грома` во главе с О. Балашовым, В. Емышевым, С. Головым и В. Карпухиным. Общее руководство ими осуществлял майор Михаил Романов. Майор Я. Семенов со своим `Зенитом` на четырех бронетранспортерах должен был выдвигаться к торцовой части дворца, а затем совершить бросок по пешеходной лестнице, которая вела вверх к Тадж-Беку. У фасада обе группы должны были соединиться и действовать совместно.
     
     Однако в последний момент план изменили и первыми к зданию дворца на трех БТРах выдвинулись подгруппы `Зенита`, старшими которых были А. Карелин, Б. Суворов и В. Фатеев. Общее руководство ими осуществлял Я. Семенов. Четвертая подгруппа `Зенита` во главе с В. Щиголевым оказалась в колонне `Грома`. Боевые машины сбили внешние посты охраны и устремились по единственной дороге, которая круто серпантином взбиралась в гору с выездом на площадку перед дворцом. Дорога усиленно охранялась, а другие подступы были заминированы. Едва первая машина миновала поворот, из здания ударили крупнокалиберные пулеметы. У шедшего первым БТРа были повреждены все колоса, а боевую машину Бориса Суворова сразу же подбили, она загорелась. Сам командир подгруппы погиб, а личный состав получил ранения. Выскочив из бронетранспортеров `зенитовцы` вынуждены были залечь, и стали стрелять по окнам дворца, а также при помощи штурмовых лестниц стали взбираться вверх в гору.
     
     В четверть восьмого вечера в Кабуле прогремели сильные взрывы. Это подгруппа КГБ из `Зенита` (старший группы Борис Плешкунов) подорвала так называемый `колодец` связи, отключив афганскую столицу от внешнего мира. Взрыв должен был послужить началом штурма дворца, но спецназовцы начали несколько раньше.
     
     Подгруппы `Гром` тоже сразу попали под плотный огонь крупнокалиберных пулеметов. Прорыв групп шел под ураганным огнем. Спецназовцы быстро выскочили на площадку перед Тадж-Беком. Командиру первой подгруппы `Грома` О. Балашову осколками пробило бронежилет, но он в горячке сначала не почувствовал боли и бросился вместе со всеми ко дворцу, но затем все же был отправлен в медсанбат. Капитан 2-го ранга Э. Козлов еще сидя в БМП, едва успел выставить ногу наружу, как ее тут же прострелили.
     
     Первые минуты боя были самыми тяжелыми. На штурм Тадж-Бека пошли спецгруппы КГБ, а основные силы роты В. Шарипова прикрывали внешние подступы ко дворцу. Другие подразделения `мусульманского` батальона обеспечивали внешнее кольцо прикрытия. `Шилки` били по Тадж-Беку, 23-мм снаряды отскакивали от стен, как резиновые. Из окон дворца продолжался ураганный огонь, который прижал спецназовцев к земле. И поднялись они лишь тогда, когда `Шилка` подавила пулемет в одном из окон дворца. Продолжалось это недолго - может быть минут пять, но бойцам показалось, что прошла целая вечность. Я. Семенов со своими бойцами бросились вперед к зданию, где у входа во дворец встретились с группой М. Романова.
     
     Когда бойцы выдвинулись к главному входу, огонь еще более усилился, хотя казалось, что этого уже сделать невозможно. Творилось нечто невообразимое. Всё смешалось. Еще на подступах к дворцу был убит Г. Зудин, ранены С. Кувылин, А. Баев и Н. Швачко. В первые же минуты боя у майора М. Романова было ранено 13 человек. Самого командира группы контузило. Не лучше обстояло дело и в `Зените`. В. Рязанов, получив сквозное ранение в бедро, сам сделал перевязку ноги и пошел в атаку. В числе первых к зданию прорвались А. Якушев и В. Емышев. Афганцы со второго этажа бросали гранаты. Едва начав подниматься по лестнице, А. Якушев упал, сраженный осколками гранаты, а бросившийся к нему В. Емышев был тяжело ранен в правую руку. Позже ее пришлось ампутировать.
     
     Бой в самом здании сразу же принял ожесточенный и бескомпромиссный характер. Группа в составе Э. Козлова, М. Романова, С. Голова, М. Соболева, В. Карпухина, А. Плюснина, В. Гришина и В. Филимонова, а также Я. Семенова с бойцами из `Зенита` В. Рязанцевым, В. Быковским и В. Поддубным ворвались через окно с правой стороны дворца. Г. Бояринов и С, Кувылин в это время вывели из строя узел связи дворца. А. Карелин, В. Щиголев и Н. Курбанов штурмовали дворец с торца. Спецназовцы действовали отчаянно и решительно. Если из помещений не выходили с поднятыми руками, то выламывались двери, в комнату бросались гранаты. Затем без разбору стреляли из автоматов. Сергея Голова буквально `посекло` осколками гранаты, потом их в нем насчитали целых 9 штук. Николаю Берлеву во время боя пулей разбило магазин автомата. На его счастье рядом оказался С. Кувылин, который во время успел отдать ему свой рожок. На секунду позже бы и выскочивший в коридор афганец-гвардеец, скорее всего, успел бы выстрелить первым, но на сей раз он опоздал с выстрелом. Был тяжело ранен П. Климов.
     
     Во дворце офицеры и солдаты личной охраны Х. Амина, его телохранители (около 100 - 150 чел.) сопротивлялись отчаянно, не сдаваясь в плен. `Шилки` снова перенесли огонь и стали бить по Тадж-Беку и по площадке перед ним. В здании на втором этаже начался пожар. Это оказало сильное моральное воздействие на обороняющихся. Однако, по мере продвижения спецназа ко второму этажу Тадж-Бека, стрельба и взрывы усиливались. Солдаты из охраны Амина, принявшие спецназовцев сперва за собственную мятежную часть, услышав русскую речь и мат, сдались им как высшей и справедливой силе. Как потом выяснилось, многие из них прошли обучение в десантной школе в Рязани, где, видимо, и запомнили русский мат на всю жизнь. Я. Семенов, Э. Козлов, В. Анисимов, С. Голов, В Карпухин и А. Плюснин бросились на второй этаж. М. Романову из-за сильной контузии пришлось остаться внизу. Спецназовцы атаковали яростно и жестко. Без разбору стреляли из автоматов и бросали гранаты во все комнаты, попадающиеся на пути.
     
     Когда группа спецназовце в составе Э. Козлова, Я. Семенова, В. Карпухина, С. Голова, А. Плюснина, В. Анисимова, А Карелина и Н. Курбанова, бросая гранаты и ведя беспрерывный огонь из автоматов, ворвалась на второй этаж дворца, то увидели Х. Амина, лежащего возле стойки бара в адидасовских трусах и маечке. Чуть позже к этой группе присоединился В. Дроздов.
     
     Бой во дворце продолжался недолго (43 минуты). `Внезапно стрельба прекратилась, - вспоминал майор Яков Семенов - я доложил по радиостанции `Воки-Токи` руководству, что дворец взят, много убитых и раненых, главному конец`.
     
     Всего в спецгруппах КГБ непосредственно при штурме дворца погибло пять человек, в том числе и полковник Г.И. Бояринов. Почти все были ранены, но те, кто мог держать оружие в руках, продолжали сражаться.
     
     Опыт штурма дворца Тадж-Бек подтверждает, что в подобных операциях успешно могут выполнить задачу только высоко подготовленные профессионалы. И даже им действовать в экстремальной обстановке очень нелегко, а что говорить о необученных восемнадцатилетних мальчишках, которые и стрелять то по настоящему не умеют. Однако после роспуска спецподразделений ФСБ и ухода профессионалов с государственной службы именно необученных юношей послали в Чечню в декабре 1994 года для захвата так называемого президентского дворца в Грозном. Теперь лишь матери оплакивают своих сыновей.
     
     Закрытым Указом Президиума Верховного Совета СССР большая группа сотрудников КГБ СССР (около 400 чел.) была награждена орденами и медалями. Полковнику Г.И. Бояринову за мужество и героизм, проявленные при оказании интернациональной помощи братскому афганскому народу, было присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно). Такого же звания были удостоены полковник В.В. Колесник, Э.Г. Козлов и В.Ф. Карпухин. Генерал-майора Ю.И. Дроздова наградили орденом Октябрьской Революции. Командир группы `Гром` майор М.М. Романов был награжден орденом Ленина. Подполковника О.У. Швеца и майора Я.Ф. Семенова наградили орденами Боевого Красного Знамени.
     
     Генерал-майор А.А. Ляховский - автор книг об Афганской войне, в том числе и "Трагедия и доблесть Афгана".
     
     Они шли на штурм
     Анисимов В.И. награждён орденом Красной Звезды
     Голов С.А. награждён орденом Ленина
     Гуменный Л.В. награждён орденом Красного Знамени
     Зудин Г.В. награждён орденом Красного Знамени посмертно
     Соболев М.В. награждён орденом Красного Знамени
     Филимонов В.И. награждён орденом Красного Знамени
     Баев А.И. награждён орденом Красной Звезды
     Балашов О.А. награждён орденом Красной Звезды
     Швачко Н.М. награждён орденом Красного Знамени
     Федосеев В.М. награждён орденом Красного Знамени
     Берлев Н.В. награждён орденом Красного Знамени
     Гришин В.П. награждён орденом Красной Звезды
     Карпухин В.Ф. присвоено звание Герой Советского Союза
     Коломеец С.Г. награждён орденом Красной Звезды
     Плюснин А.Н. награждён орденом Красного Знамени
     Емышев В.П. награждён орденом Красного Знамени
     Кувылин С.В. награждён орденом Красного Знамени
     Кузнецов Г.А. награждён орденом Красного Знамени
     Романов М.М. награждён орденом Ленина
     Мазаев Е.П. награждён орденом Красной Звезды
     Репин А.Г. награждён орденом Красного Знамени

0

2

Ну а теперь немного про Каскад.
Это было 20 лет назад, летом 1980 г. СССР, стараясь помочь правящему режиму Демократической Республики Афганистан, все больше втягивался в войну, которой не было видно конца.
Тогда, к середине 80-го, потерпев ряд крупных поражений, противники кабульского правительства перешли к тактике партизанской войны. Акцент был сделан на действия небольших (до 20-30 человек) мобильных бандформирований, основной задачей которых стало активное противодействие созданию и укреплению официальных органов власти на местах, проведение диверсионно-террористических акций против проправительственных войск и подразделений Советской армии, создание альтернативных органов управления на контролируемых ими территориях.
11 июля 1980 г. председатель КГБ СССР подписал шифртелеграмму о направлении в Афганистан инициативной группы. состоящей в основном из слушателей Курсов усовершенствования оперативного состава (77 человек) госбезопасности. Неделю спустя вышло постановление ЦК КПСС и СМ СССР №615-200 о создании отряда особого назначения "Каскад", которому предписывалось передислоцироваться из центра подготовки в Балашихе и начать свою деятельность в Афганистане к 15 августа 1980 г., а 22 июля 1980 г. Юрий Андропов завизировал приказ №00100, регламентирующий все вопросы, связанные с деятельностью отряда "Каскад" в Афганистане.
Одна из формулировок, практически повторяющаяся во всех указанных документах, гласила: "Для оказания практической помощи афганским друзьям в организации борьбы с бандформированиями и контрреволюционным подпольем в г. Кабул направляется военно-транспортной авиацией МО СССР в краткосрочную командировку сроком до 6 месяцев передовая группа отряда особого назначения КГБ СССР численностью до 130 человек, комплектуемая сотрудниками территориальных органов (спецрезерв КГБ Украины, Казахстана, Узбекистана, Управления КГБ по Краснодарскому краю), управления "С" ПГУ и спецкурсов ВКШ КГБ СССР им. Дзержинского Ф. Э.".
Но жизнь и обстановка в Афганистане внесли свои коррективы.
Не 77 куосовцев и не 150 спецрезервистов, а около тысячи человек вошли в спецподразделение "Каскад", в его первый отряд; который возглавил полковник, а впоследствии генерал-майор Александр Лазаренко, настоящий мастер уникальных специальных операций и решения сложных тактических задач разведки. Его также отличало огромное чувство личной ответственности, высокая трудоспособность, умение ладить с людьми и дорожить ими.
Благодаря именно Лазаренко "Каскад" вскоре прославился в Афганистане. Сотрудников же этого подразделения назвали "каскадерами". Аналогия с известной профессией прослеживается: работа с высокой степенью риска, профессиональное мастерство, выдержка, надежность, смелость.

Вдали от родины
Команды отряда дислоцировались в восьми крупнейших территориально-административных центрах Афганистана, удаленных от Кабула от 200 (Кандагар, Газни, Джелалабад) до 500-1000 км (Герат, Файзабад). В отдельные периоды до 70% территорий, находящихся в зонах ответственности конкретных команд "Каскада", были под контролем противника. Таким образом, только высокая дисциплина, строгое выполнение указаний руководства отряда, поддержание постоянной надежной связи с главным штабом в Кабуле являлись непременными составляющими успеха его деятельности.
Вот основные задачи "Каскада", которые поставил его командиру начальник внешней разведки КГБ Владимир Крючков: помощь в создании органов безопасности ДРА на местах, проведение агентурно-оперативной работы, специальных мероприятий против бандформирований и наиболее агрессивных недругов афганского режима и СССР. В последующем к этим задачам добавлялись новые, но они в принципе носили вспомогательный характер. Так, например, решением Москвы "Каскаду" был передан в оперативное подчинение отряд спецназначения МВД "Кобальт" (600 сотрудников), работа которого имела свою специфику.
Крючков не только ставил задачи "Каскаду", но и делал все возможное для того, чтобы облегчить их решение, если это зависело от Центра. Постоянное внимание к отряду, забота о его нуждах, поддержка начинаний, моральное и материальное стимулирование, награды отличившимся, контрольные приезды в команды "Каскада" - все это и многое другое было в числе повседневных дел начальника внешней разведки. На его имя направлялась развединформация отряда, отчеты о боевых действиях, оценки и прогнозы обстановки. Так же опекали "Каскад" и заместители Крючкова генералы Вадим Кирпиченко и Юрий Дроздов.
Отряд имел двойное подчинение: Центру (т.е. Москве), а на месте, в самом Афганистане, - представительству КГБ. Возглавлявшие его генералы Владимир Спольников, а затем Борис Воскобойников понимали нужды "каскадеров", ценили их за результативность действий и точность добытых сведений, принимали самое активное участие в повседневной жизни спецподразделения.
С первых шагов любую посильную помощь "Каскаду" оказывали Генштаб и командование 40-й армии. Командиры армейских частей и соединений видели в "каскадерах" своих братьев по оружию, а те отвечали им взаимной признательностью и благодарностью. "Каскад" числился отдельной воинской частью, и по приказу командарма весь личный состав отряда был поставлен на довольствие в 40-й армии. А это облегчало многое: переброску по воздуху военной, транспортной и специальной техники и вооружения отряда, экипировку, снабжение продуктами и ГСМ, медобслуживание и т.д. и т.п.
Со временем, когда "Каскад" регулярно поставлял армейцам точные и проверенные сведения о бандформированиях, после неоднократных совместных действий нормой жизни стал принцип "Каждый делает свое дело, а сообща делается наше дело".
Ежедневно данные о дислокации бандформирований передавались в штаб 40-й армии "на реализацию" - для нанесения авиа- и артударов. И здесь "Каскадеры" придерживались еще одного принципа: мирное население страдать не должно. Конечно, добиться этого в условиях современных военных действий вряд ли возможно. Но стремиться свести жертвы до минимума было делом чести и совести спецназовцев. И часто, по требованию уполномоченных "Каскада", отменялись бомбоштурмовые удары из-за близости проживания населения к местам расположения банд, выбирались более оптимальные варианты или принимались соответствующие оперативные меры к вытеснению противника на удобные для нас позиции.

Противник

Что он представлял из себя? Его называли по-разному, в зависимости от меняющейся конъюнктуры, политических веяний и тактических замыслов: вооруженная контрреволюция, бандформирования, вооруженная оппозиция.
Мощная, хорошо оснащенная и вооруженная 40-я армия, численность которой в различное время колебалась от 100 до 120 тыс. солдат и офицеров, искусством ведения войны в горно-пустынной местности, к сожалению, поначалу не владела и осваивала его в процессе борьбы. Всего же советские и афганские вооруженные силы (с учетом войсковых подразделений всех силовых структур) не превышали 300 тыс. Им противостояли мятежные силы. По различным оценкам, они насчитывали от 150 до 200 тыс. человек. Активная их часть составляла около 70 тыс. боевиков, объединенных приблизительно в 1500 бандгрупп.
Следует отметить значительную помощь душманам в подготовке кадров. Если СССР готовил на своей территории и различных училищах и школах до 50 тыс. афганских специалистов ежегодно, то у противника эта цифра была в 3-4 раза выше. Душманы проходили обучение в 124 лагерях (центрах подготовки) в Пакистане и в 18 - на территории Ирана. В Пакистане с ними занимались 10 бывших генералов, 40 полковников и 100 офицеров рангом пониже.
Чтобы получить представление о тактических приемах и способах ведения боевых действий душманами, приведем небольшую выдержку из учебного пособия "150 вопросов и ответов для партизанских отрядов" (или отрядов моджахедов в более точном переводе, хотя, по сути, эти понятия идентичны):
"Основными целями вооруженных акций моджахедов являются нападения на экономические объекты, административные центры, госучереждения, гарнизоны, посты армии и царандоя (МВД Афганистана) и т.д. При проведении масштабных операций партизанские группы и отряды объединяются в более крупные формирования.
При ведении боевых действий следует:

использовать просчеты противника (отсутствие боковых дозоров при движении, неумелый выбор позиций в горах и т.д.), создавать видимость окружения, вызывать панику;
обстреливать вертолеты из окопов в виде вертикальных шахт, пещер, карнизов горных скал, бить по последнему идущему в звене вертолету, устраивать на господствующих высотах позиции для ДШК и ЗГУ, пристреливать заранее открытые участки местности, важные в тактическом отношении; практиковать обстрел самолетов и вертолетов при взлете и посадке, а при их снижении атаковать с расстояния 300-500 м;
брать под контроль автомагистрали и другие коммуникации с целью вызвать перебои в снабжении оружием, продовольствием, ГСМ и др., затруднить доставку предметов первой необходимости и отвлечь войска на охрану транспортных магистралей; наиболее уязвимыми местами на них являются мосты и туннели - их надлежит выводить из строя на длительное время".
Все это напрямую входит в специфическое понятие "тактика вооруженных формирований противника партизанского типа" Здесь, конечно, много значат определяющие факторы этой тактики: географические и климатические особенности, характер вооружения, уклад жизни, место религии в обществе, степень политической изолированности народных масс. Однако, как свидетельствует указанная выдержка из пособия, у афганских бандформирований были и своя специфика, свои тактические особенности, очень напоминающие другой регион - уже российский.

Тактика

Основная трудность при подавлении банддвижения заключалась в поиске, обнаружении и уничтожении с помощью военных, а иногда и самостоятельно, ловко маскирующегося противника. Его тактике противостояла тактика "Каскада" с четко обозначенными составляющими: разведывательные операции, оперативно-боевые мероприятия, специальные акции. Их суть раскрыта во многих работах о войне в Афганистане как в закрытых, так и в открытых изданиях. Хотелось бы привести лишь один пример, раскрывающий всю сложность деятельности "Каскада": речь об источниках информации, которые не только надо было найти, но и организовать работу таким образом, чтобы получать достоверные сведения. Между тем проверить честность и искреннюю готовность людей выполнять задания "Каскада" было отнюдь не просто. Вот почему нередко в их отношении практиковался такой жестокий, но необходимый "метод соучастия" коли ты - наш, на тебе кровь врага. А если последний исповедует принцип кровной мести, то, оказав однажды помощь в уничтожении его бойцов, ты прочно становишься в ряды воинов противостоящей стороны.
И того, кто приносил данные, позволяющие нанести по банде удар, брали на борт вертолета, и он своими глазами видел результаты БШУ. Человек, сообщивший о маршруте движения каравана с оружием, становился участником засады на караванной тропе. Обратной дороги после таких проверок у источников информации, как правило, не было.

Четыре "Каскада" плюс "Омега"

Всего в Афганистане с июля 1980 г. по апрель 1984 г. действовало пять спецподразделений "Каскад": "Каскад-1" (6 месяцев), "Каскад-2" (6 месяцев), "Каскад-3" (9 месяцев), "Каскад-4" (1 год), "Омега" (1 год). Командиром первых трех "Каскадов" был Лазаренко, "Каскад-4" возглавил Евгений Савинцев, "Омегой" руководил Валентин Кикоть. Все трое - бывшие сотрудники спецотдела внешней разведки КГБ.
В 1981 г., воплощая в жизнь идею генерала Дроздова, формируется профессиональное кадровое оперативно-боевое подразделение Группа специального назначения "Вымпел". Его задачи были достаточно масштабными, и ныне они хорошо известны. Однако шла война в Афганистане, и "Вымпел", ядро которого составили "каскадеры", также действовал здесь. Уже в апреле 1982 г. "Вымпел" направил в Афганистан свое кадровое спецподразделение "Каскад-4" в составе 128 человек. Как уже было сказано, его командиром был назначен Савинцев, заместитель начальника "Вымпела", один из тех, кто стоял у истоков его создания, потребовавшего огромной организационной работы. Он являлся участником борьбы с бандформированиями украинских националистов после окончания Великой Отечественной войны, служил под руководством знаменитого генерала Павла Судоплатова, имел большой опыт разведки за рубежом, являлся профессионалом самого высокого класса.
Первые три "Каскада" помогли руководству Афганистана сформировать национальные органы безопасности (ХАД), главным образом одну из их структур - знаменитое 5-е управление, занимавшееся непосредственно антитеррором. Поэтому главной задачей "Каскада-4" было "оказание помощи руководству афганских партнеров и ХАДу в выявлении и пресечении подрывной деятельности контрреволюционного подполья, бандформирований и террористических групп в становлении и укреплении национальных органов безопасности".
Все это означало проведение в полном объеме разведдеятельности, оперативно-боевых и специальных операций, получение сведений для авиаударов, ликвидации бандгрупп и т.д. О мужестве, о храбрости и благородстве "каскадеров" этого отряда говорит следующий пример.
7 июня 1982 г. крупный отряд душманов попытался овладеть крупным административным центром Кандагар. Советские и афганские войсковые подразделения находились далеко от него, и ближайшей к месту событий боевой единицей оказалась команда "Каскада-4". "Каскадеры" действовали стремительно, решительно и грамотно. Используя бронетехнику и спецназовское умение вести бой в условиях города, они сумели вытеснить на окраины значительно превосходящего по численности противника и продолжали теснить его до подхода подкреплений. Как потом отмечало афганское руководство, "был предотвращен захват административных зданий, ликвидация партактива, и органов народной власти". Результаты боя: потери противника - 45 убитых и 26 раненых, наши потери - 1 погибший и 12 раненых.
Успешно справившись с заданием, "Каскад-4" в апреле 1983 г. возвратился на Родину, а эстафету, у него приняла "Омега" При подготовке ее бойцов был учтен положительный и отрицательный опыт оперативно-боевых действий в Афганистане. Команды "Омеги" возглавили опытные офицеры, уже побывавшие ранее в "Зените" или "Каскаде". В отличие от предыдущих отрядов "Омеге" предписывалось сделать акцент на советническо-инструкторскую деятельность в подразделениях ХАДа, ведущих борьбу с банддвижением, на ведении агентурно-оперативной работы в интересах Центра и на проведении оперативно-боевых и специальных мероприятий.
На счету "каскадеров" из "Омеги" - 12 крупномасштабных войсковых и более 300 локальных оперативно-войсковых операций; разведданные для нанесения 1500 авиаударов по местам дислокации бандформирований; ряд спецмероприятий по ликвидации наиболее непримиримых бандглаварей. Офицеры со знанием местных языков занимались разложением банддвижения в Афганистане. "Омега" оказала существенную помощь в становлении оперативного полка 5-го управления ХАДа, наладив обучение его личного состава. "Омега" возвратилась на Родину в апреле 1984 г.
"Каскад-4" и "Омега" были подотчетны заместителю начальника внешней разведки генералу Дроздову, начальнику спецотдела генералу Николаю Ефимову (а впоследствии - генералу Владимиру Толстикову), а также командиру "Вымпела" капитану 1 ранга Козлову.
Герой Советского Союза (за Афганистан!) Эвальд Козлов со знанием дела осуществлял руководство подразделениями "Вымпела", воевавшими в Афганистане. Человек высочайшего личного мужества, вдумчивый командир, великолепный профессионал спецназа, он с большим вниманием относился к "каскадерам", неоднократно лично выезжал в команды спецподразделений, оказывая неоценимую помощь деловыми советами сотрудникам и командирам всех звеньев. Это при его поддержке уже после завершения "каскадной" кампании еще 94 сотрудника "Вымпела" вплоть до 1987 г. помогали ХАДу в Афганистане (из них 23 советника), а 61 "вымпеловец" прошел там боевую "обкатку" в качестве стажеров.
Мы умышленно не называли имен "каскадеров", награжденных высокими государственными наградами. Это заняло бы достаточно много места, хотя идея издания книги с полным списком сотрудников этих уникальных подразделений уже прорабатывается. Видимо, для ее воплощения в жизнь еще не пришло время. В заключение же считаю нужным отметить следующие действия "Каскада":

участие в крупномасштабных войсковых и локальных операциях (рейды подготовленных разведгрупп, добыча сведений до и по ходу операций, организация лжебанд в районах вероятных действий противника и т.д.);
организация засад на путях возможного отхода банд, минирование дорог и троп на путях их движения, пресечение каналов снабжения на караванных тропах;
организация и проведение акций по обезвреживанию наиболее опасных и злобных главарей и их ближайших помощников;
сбор сведений для нанесения авиаударов по противнику и проверка их результативности;
инспирирование боестолкновений между бандами различной религиозной окраски;
освобождение военнопленных и заложников (советских и афганских).
Таким было детище советской внешней разведки - спецподразделение "Каскад". Такими были его сотрудники - настоящие рыцари спецназа. Такими были действия "каскадеров", в которых сочетались оперативно-боевое мастерство, разведывательно-диверсионное искусство и высокий морально-патриотический дух.

0

3

Внешний вид бойца ЗЕНИТА:

0


Вы здесь » Группа "Честь" » Истории из реальной жизни. » Штурм дворца Амина "шторм 333"