ОПЫТ, ОПЛАЧЕННЫЙ КРОВЬЮ: Беслан. Горячий сентябрь 2004-го

Прошел год с тех страшных дней начала сентября. Время, достаточное для трезвого, без эмоций, взгляда на события в бесланской школе № 1. Однако чтобы анализировать, оценивать, давайте воссоздадим картину теракта и спецоперации по освобождению заложников. С этой целью мы использовали рассказы очевидцев, участников, заявления СМИ и политиков.

ХРОНИКА ТЕРАКТА

1 сентября 2004 года
9.00. Боевики подъехали к школе на улице Коминтерна. Это грунтовая, очень плохая дорога. Можно предположить, что автомобиль с боевиками свернул с федеральной трассы Ростов — Баку на улицу Маркова города Беслан, а затем выехал на улицу Коминтерна и подъехал к школе. В открытом кузове ГАЗ-66 группа людей. Все они были в масках и вооружены. Без маски был только главный, вбежавший в школьный двор первым и давший очередь из автомата в воздух. Потом шесть боевиков побежали один за другим вдоль забора в направлении ко второму выходу, окружая стоящих на торжественной линейке людей.
9.30. Один из старшеклассников школы № 1: "Линейка еще не началась, но все мы уже стояли квадратом во дворе школы. На площади перед самой школой и спортзалом играла музыка. На правом фланге, который ближе к главным школьным воротам, стояли самые младшие классы. На левом — десятые и одиннадцатые. Боевики появились из главных ворот. Они подъехали на зеленом ГАЗ-66 со стороны железнодорожных путей.
Он (главарь. — С.К.) стрелял по нам, когда мы убегали, не в воздух, а именно вслед. Я слышал, как пули свистели. Одну нашу девочку ранило. Ее подобрали те, кто бежал сзади. Нас бежало человек 50. Все старшеклассники. А самые маленькие никак не могли спастись. Они далеко от второго выхода стояли. Едва мы проскочили, бандиты перекрыли и этот выход. Они встали полумесяцем, эти шесть боевиков, и стреляли в воздух. Мы потом остановились, и нам издалека это было видно. Стреляли в воздух и погнали всех, кто был во дворе, к спортзалу. Деваться людям из этого кольца было некуда. Потом я побежал в милицию, сказал, что на нашу школу напали. Но в милиции уже знали".
Но не знали, что делать.
Офицер спецназа: "Первого сентября поступила команда срочно собраться и вылететь в Беслан, где боевики захватили заложников. Первичная информация была очень ограниченной. По сути, кроме того, что произведен захват заложников, больше ничего не было известно. Ни количество боевиков, ни их вооружение, ни число захваченных людей. Вылетели двумя группами".
Обстановка в городе.
На всех улицах города выставлены усиленные посты, бронетранспортеры. На обочинах стоят колонны военных грузовиков, в кузовах — солдаты. Время от времени слышатся стрельба из автоматов и разрывы гранат подствольных гранатометов.

2 сентября
Офицер спецназа: "Из-за погодных условий прибыли во Владикавказ за полночь.Нас было около двухсот человек. Когда нас привезли в Беслан, встретились с ребятами из первой группы, которые более или менее прояснили ситуацию.
Боевиков около 30-40 человек. Настроены весьма решительно. По всему видно, что очень хорошо подготовлены. Подступы к школе по всему периметру заминированы с использованием взрывателей натяжного действия.
Боевики вели себя весьма агрессивно и активно. На ночь в здание начальной школы выдвигались пулеметчик и гранатометчик и вели огонь по всему, что им удавалось обнаружить. Видно было, что боевики прекрасно разбираются в тактике подразделений антитеррора.
Любые наши попытки установить наблюдение или использовать технические средства наблюдения немедленно пресекались огнем пулемета, снайпера или РПГ. При этом надо отметить, что подготовка гранатометчика была очень высокой".
8.45. Террористы, захватившие школу, отвергли предложения доктора Рошаля, который пытался договориться с ними об обмене детей-заложников на взрослых, а также о безопасном коридоре для боевиков в Чечню или Ингушетию. Переговоры шли по телефону и продолжались до трех часов ночи.
Офицер спецназа: "Второго сентября группа, которая должна была штурмовать спортзал, убыла на полигон "Спутник" для тренировки. Впервые я видел этих ребят с такими потухшими глазами. Все прекрасно понимали, что при штурме пострадает значительная часть заложников, да и не только заложников.
С одной стороны, штурма никто не желал, а с другой — каждый в душе понимал, что без штурма здесь не обойтись. Сразу были распределены задачи между спецами. Группы состояли из пяти человек и постоянно отрабатывали возможные варианты действий. Проводили рекогносцировку, намечали маршруты выдвижения к объекту штурма.
От 58-й армии в распоряжение спецназа должны были выделяться два танка и два бронетранспортера, под прикрытием которых бойцы должны пройти около 50 метров открытого пространства. С самого начала было указано, что вся техника должна быть самой лучшей. Если командование опасается за жизнь своих механиков-водителей, мы обещали посадить в машины своих механиков. Однако командиры подразделений рассудили иначе. Прикинув, что все одно технику жечь, дали самые "убитые" машины. Тормоза у бронетранспортеров были неисправны. Танк не заводился. Во всяком случае, его удалось завести минут через сорок-пятьдесят после начала штурма".
9.40. Начальник УФСБ по Северной Осетии Валерий Андреев: "С террористами удалось установить контакт. Переговоры ведет группа профессиональных переговорщиков. Террористы также согласились принять для заложников еду и воду".
Андрей Солдатов, журналист: "После обеда в районе школы появился какой-то ответственный товарищ, который занялся оцеплением. Он расставлял милиционеров и бойцов на ключевых участках. При этом ополченцев прогонял. Это были первые, и по-моему, единственные внятные действия по созданию оцепления вокруг объекта возможной спецоперации". Как потом выяснилось, это был президент Южной Осетии Эдуард Кокойты, прибывший еще днем 1 сентября в район теракта с охраной".
17.00. Официальный представитель оперативного штаба: "Первая группа заложников в Беслане освобождена в результате усилий переговорщиков штаба при посредничестве Руслана Аушева".
Офицер спецназа: "Первую развединформацию удалось получить от выпущенных заложников. Они рассказали, что в спортзале установлены мины, судя по описанию, ОЗМ-72 и самодельные заряды.
Второго сентября поступила информация, что в ночь со второго на третье боевики готовят прорыв. Поэтому мы находились в постоянной боевой готовности. Своими действиями боевики всячески подтверждали полученную нами информацию. Они постоянно обстреливали наши позиции, держа нас в напряжении. Однако в прорыв они так и не пошли".

3 сентября
Офицер спецназа: "Третьего сентября группа, которая должна была штурмовать спортзал, уехала для тренировки. В 30-40 километрах от Беслана была похожая школа, и они на месте хотели отработать порядок действий внутри.
12.45. Около часа к школе в соответствии с договоренностями подъехала машина МЧС, в которой находилось четверо сотрудников. Они должны были вынести труп боевика.
13.05-13.12. В здании школы в спортзале произошел подрыв двух взрывных устройств. Со стороны школы стали выбегать заложники, по которым боевики открыли огонь из стрелкового оружия. В ответ внутреннее кольцо блокирования открыло огонь по огневым точкам бандитов.
Офицер спецназа: "В начале второго в спортзале раздался взрыв, и сразу за ним боевики открыли огонь по сотрудникам МЧС, убив двоих из них. Тут же к нам поступила информация: "Эти уроды подорвали школу. Всем приготовиться к штурму!" По этой команде группы собирались во дворе у нашего здания, проверяли оружие, личный состав, и тут же они убывали на свои рубежи. Все действовали слаженно и четко. Первыми убыли дежурные подразделения".
Поднятый по тревоге спецназ начал действовать по ситуации. Первыми в школу пошли спецназовцы "Руси". Они быстро заняли спортзал и с боем начали продвигаться по коридору. Через несколько минут в спортзал вошли армейские саперы под командованием начальника инженерных войск 58-й армии полковника Бахтияра Набиева и начальника группы разминирования подполковника Андрея Гаглоева и начали обезвреживать взрывчатку.
Офицер спецназа: "Чтобы занять рубежи для штурма, потребовалось не более пятнадцати минут. Мы накопились за зданием начальной школы: две группы "Вымпела" и группа "Альфы".
13.33. Произошло частичное обрушение крыши школы. В небе появились боевые вертолеты.
Офицер спецназа: "Когда мы подошли, Олег с Денисом уже были ранены. Как только мы вышли на рубежи, боевики сразу поднялись и заняли позиции на втором этаже. Плотность огня боевиков была довольно высокой. Денис только начал стрелять из "винтореза", как пуля угодила ему в приклад и зацепила левую скулу. Пытался открыть огонь пулеметчик. Но ему тоже не повезло. Пуля попала в коробку. Бил довольно хорошо подготовленный снайпер со второго этажа из глубины комнаты. Вообще тактика огневого боя у боевиков была отработана очень эффективно. Наметив все наиболее вероятные места, откуда мы могли начать штурм, они сразу же начали их интенсивно обстреливать".
13.35. Вместе с детьми из школы вырываются и террористы. По террористам открыт огонь.
Офицер спецназа: "На начальном этапе осетинское ополчение сработало неплохо. После подрыва боевики стали забрасывать спортзал гранатами и открыли огонь по убегавшим детям. Ополченцы тут же открыли ответный огонь и сбили первоначальную интенсивность огня боевиков. Правда, после этого от них было больше вреда, нежели пользы.
Когда все доложили о готовности, дали команду на начало штурма. Первым погиб Разумовский. В сумятице боя и дыму разрывов, когда накопились, стали гасить "духовские" огневые точки. Пуля снайпера со второго этажа попала ему на два сантиметра выше бронежилета и перебила ключичную артерию. Через минуту— полторы его не стало…

Официальное сообщение. “Подполковник Дмитрий Разумовский ("Вымпел") руководил одной из штурмовых групп, на подступах к зданию школы уничтожил двух террористов. Выявил новую огневую точку и, отвлекая внимание на себя, первым ворвался в помещение, из которого басаевцы вели огонь по убегающим детям. Дмитрий получил смертельное ранение, спасая заложников и прикрывая своих товарищей”.
Офицер спецназа: "Мы решили зайти на первый этаж, приблизившись к зданию под прикрытием БТРа. Поняв, что мы сейчас пойдем на штурм, боевики переместились на первый этаж. Когда мы двинулись на БТРе, по нам из глубины комнаты со второго этажа выстрелил гранатометчик. К счастью, не попал, но граната прошла рядом. Поняв, что БТР — хорошая мишень, мы отказались от этой затеи. А тем временем все заводили танк, но так и не завели".
Официальное сообщение. “Майор Александр Перов ("Альфа") руководил одной из штурмовых групп. В ходе боя уничтожил одного из четырех террористов, которые вели огонь по помещению, где находились около 150 заложников. Перов лично прикрыл эвакуацию детей из школьной комнаты. Упреждая разрыв гранаты, офицер накрыл собой троих заложников. Даже получив тяжелые ранения, Александр продолжал какое-то время руководить действиями своей группы”.

НАЧИНЕННЫЕ сотней металлических шариков самодельные взрывные устройства висели повсюду, крепились они скотчем и на шведской стенке, и в дальнем углу спортзала на большой высоте. Саперы сразу сняли СВУ, вынесли их во двор и бросили в ведро с водой. Наибольшую опасность представляло еще одно устройство, закрепленное на веревках на горящем баскетбольном щите. Один из саперов встал кому-то на плечи и обрезал провода детонатора, но снять бомбу ему не удалось, она уже горела. Всем дали приказ отходить. Спецназовцы и саперы вынесли еще двух раненых, после чего в зале прогремел еще один взрыв.
Генерал Соболев: "В 13.50 с полигона "Спутник" прибыли спецподразделения ФСБ, которые практически с марша пошли на штурм школы по трем направлениям".
Офицер спецназа: "Одна из групп должна была заходить со стороны столовой. Напротив входа лежал пулеметчик, который бил с пяти — семи метров. Андрей Туркин шел первым. Ему удалось войти и уйти в сторону с линии огня. Но, увидев это, "дух" бросил гранату…
Официальное сообщение. “Лейтенант Андрей Туркин ("Вымпел") уничтожил террориста при входе в здание и дал возможность штурмовой группе развернуться в помещении, где находились около 250 заложников. Сам Андрей накрыл своим телом гранату, брошенную террористом в скопление людей”.
Офицер спецназа: "В комнате мы нашли перевернутый стол, служивший прикрытием боевикам, и "лежку" с рюкзаком. Рядом валялся противогаз. Мы накопились в комнате. Тем временем группу, работавшую по спортзалу, зажали. Когда они все же вошли в спортзал, то обнаружили обвалившуюся крышу и тела в три слоя. Живых там практически не было. Тех, кто уцелел после подрыва, боевики собрали и увели в столовую. На первом этаже творилась неразбериха. Бегали осетинские ополченцы".
Официальное сообщение. “Майор Вячеслав Маляров ("Альфа"), действуя внутри здания, перекрыл собой направление обстрела, который велся четырьмя бандитами по помещению с заложниками. Получив смертельное ранение, Вячеслав продолжал вести бой, ранил двух террористов и заставил их отступить”.
Из рапорта начальника инженерной службы 58-й армии полковника Б. Набиева командующему 58-й армией: "В 13.55 увидел возгорание северной стороны спортзала, возгорание потолка от попадания гранаты. Позвонил по мобильному телефону командующему о вызове пожарных".

13.58. В районе школы раздался третий мощнейший взрыв.
Официальное сообщение. “Подполковник Олег Ильин ("Вымпел") одним из первых вступил в бой с пытавшимися прорваться из школы бандитами, уничтожил двух террористов в упор и пресек попытки других скрыться. Ильин прикрыл бегущих детей и раненого сотрудника МЧС, отвлек внимание басаевцев на себя. Получив осколочное ранение, не вышел из боя, встретил террористов, которые предприняли новую попытку уйти из школы. Двух уничтожил в упор. Ценой своей жизни спас сотрудников штурмовой группы и обеспечил уничтожение остальных бандитов”.
Один из пожарных, спасавший раненых из здания школы: "Мы из спортзала нескольких человек вытащили. Я четверых вытягивал. С другой стороны "альфовцы" кого-то выносили. Люди лежали сгустками такими... В углах взрывной волной очень многих прижало. Или они сами туда бросились. Живых было мало. Надо было понять, кто живой. А как? Я ошибся два раза. Когда вытащил одну девушку, был второй взрыв. Перед этим нам из окна две девочки кричали, платком махали, одна постарше, другой лет семь, наверное. Над ними "духи" сидели, из подствольников работали по "альфовцам". Я девочкам махнул, что сейчас приду, они засмеялись, такие счастливые были! Потом взрыв, и больше девочек я не видел вообще. Буду искать их в школе, они же там остались".
Официальное сообщение. “Прапорщик Олег Лоськов ("Альфа") в составе штурмовой группы столкнулся с четырьмя бандитами, пытавшимися под прикрытием заложников вырваться из здания школы. Ранил одного из террористов и, заслонив собой заложников, преградил бандитам путь к бегству. Получив тяжелое ранение, Олег продолжал поддерживать действия штурмовой группы огнем”.
Офицер спецназа: "Выделенный нам танк никак не могли завести. В конце концов, другой Т-62 выехал из-за угла и произвел выстрел в угол школы, чтобы проделать в стене брешь. Но по нему тут же в ответ со второго этажа выстрелили из гранатомета, попав в башню. Офицер, сидевший в танке, получил настолько серьезную контузию, что несколько позднее скончался. Танк сгорел. Отогнали БТР и подошли к зданию начальной школы, выбили дверь и заняли позицию внутри, поскольку планировалось применение реактивного заряда, который запускался с машины разминирования для проделывания проходов в минных полях. Это планировалось сделать для того, чтобы детонировали заряды, которые, как мы предполагали, были заложены бандитами в машинах, стоявших рядом со школой. Если бы это было так, то в результате взрыва стена школы обрушилась бы, и мы могли беспрепятственно войти. Однако наши расчеты не оправдались. Взрывчатки в машинах не было. Подошли, выбили сначала одну дверь, затем другую. Но войти не удалось, поскольку пулеметчик, видимо, державший под прицелом эту дверь, сразу же начал бить очередями. Тогда я дал команду выбить окна и войти. Это удалось".
14.10. Из района школы эвакуируют освобожденных заложников и раненых. Около 40 детей.
Официальное сообщение. “Майор Михаил Кузнецов ("Вымпел") во время проведения спецоперации эвакуировал более 20 раненых заложников, в основном детей. Прикрывая группу захвата, Михаил вступил в бой с двумя террористами и, уничтожив их, погиб”.
Из рапорта полковника Б. Набиева: "В 14.25 ранение получили командир, двое из группы спецназа "Русь" — один в ногу, другой в предплечье. Оказали им первую медицинскую помощь и эвакуировали. Силами группы разминирования, подоспевших местных жителей пытался потушить пожар, но из-за недостаточности сил огонь удалось остановить лишь на короткое время".
Официальное сообщение. “Майор Роман Катасонов ("Вымпел") в ходе штурма проник здание и уничтожил двух террористов. В одном из помещений обнаружил двоих спрятавшихся детей. Спасая их и прикрывая собой сотрудников штурмовой группы, Роман вступил в бой с пулеметным расчетом бандитов и получил смертельное ранение”.
Офицер спецназа: "На первом этаже мы обнаружили троих боевиков. Пулеметчика, автоматчика и гранатометчика. Они накопились на первом этаже, за углом. Обнаружив их, мы приняли решение уничтожить их из гранатомета, но в силу определенных обстоятельств этого сделать не удалось. Далее вышли через окно и стали перемещаться на второй этаж. Постоянно бил пулемет "духов". Когда вышли на второй этаж, угодили под огонь вооруженного ополчения… Слава богу, мы не пострадали".
Андрей Солдатов, Ирина Бороган, журналисты: "Когда бой шел уже около часа, вдруг из здания школы выбежал осетин с охотничьим ружьем и закричал в толпу: "Патроны двенадцатого калибра заканчиваются!!!" В толпе началось движение, кто-то побежал за патронами".
Официальное сообщение. “Майор Андрей Велько ("Вымпел") в составе передовой штурмовой группы вошел в здание школы. Уничтожил одного из террористов и обеспечил действия группы. Затем вступил в огневой контакт еще с одним внезапно появившимся бандитом и уничтожил его. Офицер, прикрывая заложников, получил множественные смертельные ранения”.
14.55. Со стороны школы выносят раненых. Помощь пострадавшим оказывается прямо на месте. Развернут военный госпиталь, работают 4 операционные. Известно о 120 пострадавших.
Официальное сообщение. “Прапорщик Денис Пудовкин ("Вымпел") уничтожил одного из бандитов, стрелявшего по детям. Под обстрелом выносил раненых школьников. Получив осколочное ранение, продолжал спасать людей. В составе штурмовой группы вошел в здание. Прикрывая собой женщину, уничтожил террориста, но сам погиб”.
Офицер спецназа: "Мы тем временем пошли дальше. Зачистили очередное помещение. Когда попытались двинуться вперед, раздался взрыв. Кто-то крикнул: "Духи!" Те обосновались в помещении второго этажа прямо над столовой. Они пошли в прорыв. Один из нас увидел идущего по лестнице первым пулеметчика и выстрелил в него. Но тот почему-то не упал и продолжил движение. Он ему добавил еще, и тот, смертельно раненный, попадает в голову Денису. Второй "дух" не успел вскочить, как один из наших сразу завалил его. Остальные "духи" не поняли, где мы находимся, и попытались неудачно прорваться. Бросив гранату в коридор, они выскочили и нарвались на нашу пару, которая и положила еще троих. Поняв, что там не пройти, они начинают оттягиваться в спортзал. Мы предложили им сдаться, но в ответ раздалось: "Аллах акбар" и прочий визг. Мы начали забрасывать их гранатами. Один из боевиков схватил нашу гранату и попытался выскочить, но тут же получил пулю в пах и с этой гранатой подорвался. Вслед за ним завалили еще одного".
Из рапорта полковника Б. Набиева: "В 15.50, после того как температура в зале не позволила дальше выполнять работы, принял решение вывести группу из боя".
Начальник группы разминирования подполковник Андрей Гаглоев: "Это был настоящий ад, пол был живым, сплошь покрытым телами, дети стонали и кричали от боли, от страха и безысходности. После команды на отход мы стали выносить детей, и мне кажется, что мы спасли всех, кто был еще жив. Местные вели себя отчаянно: по ним стреляют со всех сторон, а они как будто ничего не замечают, продолжают таскать ведра с водой. Поливают спортзал и выносят раненых. Без них детей погибло бы намного больше".
Офицер спецназа: "У нас один получил пулю в колено. Мы его сразу перебинтовали. А тем временем у нас какой-то теннис гранатами с "духами" идет. Мы им кидаем, а они нам. А между тем раненому становилось хуже. Попытались спустить его со второго этажа, но в это время на первом находились "духи". Делать нечего, надо как-то спускаться вниз. Построились шахматным порядком. Один у нас уже был убит, один ранен. Всего боеспособных было на тот момент девять человек. "Душок", видимо, сидел где-то внизу на лестнице. Шедший впереди Олег сделал только начальное движение из-за угла и тут же отпрянул. Но пуля попала под бронежилет по самому его краю и по сонной артерии ушла в голову. Мы только увидели, как подлетела каска и он рухнул ногами вперед. Я двинулся вперед и прыжком преодолел открытое пространство. "Дух" выстрелил, но не попал. Но, видимо, он думал, что он меня достал. Третий наш, шедший за мной, рассказал, что, поднимаясь, он на каждый шаг делал по выстрелу. Третий шаг — третья очередь была в него, но тоже мимо. "Душок", чтобы перезарядить автомат, отошел в темную комнату, поскольку патронов он не жалел. Видимо, перезарядив автомат, он выскочил. Я увидел даже не его, а его тень. Он закрыл собой проход, и я выстрелил несколько раз в него. Что характерно: все, кого мы завалили, шли, в одной руке держа автомат или пулемет, а в другой — гранату без чеки".
17.30. Андрей Солдатов, журналист: "Больше всего поражало, что никто не удалил зевак. В школе шел самый настоящий бой, а в нескольких десятках метров стояли гражданские люди и обсуждали ситуацию. Кто-то крикнул: "Ложись!!!" Присели. Рядом раздался взрыв, но никто не убежал и не ушел. Из школы в толпу одиночный. Кто-то упал. Оттащили за угол, оказали первую помощь. Стоят дальше".
18.47. МВД Северной Осетии: "В подвале школы блокированы трое боевиков. Они продолжают отстреливаться. Один из них — командир боевиков, захвативших школу и заложников. Вместе с ним двое его подручных".
Офицер спецназа: "А тем временем начало смеркаться. В целом активная фаза боя закончилась к 18.00, но была проблема в том, чтобы завершить дело до наступления темноты, дабы никто не ушел. Подошел еще один наш отдел, и мы смогли зачистить чердак".
К 20.00 подразделения 58-й армии, принимавшие участие в операции, возвратились в пункты постоянной дислокации.
Офицер спецназа: "В результате боя мы смогли уничтожить девять боевиков, потеряли двоих.
Вышли. Стало ясно, какие потери среди нас и среди заложников. Настроение и так было ниже среднего, а после таких новостей скатилось дальше некуда. Уже собрались уезжать, как вдруг поступила информация, что боевики во Владикавказе захватили школу. Ситуация скоро прояснилась. Оказалось, что автобусы везли детей. Милиционеры на посту стали их тормозить, но водитель не остановился… Уезжали в четыре утра. Вдоль дороги стояли люди и молча смотрели на нас. И хотя спать хотелось жутко, было не до сна".

НЕКОТОРЫЕ ВЫВОДЫ

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ за теракт в Беслане взял на себя Басаев. В захвате школы в Беслане, по его словам, участвовали 33 боевика, из них две женщины. В группе были представители разных национальностей, но в основном ингуши, чеченцы. Командир боевиков — Хучбаров. Боевики требовали немедленно остановить войну в Чечне и начать вывод войск. Басаев взял также на себя ответственность за взрывы самолетов и у метро "Рижская" в Москве. Он сообщил, что взрывы самолетов обошлись в 4 тысячи долларов, на Каширке и у метро "Рижская" — 7 тысяч, а теракт в Беслане — 8 тысяч евро. По его словам, от иностранцев в этом году он получил 10 тысяч долларов и пять с половиной тысяч евро. Самое интересное, что, по словам Басаева, воюет он исключительно за счет отчислений из бюджета России.
Информация спецслужб: "Деньги на захват школы в Беслане и подготовку теракта в Дагестане выделили арабские полевые командиры".

ЦЕЛИ ТЕРАКТА

Офицер спецназа: "Истинные цели теракта были известны только арабам. Чеченов просто "развели", пообещав сценарий Буденновска.
Реальные цели теракта скорее всего заключались в дестабилизации ситуации в регионе. Стравить ингушей с осетинами. А далее сработал бы принцип домино, и в Дагестане, Кабардино-Балкарии, а может быть, в Башкортостане и Татарстане пошла бы цепная реакция.
Второй целью было нанесение максимального поражения спецслужбам и спецподразделениям как на физическом, так и на моральном уровне.
И третья цель — Президент Российской Федерации, подрыв его авторитета".

О ПОДГОТОВКЕ ТЕРАКТА

Офицер спецназа: "Есть предположение об участии в планировании и организации этого теракта иностранных специалистов. Во всяком случае рука профессионалов ощущается. Боевиков очень профессионально натаскивали на бой в городе. При этом был проведен довольно грамотный анализ таких операций, как, например, в "Норд-Осте". Во всяком случае, они были готовы к применению газа. Это подтверждает наличие противогазов. Кроме того, "духи" были в бронежилетах. В некоторых разгрузках мы обнаружили вшитые листы пластита. Один из наших рассказал, как он выстрелил в боевика, а тот на его глазах взорвался.
Вероятно, все они были под действием каких-то препаратов, скорее всего, амфитаминов, поскольку у многих были обнаружены в венах катетеры. При использовании этих препаратов снижается болевой порог, понижается реакция на взрывную волну, усиливается способность долго обходиться без пищи и воды при высокой работоспособности и активности.
Это, а также оборудование долговременных огневых точек внутри здания говорит о том, что боевики готовы были именно к такому развитию событий. Мало того, они другого и не ждали. Судя по боекомплекту, они планировали бой в здании. Патронов в ходе боя к стрелковому оружию было 3-4 магазина, большое количество гранат Ф-1.
Они прекрасно понимали, что можно делать в этой ситуации, а чего — нельзя. Например, нельзя выпускать заложников, поскольку от них и уходит основная информация, нельзя идти на переговоры, поскольку это уступка и с психологической точки зрения, за одной уступкой последует другая.
Воду и пищу они не принимали извне. Ели только заранее приготовленные "Сникерсы". Как уже выяснилось после штурма, "духи" очень хорошо подготовили школу к обороне".

ПОЧЕМУ НАЧАЛСЯ ШТУРМ?

ЭТОТ вопрос продолжает волновать граждан. Была ли это спланированная акция или произошла трагическая случайность, расстроившая планы как боевиков, так и оперативного штаба?
СМИ: "Банде Полковника с самого начала отводилась роль пушечного мяса в масштабной акции, организованной Шамилем Басаевым, хотя сами боевики об этом могли и не догадываться. Требования, предъявленные террористами, были невыполнимы, а дети — с самого начала обречены. Этой акцией бандиты пытались выиграть время и отвлечь федералов от Чечни, вынудив их работать на два фронта".
Офицер спецназа: "Как бы хорошо ни готовили боевиков их закордонные инструкторы, задачу выполняли люди, которым совсем не хотелось быть разменной монетой в этой игре. Поэтому ближе к развязке в стане боевиков возникли разногласия. Несмотря на то, что оставшиеся в живых заложники утверждают, что первый подрыв произошел случайно, думаю, что это не так. Уж больно интересное совпадение получилось. Это было время намаза в священный день — пятницу и в священный для мусульман месяц. Такое впечатление складывается, что некто помолился и далее собрался прямиком к гуриям, не спрашивая желания остальных участников".

ЧТО ДЕЛАТЬ?

Офицер спецназа: "Для противодействия различным проявлениям подрывной деятельности, включающей в себя и терроризм как разновидность специальных действий, необходимо незамедлительно провести целый комплекс мероприятий. С этой целью:
— создать постоянно действующий государственный орган по борьбе с террором с привлечением специалистов силовых и иных заинтересованных ведомств;
— принять закон о противодействии терроризму, совершенствовать правовую базу проведения специальных операций;
— составить типовой план проведения антитеррористической операции, где четко определить: кто и за что отвечает; обязанности должностных лиц всех привлекаемых органов, включая органы местного самоуправления; последовательность действий всех органов при возникновении кризисной ситуации; порядок работы с местным населением, СМИ и т.д.; линию разграничения полномочий; порядок локализации вредных последствий и т.д.".

АРИФМЕТИКА ТЕРАКТА

1127 человек были заложниками в бесланской школе, 318 из них погибли. Также погибли 10 сотрудников Центра специального назначения ФСБ России, двое сотрудников МЧС России и один гражданский, стоявший рядом со школой во время штурма.

142 человека сумели избежать участи заложников во время захвата школы.

349 человек сумели вырваться из школы без посторонней помощи после взрыва.

461 человек освобожден после начала силовой операции.

60 человек показали, что на момент взрыва 3 сентября находились в бессознательном состоянии.
(По данным парламентской комиссии по расследованию теракта, опубликованным в газете “Комсомольская правда” 10 августа 2005 года)

bratishka.ru