Группа "Честь"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Группа "Честь" » Разведка. » СПЕЦИАЛЬНАЯ РАЗВЕДКА. ЕЕ РОЛЬ И МЕСТО В ОКАЗАНИИ ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНОЙ ...


СПЕЦИАЛЬНАЯ РАЗВЕДКА. ЕЕ РОЛЬ И МЕСТО В ОКАЗАНИИ ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНОЙ ...

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

СПЕЦИАЛЬНАЯ РАЗВЕДКА. ЕЕ РОЛЬ И МЕСТО В ОКАЗАНИИ ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНОЙ ПОМОЩИ РА В БОРЬБЕ С ВНУТРЕННЕЙ КОНТРРЕВОЛЮЦИЕЙ.

ЗАДАЧИ, РЕШАЕМЫЕ ЧАСТЯМИ И ПОДРАЗДЕЛЕНИЯМИ СПЕЦИАЛЬНОГО НАЗНАЧЕНИЯ В РА
Основным плацдармом для подготовки бандформирований афганской контрреволюции являлись Пакистан и Иран. Контрреволюционное руководство за рубежом с каждым годом все шире использовало финансовую помощь западных стран, прежде всего США, для обострения внутриполитической обстановки в стране.
В этих условиях важное значение приобретало умение органов специальной разведки, командиров и штабов соединений и частей всесторонне анализировать разведывательные сведения о бандформированиях и караванах, поступавших от разведывательных органов, делать из них обоснованные выводы и своевременно принимать решения по их доразведке и уничтожению.
Цель действий частей и подразделений специального назначения в условиях РА сводилась к воспрещению снабжения бандформирований оружием, боеприпасами, другими материальными средствами, а также переброске подготовленных отрядов (групп) мятежников из Пакистана и Ирана.
Основные задачи специальной разведки, решаемые в интересах достижения этой цели, включали:
разведку, доразведку и уничтожение бандформирований мятежников, их караванов, идущих из Пакистана, Ирана и обратно;
вскрытие и уничтожение баз, складов, исламских комитетов, захват лидеров контрреволюции, главарей бандформирований, пленных;
нарушение системы управления и проводки караванов на территории Афганистана;
ведение воздушной разведки караванных маршрутов вертолетами армейской авиации с досмотровыми группами специального назначения на борту;
минирование караванных маршрутов и установка на них разведывательно-сигнализационной аппаратуры и радиолиний типа ПД-430, применение комплектов «Охота»;
выявление районов сосредоточения бандформирований, складов с оружием и боеприпасами, мест дневки караванов и наведение на них боевой авиации и вертолетов с последующей проверкой результатов ударов;
проверка достоверности разведданных, полученных другими видами разведки;
завершение уничтожения объектов после нанесения по ним авиационных ударов.
В целом задачи, стоявшие перед подразделениями СПН, соответствовали поставленным целям. Для более успешного выполнения поставленных задач целесообразно было бы придавать батальонам СПН по одному огневому взводу гаубиц Д-30 или САУ «Гвоздика».
Особенностью боевого применения подразделений СПН являлось то, что они оценивались только по уничтоженным и захваченным средствам противника. Проводимые разведывательные мероприятия не учитывались, что приближало подразделения СПН к десантно-штурмовым подразделениям, а не разведывательным.

СПН И СРЕДСТВА СПЕЦИАЛЬНОЙ РАЗВЕДКИ, ИХ ВООРУЖЕНИЕ, СНАРЯЖЕНИЕ, ОСНАЩЕНИЕ И БОЕВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ
Для выполнения разведывательных и специальных задач в составе войск, дислоцировавшихся в РА, имелось две бригады специального назначения четырехотрядного состава и одна отдельная рота СПН армейского комплекта.
Из имеющихся сил и средств специальная разведка могла выделить до 76 разведывательных групп СПН в составе взвода или 25 разведывательных отрядов СПН в составе роты. Ежедневно в боевых действиях участвовало до 25–30 разведывательных групп СПН и разведывательных отрядов СПН, такое же количество групп находилось на подготовке, остальные на отдыхе.
Управление бригады осуществляло непосредственное руководство отрядами СПН, организовывало снабжение всеми видами довольствия, взаимодействие с приданной авиацией, средствами огневой поддержки и между отрядами в зонах боевой деятельности.
Отдельные отряды СПН являлись основными боевыми подразделениями, входившими в состав бригад СПН, в которых осуществлялась вся боевая и политическая подготовка разведчиков и организовалась разведывательно-боевая работа.
Организационно отдельный отряд СПН состоял из управления, штаба, служб, двух рот специального назначения на БТР-70, одной роты специального назначения на БМП-2, роты минирования, зенитно-артиллерийской группы ЗСУ-23–4, группы связи, роты обеспечения, медпункта.
Роты специального назначения на БТР-70 и БМП-2 состояли из трех групп (по 23 человека и три БТР-70 или БМП-2 в каждой) и группы АГС-17 (25 человек, АГС-17–6 шт., РПО – 3 шт.).
Всего в отдельном отряде специального назначения – более 500 человек личного состава. Основное вооружение отряда: БТР-70–32, БМП-2–12, ЗСУ-23–4–4, КШМУ – 2, БТР-60ПБ – 2, БРМ-1K – 1, 30-мм автоматические гранатометы АГС-17 18, 40-мм подствольные гранатометы ГП-25–27, огнеметы реактивные пехотные РПО – 9, РЛС ближней разведки СБР – 3, различное стрелковое оружие (автоматы, пулеметы, снайперские винтовки, пистолеты) с приборами ночного видения и ПБС, средства связи (специальные и общевойсковые), медицинские средства и снаряжение.
Каждому отряду СПН придавалось по одному звену вертолетов войсковой авиации (Ми-8–4, Ми-24–4).
Для поддержки огнем РГ (разведгруппа. – Прим. авт.) СПН при выполнении разведывательно-боевых задач привлекались танковые и артиллерийские подразделения мотострелковых частей и подразделений реактивной артиллерии.
Важным мероприятием при подготовке разведывательных групп и отрядов к ведению боевых действий являлось обеспечение их вооружением, снаряжением и другими материально-техническими средствами. Необходимое вооружение, снаряжение и оснащение групп и отрядов определялось в зависимости от конкретной боевой задачи, состава группы (отряда), продолжительности пребывания на боевом выходе.
При этом учитывалась необходимость сохранения групповой маневренности, подвижности, огневой мощи.
Все выделяемые материальные средства и вооружение предварительно проверялись с точки зрения их исправности, работоспособности и пригодности к использованию.
Опыт боевых действий в Афганистане показал, что игнорирование этих требований при подготовке групп приводит к срыву выполнения боевой задачи и даже неоправданным потерям в личном составе.
Вооружение разведывательной группы (отряда) зависело от конкретной боевой задачи и ее состава. За основу бралась штатная РГ СПН. Обычно в ее состав входило 20–25 человек:
Командир группы, офицер. . . . . . . . .1
Зам. командира группы, прапорщик. . . . . . . . .3–4
Разведчики. . . . . . . . .13–15
Радист-разведчик. . . . . . . . .2–4
С учетом приобретенного опыта боевого применения в горно-пустынной местности такая группа при ведении боевых действий имела (шт.):
12,7 мм пулеметов «Утес». . . . . . . . .1;
пулеметов (ПК). . . . . . . . .2–3;
снайперских винтовок (СВД). . . . . . . . .2–3;
30-мм АГС-17. . . . . . . . .1–2;
РПО «Рысь» или «Шмель». . . . . . . . .1–2;
АКМС с ПБС. . . . . . . . .3;
подствольных гранатометов ГП-25. . . . . . . . .3–4;
РПГ-18 или РПГ-22. . . . . . . . .4–5;
автоматов АКС-74. . . . . . . . .6–7;
АПСБ. . . . . . . . .2–3;
ножей разведчика НP . . . . . . . . .16–20;
сигнальных и осветительных средств . . . . . . . . .по 2–3 на каждого человека.
Иногда действуют группы и отряды большого состава – до роты (70–90 человек).
На каждую единицу вооружения выделялось не менее двух боевых комплектов. Каждый разведчик брал 4–6 ручных гранат (РПГ-5–2 шт., Ф-1–2 – 4 шт.). Наступательная ручная осколочная граната РГД-5 имеет вес 310 г, радиус взлета убойных осколков 25 м; оборонительная граната Ф-I имеет вес 600 г, радиус взлета убойных осколков около 200 м. В группе, кроме того, были 3–4 щупа, противопехотные мины (МОН-50, ОЗМ-72, ПМН), количество которых определялось командиром группы.
В группе имелись 15-мм сигнальное устройство, 10–15 осветительных ракет, различные сигнальные дымы и патроны.
За счет подразделений АГС-17 разведывательная группа на усиление, как правило, получала 1–2 расчета АГС-17 или 1–2 РПО «Рысь» и «Шмель» или пулемет «Утес». Из средств связи группа имела: P-I59–1, «Ангара» – 1, «Ромашка» – 2, Р-392–3 – 4, Р-255 ( Р-234) – на каждого разведчика, не имеющего средств связи. Питание к радиостанциям бралось из расчета обеспечения связи в группе, с центром и вертолетами обеспечения и поддержки в течение нахождения на боевом выходе и резерва на 3–4 суток.
При выходах для проведения засад, кроме перечисленного вооружения, группы дополнительно (по возможности и при наличии) брали ДШК и пулеметы «Утес», что позволяло надежно поражать цели на дальних расстояниях и прочно удерживать занимаемые позиции.
В состав группы включались вожатые как минно-розыскных, так и засадных собак.
При выходах на боевых машинах состав разведывательных групп (отрядов) был больше, т.к. вертолеты брали на борт до 10 человек, а в летний период при высокой температуре – 7–8 чел. Количество личного состава, выводимого на боевых машинах, определялось количеством единиц боевой техники. Поэтому группы, высаживаемые вертолетами, имели одно вооружение, а группы на боевых машинах – другое.
Одним из наиболее мощных видов оружия разведывательных групп являлся 30-мм автоматический гранатомет АГС-17. Он предназначался для поражения живой силы противника, находящегося вне укрытия. Его тактико-технические характеристики: скорострельность – от 50–100 до 300 выстр./мин, прицельная дальность – 1700 м, емкость магазина – 29 выстрелов, вес – 31 кг (гранатомета – 18 кг, станка – 13 кг), радиус сплошного поражения осколками гранаты – 7 м. Гранатомет позволял вести огонь прямой наводкой и с закрытых огневых позиций.
Реактивные пехотные огнеметы «Рысь» и «Шмель» явились наиболее эффективным средством уничтожения живой силы противника, расположенной в укрытых огневых точках, дувалах, пещерах, фортификационных сооружениях, а также на открытой местности в любых погодных условиях.
(…)
Мощным индивидуальным оружием разведчиков являлся 40-мм подствольный гранатомет ГП-25 с гранатой осколочного действия. Небольшие по размерам габариты и масса (1,5 кг), большая дальность стрельбы (до 400 м настильной траекторией), простота в эксплуатации и обслуживании позволяли широко применять этот вид оружия. Гранатомет ГП-25 применялся для уничтожения живой силы, находящейся за высотами, камнями, за глинобитными стенами дувалов, а также в подгруппах обеспечения при прикрытии группы.
Группы, назначенные для блокирования и обеспечения налета, усиливались расчетами АГС-17, пулеметами «Утес». 12,7-мм пулемет «Утес» применялся в целях противодействия крупнокалиберным пулеметам ДШК мятежников. Его высокие тактико-технические характеристики (прицельная дальность – 2000 м, скорострельность – 270 выстр./мин, емкость коробки – 50 патронов, масса пулемета без станка – 25 кг, механический прицел и прицел СПП 3– и 6-кратного увеличения, расчет два человека) позволяли успешно противодействовать мятежникам.
Вооружение при налете аналогично другим видам боевых действий. Разница состоит в том, что группа захвата (досмотра) имела автоматы, пистолеты, ножи, по 6–8 гранат. При штурме отдельных дувалов и крепостей нашли широкое применение мины ОЗМ-72 в качестве фугасов, бросаемые разведчиком из-за укрытия.
Прибор бесшумной и беспламенной стрельбы ПБС-1 к автомату АКМС неприхотлив в эксплуатации, имеет высокие боевые качества. С его помощью велся огонь на дальность до 400 м. Прибор ПБС-1 применялся для бесшумного поражения одиночного противника (часовых, дозорных проводки караванов, водителей автотранспорта и др.), что делало его незаменимым при проведении засад и налетов. Автоматический бесшумный пистолет АПБ хорошо зарекомендовал себя и широко использовался разведгруппами. Большая прицельная дальность (до 200 м) и емкость магазина (20 патронов), возможность ведения бесшумной стрельбы очередями обеспечивали ему высокие боевые возможности, особенно при проведении налетов на исламские комитеты ночью.
Для проведения досмотра караванов вылетали досмотровые группы в составе 16–18 человек. Вооружение и снаряжение досмотровых групп включало: пулеметов ПК-3; снайперских винтовок СВД-2, на каждого разведчика – по 4 гранаты (Ф-1–2, РГД-5–2), миноискатель и 4–5 щупов, радиостанций: P-159–1, Р-392–4, Р-354–1, остальное вооружение и снаряжение – по штату. Как правило, в состав групп включался вожатый с минно-розыскной собакой.
Опыт ведения боевых действий в РА подтвердил целесообразность принятия на вооружение разведывательных групп снайперского орyжия. Разведчики-снайперы вооружены винтовками СВД с ПСО-1. Она позволяла прицельно поражать противника на дальностях с механическим (800 м) и оптическим (1300 м) прицелами. Масса винтовки со снаряженным магазином – 4,3 кг, емкость магазина – 10 патронов.
Боевая деятельность РГ СПН при проведении поисково-засадных действий немыслима без широкого применения средств инженерного вооружения. Инженерное обеспечение боевых действий подразделений бригады осуществлялось с целью перекрытия минными полями труднодоступных караванных маршрутов, на которых засадные действия РГ СПН неэффективны, позиций пусковых установок реактивных снарядов, минометов, безоткатных орудий, с которых ведется обстрел населенных пунктов и пунктов постоянной дислокации наших войск, мест вероятных подходов мятежников к автомобильным дорогам, а также прикрытие флангов подразделений СПН в засаде и маршрутов отхода разведорганов после выполнения боевых задач, ведения инженерной разведки и обезвреживания мин и фугасов, установленных мятежниками.
Перед каждым боевым выходом с личным составом подразделений СПН проводился инструктаж о порядке действий в зонах минно-взрывных заграждений. Во всех отрядах СПН велись карты минной обстановки, которые постоянно уточнялись и использовались при планировании и подготовке разведывательно-боевых действий. Основным штатным взрывчатым веществом в отрядах СПН являлась ВВ нормальной мощности. К ним относятся «тротил», «пластит-4», «ПВВ-5А», поступающие:
мина осколочная, направленного действия МОН-50 (…)[666];
мина осколочная, направленного действия МОН-90 (…);
мина осколочная, направленного действия MОH-100 (…);
фугасная мина наземного действия ПМН с временным предохранителем (металлоэлементом) (…);
фугасная мина нажимного действия ПМН-2 (…). Практически труднообнаруживаемая.
Для дистанционного подрыва зарядов ВВ при устройстве засад в указанное время, минировании группировок мятежников и исламских комитетов применялись радиолиния ПД-430 совместно с радиостанцией Р-392. Дальность управления подрывом от Р-392 в полевых условиях – 1500 м, в условиях городской постройки – 600 м. С использованием вертолета Ми-8т дальность подрыва увеличивалась. Диапазон частот – УКВ. Время работы с комплектом штатного питания – не более 24 часов, с использованием 1/2 пояса питания P-394–6 – 7 суток.
С поступлением в части комплектов «Охота-1» и «Охота-2» началось их применение с целью минирования караванных троп, объектов, возможных мест дневок, переправ мятежников. Взрыватель ВП-13 («охота») использовался для установки минных полей из пяти мин, реагировавший только на шаг человека, мины взрывались поочередно.
Наиболее эффективно применялись минно-взрывные заграждения в зонах ответственности 4-го и 5-го оо (отдельные отряды. – Прим. авт.) СПН. Подразделениями 4 оо СПН в течение года было установлено более 70 минных полей с использованием мин ОЗМ-72, МОН-50, НС-3, МЛ-7. На минных полях было уничтожено 13 караванов и 5 групп мятежников.
В 5-м оо СПН в течение года было установлено 39 минных полей, в результате чего в районе Суруби уничтожено 12 мятежников, в районе Митерлама за 3 месяца – 47 мятежников, в районе Асмар – до 122 мятежников, в том числе два главаря крупных бандформирований.
ВВ использовалось при ведении боевых действий различными способами и с различными целями. Тротиловые шашки 200– и 400-г, с использованием зажигательных трубок длиной от 10 до 15 см, с предварительным закреплением к ним осколочных элементов в виде гвоздей, металлических шариков разведчики применяли в качестве оборонительных гранат и при захвате дувалов с находящимися в них мятежниками. Из пластичных и эластичных ВВ изготовляли различные по форме сосредоточенные и кумулятивные заряды.
При использовании большого количества ВВ устраивали завалы, камнепады в узких горных переходах, ущельях, при организации засад виды ВВ использовались как фугасы.
При уничтожении складов с оружием и боеприпасами основным являлось ВВ, с помощью которого происходила дальнейшая детонация боеприпасов на складе. Используя ВВ нормальной мощности, РГ СПН уничтожали пещеры, огневые позиции ДШК и ЗГУ, другие фортификационные сооружения мятежников.
Широко использовались при минировании караванных путей, троп, а также путей отхода мятежников взрыватели полевых фугасов, минные универсальные взрыватели. Для устройства обвалов на узких участках местности, пробивания глинобитных сооружений, кяризов, уничтожения складов с боеприпасами применялись кумулятивные заряды КЗ-6, КЗ-7, КЗУ-2.
Хорошо зарекомендовал себя универсальный малогабаритный кумулятивный заряд УМКЗ при устройстве ловушек в местах пребывания мятежников, сюрпризов с установкой элемента неизвлекаемости, а также мина-сюрприз МС-3 и мина-ловушка МЛ-7.
Наиболее эффективными и удобными для устройства засад, установки минных полей, на тропах и караванных маршрутах, на узких участках местности, минирования мест вероятного пребывания мятежников являлись мины ОЗМ-72, МОН-50, МОН-90, МОН-100, ПМН, ПМН-2.
Тактико-технические характеристики мин:
– осколочно-заградительная мина ОЗМ-72: выпрыгивающая, осколочная, кругового поражения. (…) радиус сплошного поражения – 25 м, высота разрыва мины над землей – 60–90 см, используется разведчиками в качестве фугасов при штурме дувалов и из-за укрытий.
Мина дает лучший результат с применением комплекта «Охота-2». На одной мине в среднем подрывается два мятежника, но имеются случаи, когда при попытке разминирования одной мины подорвалось 7 мятежников.
Всего за год подразделениями 15-й обр СПН уничтожено на минных полях 374 мятежника, 303 вьючных животных, 24 автомобиля.
Для перевозки личного состава подразделений на вертолетные площадки и аэродромы, транспортировки различных грузов и выполнения хозяйственных работ в подразделениях в каждом отряде имелись автомобили: ЗИЛ-131 (Урал-4320) – 18, ГАЗ-бб – 5 и УA3–469–1.
На базе автомобиля ЗИЛ-131 развертывались радиостанции Р-357М и Р-358 (центровые станции) для организации радиосвязи в КВ диапазоне волн командира отряда с разведывательными группами и штабом бригады СПН.
С большой эффективностью в ходе боевых действий использовали бронегруппы. В их состав включались, как правило, 5–6 и более БМП или БТР-70 и 20–30 разведчиков. Походный порядок бронегрупп строился с таким расчетом, чтобы в случае подрыва машины обеспечивалась ее немедленная эвакуация. При незначительных подрывах ремонт машин производился на месте. В состав ремонтно-эвакуационных групп назначались МТП-1 и БТС-4. При выходе на удаление более 50 км танковые тягачи и машины технической помощи в состав РЭГ не включались. Взамен их выводились однотипные боевые машины: 1–2 БМП-2 или 1–2 БТР-70.
Боевая машина пехоты БМП-2 и бронетранспортер БТР-70 предназначались для вывоза личного состава на боевые действия и оказания огневой поддержки подразделениям СПН в бою, их эвакуации.
(…)
Созданная на базе БТР-60ПБ командно-штабная машина (КШМ) Р-145БМ предназначалась для организации радиосвязи на подвижных пунктах управления по одному каналу KB к трем каналам УКВ.
Р-145БМ представляет собой подвижный комплекс, смонтированный в бронетранспортере без башни и включающий сдвоенный синтексный вариант УКВ радиостанции P-111, УКВ радиостанции P-I23MT, KB paдиостанции P-I30M, устройство вызова P-012, систему питания, антенно-мачтовые устройства и коммутационную аппаратуру.
Использовалась при выходе на боевые действия в составе отряда для обеспечения связи командира СПН с ЦБУ отряда и бригады специального назначения.
Для проведения досмотров караванов вылетали досмотровые группы на транспортно-десантных (Ми-8т) и транспортных (Ми-8тв) вертолетах при поддержке боевых вертолетов Ми-24.
(…)
Для оказания хирургической помощи в каждой бригаде и отряде СПН имелась автоперевязочная АЛ-2 на базе автомобиля ГАЗ-66. Ее возможности составляли: по оказанию хирургической помощи – свыше 100 человек и по оказанию медикаментозной помощи – до 200 человек в сутки.
Для оказания первой помощи раненым предназначалась сумка медицинская войсковая (комплект «СМВ»). Рассчитана на оказание первой помощи 25–30 раненым. Вес комплекта – 5 кг.
Для оказания доврачебной помощи раненым и больным предназначался комплект «ПФ» (полевой фельдшера), рассчитанный на 80–100 раненых и обмороженных. При проведении амбулаторного приема в межбоевой период обеспечивал доврачебную медицинскую помощь 50 больным. Вес комплекта – 10,5 кг.
Каждый солдат и офицер оснащался ППИ (пакет перевязочный индивидуальный) для оказания первой медицинской доврачебной помощи на поле боя и индивидуальной аптечкой для оказания само– и взаимопомощи. В летнее и весеннее время группы брали с собой противозмеиные и противоскорпионовые сыворотки.
Врачи отрядов СПН перед каждым боевым выходом проводили инструктажи разведчиков-санитаров и всего личного состава подразделений по оказанию само– и взаимопомощи, первой медицинской и доврачебной помощи.
Медицинское обеспечение РГ СПН осуществляли разведчик-санитар или фельдшер отряда. При выхода на бронегруппе в состав отряда входил врач с необходимым запасом перевязочных средств, солевых и противошоковых растворов.
Исходя из решаемых задач и удаления РГ СПН от Центра, каждая разведгруппа обеспечивалась радиосредствами. Так, при действиях группы на расстояниях до 50 км применялся один из следующих вариантов состава средств связи:
1 ВАРИАНТ
КЗ радиостанции Р-354 для связи с Центром. . . . . . . . .1
УКВ радиостанции P-159. . . . . . . . .1
УКВ радиостанции Р-392 для связи внутри РГСПН. . . . . . . . .3–4
УКВ радиостанция «Ромашка» для связи с вертолетами огневой поддержки. . . . . . . . .2
2 ВАРИАНТ
УКВ радиостанции P-159 для связи с Центром. . . . . . . . .2
УКВ радиостанции Р-392 для связи внутри РГСПН. . . . . . . . .3–4
УКВ радиостанции «Ромашка» для связи с вертолетами огневой поддержки .. 2
При действиях же группы на расстоянии свыше 50 км состав радиосредств был иной:
КЗ радиостанция Р-354 («Ангара») для связи с Центром. . . . . . . . .2
УКВ радиостанция Р-392 для связи внутри РГСПН. . . . . . . . .3–4
УКЗ радиостанция «Ромашка» для связи с вертолетами огневой поддержки .. 2
Источники питания к радиостанциям брались из расчета на 2–3 суток:
аккумуляторный пояс 10 НКП-6С – по 3–4 шт. на каждую радиостанцию Р-354;
аккумуляторы 10 АНКЦ-С – по 4 шт. на каждую радиостанцию Р-159;
аккумуляторы 10 НКГЦ-1Д – по 2–4 шт. на каждую радиостанцию Р-392.
В ходе боевых действий хорошо себя зарекомендовал сухой паек «Эталон № 9» («горно-летний» и «горно-зимний»). Питательная калорийность его выше сухого пайка «Эталон № 5»; он содержит значительное количество жидких продуктов. В случае необходимости продовольствие и вода в район боевых действий доставлялись вертолетами или бронегруппой. Вода бралась в количестве 2 литров во флягах на каждого и 24 литра на группу в ранцевых бурдюках. Данного запаса хватало на 2–3 суток действий. С целью ослабления жажды каждому разведчику выдавались витамины, содержащие аскорбиновую кислоту.
Экипировка личного состава разведывательной группы (отряда) зависела от времени года, погоды и условий местности. В подразделениях использовались горно-штурмовые комплекты обмундирования и летнее (зимнее) обмундирование специального назначения, плащ-палатки и рюкзаки РД-54. С учетом приобретенного опыта боевого применения групп (офицеров) в горно-пустынной и пустынной местности снаряжение включало: форму (специальную, летнюю), головной убор (каску), легкую обувь (кросовки), боевую выкладку десантника – БВД, плащ-палатку, мощную саперную допатку-мса, флягу 1,7 л – 2–3 шт., комбинированный котелок, ложку, перевязочный пакет, солнцезащитные очки. При действиях в зимнее время дополнительно группа (отряд) брала спальные мешки, утепленные куртки, теплую обувь, перчатки, теплые портянки.
При проведении налета снаряжение разведчиков, непосредственно участвовавших в налете, было облегченным. Это было вызвано тем, что налеты проводились, как правило, на склады бандгрупп мятежников, которые располагалась в труднодоступных местах: в дувалах, домах, пещерах, и тяжелое вооружение сковывало бы группу, приводило бы к потере маневренности.
Опыт боевых действий показал, что горным снаряжением необходимо обеспечивать весь личный состав отрядов СПН.
ОСОБЕННОСТИ ПЛАНИРОВАНИЯ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНО– БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ В СОЕДИНЕНИЯХ И ЧАСТЯХ СПЕЦИАЛЬНОГО НАЗНАЧЕНИЯ
Сложные местные условия (горный рельеф, бездорожье, наличие обширных «кишлачных» и «зеленых» зон) играли важную роль в организации специальной разведки.
При планировании разведывательно-боевых действий учитывался целый ряд условий, оказывающих положительное и отрицательное влияние на ведение боевых действий в зонах ответственности частей СПН.
Положительное влияние оказывали:
тщательное планирование разведки;
четко организованное взаимодействие внутри подразделений СПН;
наличие на вооружении подразделений СПН БТР, БМП;
скрытность и внезапность действий подразделений СПН;
знание тактики действий мятежников;
высокая выносливость и маршевая втянутость личного состава;
знание оружия, имеющегося в бандформированиях и умение его использовать;
наличие широкой сети доброжелателей;
отсутствие согласованности между лидерами основных контрреволюционных партий, их разобщенность;
наличие на караванных маршрутах обширных участков пустынной местности без естественных укрытий, что позволяло обнаруживать караваны на большой дальности (это характерно для юга, юго-запада и запада Афганистана);
ограниченность в выборе маршрутов для проводки караванов с оружием и боеприпасами мятежниками из-за условий местности и местонахождения базовых районов мятежников, что позволяло широко планировать и осуществлять специальное минирование. Исключение составлял 6 ООСПН, т.к. в зоне его ответственности мятежники использовали не отдельную дорогу (тропу), а целое направление.
Отрицательное влияние оказывали:
сложные условия горно-пустынной местности, высокая температура, отсутствие водоисточников, т.е. тяжелые климатические условия, ограничивающие возможности использования авиации, боевой техники и вооружения;
густая засоленность местности на маршрутах выхода подразделений спецназначения в районы боевых действий. Исключение составляла зона юга и юго-запада Афганистана, где, например, группы (отряды) 6 ООСПН могли скрытно выходить на глубину до 250 км;
большое удаление пунктов постоянной дислокации от районов проводки караванов с оружием и боеприпасами через границу между Ираном и Афганистаном, Пакистаном и Афганистаном в юго-восточных, юго-западных и западных районах РА;
наличие труднопроходимых и непроходимых участков местности для боевой техники, особенно в период дождей и таяния снега в горах. Это было особенно характерно для зон ответственности 3, 5 ,7 и 8-го оо СПН;
низкая степень подготовки офицерского и особенно сержантского состава, прибывавшего в РА;
невыполнение в полном объеме заявок на вылеты авиации;
отсутствие на вертолетах приборов ночного видения, а также приборов наблюдения со стабилизированным полем зрения;
недостаточная активность и целеустремленность агентурной разведки в добывании достоверной и упреждающей информации о мятежниках;
слабо организованное взаимодействие подразделений СПН с общевойсковыми соединениями и частями по прикрытию государственной границы в системе «Завеса»;
недостаточная оперативность командиров батальонов СПН из-за отсутствия материальных средств на немедленную реализацию информации, поступающей от ОАГр, МТБ, пленных и других источников;
отсутствие фонда оплаты для работы с доброжелателями;
недостаточное использование постов радиоперехвата и пеленгования на основных караванных маршрутах;
отсутствие на вооружении подразделений СПН современных надежных, малогабаритных средств связи, средств радиоперехвата и пеленгования типа Р-365, Р-396к, Р-396У;
отсутствие надежных источников питания для ночных биноклей и прицелов, радиоприемников Р-255ПП, УКВ радиостанций;
неограниченные возможности мятежников по организации наблюдения за пунктами постоянной дислокация подразделений СПН, позволяющие определить направление выдвижения разведывательных групп (отрядов) (особенно на боевых машинах), состав их сил и средств;
наличие хорошо отработанной системы сигнализации мятежников, позволявшей в короткие сроки сообщить в нужные районы сведения о выдвижении разведорганов;
наличие у мятежников широко разветвленной сети доброжелателей из числа местных жителей, кочевников, пастухов.
Успешному решению задач, возложенных на части специального назначения, способствовало четкое, хорошо продуманное планирование разведывательно-боевых действий.
Планирование специальной разведки являлось наиболее важным мероприятием в организации и ведении всей разведывательно-боевой деятельности частей специального назначения. Только тщательное и своевременное планирование обеспечивало эффективное использование сил и средств специальной разведки.
Тщательно спланировать специальную разведку можно было только при условии ясного понимания цели и задач, которые возлагались на части специального назначения в РА, а также глубокого анализа имеющихся данных о караванах, бандформированиях мятежников и их объектах, с учетом возможностей своих сил и средств.
Планирование разведывательно-боевой деятельности сил и средств бригад специального назначения включало:
распределение сил и средств специальной разведки по задачам, караванным маршрутам и объектам мятежников в соответствии с возможностями;
определение времени, необходимого на подготовку сил и средств к выполнению поставленных задач;
определение порядка и способов действий сил и средств подразделений специального назначения;
определение резерва сил и средств для решения внезапно возникающих задач;
планирование и проведение мероприятий по подготовке засад, налетов и досмотра караванов;
определение порядка представления разведывательных сведений и сведений о результатах действий подразделений по уничтожению караванов, мятежных сил и их объектов.
Таким образом, основная цель планирования состояла в том, чтобы определить конкретно, когда, где и как будут выполняться поставленные задачи.
Основным документом, на основе которого планировалась разведывательно-боевая деятельность частей специального назначения, являлся план боевого применения сил и средств специальной разведки, разрабатываемый штабом армии на месяц, на основе планирования боевых действий на осенне-зимний и весенне-летний периоды.
План боевого применения сил и средств специальной разведки подписывался начальником штаба и начальником разведки, а утверждался командующим армией.
План боевого применения отражал следующие вопросы:
группировку мятежников в полосе ответственности;
основные маршруты и их нумерация;
районы особого внимания;
разграничительные линии между частями;
маршруты полетов вертолетов армейской авиации с досмотровыми группами на борту;
график выхода подразделений на заполнение разведывательно-боевых задач;
график вылета досмотровых групп на воздушную разведку;
расположение постов народной власти;
места расположения соседних частей и подразделений.
Основой для планирования разведывательных и специальных мероприятий в бригадах и отрядах являлся план боевого применения частей специального назначения начальника разведки армии, боевые распоряжения по разведке штаба армии, поступающая информация о караванах от ОАГр и других источников и решение командира бригады (отряда).
Решение командира бригады оформлялось графически на карте (на месяц), с еженедельным уточнением в зависимости от поступления разведывательной информации о караванах, мятежных силах и их объектах. К нему прилагалась краткая пояснительная записка и необходимые расчеты.
На карту наносилась группировка мятежных сил в зоне ответственности и караванные маршруты, где планируется использование разведывательных группы, время и место проведения засад, налетов, аэродром взлета (пункты посадки) или маршруты выдвижения на боевой технике (пешим порядком).
В пояснительной записке кратко излагались сведения о караванах, бандформированиях и их объектах, указывались задачи и номера разведывательных групп, которые будут выполнять эти задачи; состав групп (отрядов) и усиление, обеспечение их оружием, средствами связи, минно-взрывными и техническими средствами разведки, порядок и сроки доставки на аэродром или в пункт посадки в вертолеты (на боевую технику), сроки переброски групп (отрядов) в районы проведения засад и налетов; выделенные транспортные средства; мероприятия по организации связи; резерв сил и средств.
К пояснительной записке прилагались расчет времени на планирование и осуществление мероприятий по подготовке разведывательных групп, расчет распределения по группам и отрядам специального вооружения, боевой техники, технических средств разведки и других боевых и материально-технических средств, таблица взаимодействия с боевыми и транспортными вертолетами и др.
Штаб отряда на основе боевого распоряжения штаба бригады и решения командира отряда оформлял боевой приказ на вывод и действия подразделений отряда по разведке и уничтожению караванов, бандформирований и их объектов.
В боевом приказе указывались сведения о караване (бандформировании или объекте); мероприятия, проводимые мятежниками по проводке (охране) каравана (объекта); задача группе (отряду) и срок ее выполнения, боевой состав разведывательной группы (отряда); место, время и способы вывода (переброски) разведывательных групп в район засады (налета) и выделяемые для этого силы и средства; порядок действий группы (отряда) после выполнения задачи; порядок подготовки группы (отряда) и время готовности к выполнению боевой задачи, порядок организации связи; сроки и порядок доклада результатов разведки и проведения специальных мероприятий; резерв для оказания практической помощи группе.
Одновременно с боевым приказом штаб отряда с начальниками служб разрабатывал план подготовки разведывательной группы (отряда) по боевым задачам, план вывода групп (отряда) в районы засад (налетов) и схему связи, план политической работы и тылового обеспечения. Все эти планы утверждались командиром отряда.
Особенностью планирования разведывательно-боевой деятельности подразделений СПН в условиях Республики Афганистан было:
получение разведывательной информации от ОАГр и других источников о караванах;
ограниченное количество времени на подготовку групп (отрядов) к выполнению задачи;
выделение дежурных сил и средств для проведения мероприятий по досмотру караванов в дневных условиях.
Доведение разведывательных и специальных задач до исполнителей.
Своевременная постановка разведывательных и специальных задач исполнителям являлась важным мероприятием в общей организации специальной разведки.
До командиров бригад и отрядов специального назначения задачи доводились в виде боевых распоряжений письменно или по техническим средствам связи. Боевые распоряжения разрабатывались для каждого отряда отдельно.
При постановке задач учитывалось время, которое потребуется на доведение их до исполнителей и на подготовку сил и средств отряда для их выполнения.
В боевом распоряжении указывались:
необходимые сведения о караване (бандформировании или объекте);
боевая задача отряда (выделяемое число разведывательных групп) и сроки выполнения;
сроки и способы вывода (переброски) разведывательных групп в районы засад (налета или досмотра каравана), место и время их десантирования (высадки);
порядок допроса пленных на поле боя и использование их данных в интересах выполнения задачи;
количество и типы транспортных средств для вывода (переброски), количество выводимой боевой техники, кем они выделяются, когда и куда прибывают, аэродром взлета или пункты посадки;
порядок организации связи;
время представления донесений о результатах разведки и проведения специальных мероприятий;
порядок доставки пленных, добытых документов, образцов вооружения и техники;
резерв сил и средств.
Отдельные задачи ставились лично командиром бригады или офицером штаба бригады.
Задачу командиру разведывательной группы (сводного отряда) ставил командир отряда или один из его заместителей путем вручения ему выписки из боевого приказа командира отряда.
Все распоряжения, отданные устно, заносились в последующем в журнал отданных распоряжений.
(…)
Подготовка сил и средств специальной разведки включала общую и непосредственную подготовку их к выполнению поставленных задач.
Общая подготовка сил и средств специальной разведки осуществлялась в ходе повседневной боевой и политической учебы отрядов.
Непосредственная подготовка проводилась на основе плана боевого применения сил и средств специальной разведки, боевых распоряжений по разведке и проведению специальных мероприятий штаба бригады, по конкретной задаче по уничтожению каравана (банды мятежников или какого-либо объекта).
Подготовка групп (отрядов) и выполнению боевых задач организовывалась, как правило, двумя способами. При проведении плановых выходов подготовка осуществлялась по двухдневной программе последовательным методом. При реализации срочной информации подготовка групп к выходу осуществлялась за 3–6 часов параллельным методом.
Во всех случаях штабы разрабатывали план подготовки разведывательной группы (отряда) на основе решения командиров батальона.
В ходе повседневной боевой и политической подготовки осуществлялась общая подготовка подразделений в соответствии с расписаниями, по плану боевой и политической подготовки. Они включали:
приведение вооружения группы к нормальному бою;
практическое занятие по установке, обезвреживанию и подрыву минно-взрывных средств;
проведение занятий по тактико-специальной подготовке;
зарядку аккумуляторных батарей для КВ и УКВ радиостанций, биноклей и прицелов ночного видения. Проверка радиосредств на работоспособность;
отрабатываются варианты захвата пленных при различных случаях ведения боевых действий группой;
занятия с личным составом группы по военно-медицинской подготовке (оказание первой помощи и самопомощи при ранениях, вывихах, переломах, тепловых ударах, укусах ядовитых змей и насекомых, огнестрельных ранениях);
с командирами групп, их заместителями и радистами проводятся занятия по шифрованию и программам радиосвязи, провести практические тренировочные сеансы;
укомплектование рюкзаков запасами патронов, гранат и взрывных средств;
медицинское обслуживание личного состава РГСПН за 2–3 часа до выхода на выполнение задачи;
проведение партийных и комсомольских собраний на успешное выполнение предстоящих задач.
При непосредственной подготовке особое внимание обращать на следующее:
постановку ответственным офицерам боевой задачи;
на особенности рельефа, проходимость местности, характерные ориентиры;
при постановке задач личному составу и организации взаимодействия: на маршруты движения, пункты сбора, возможный ход действий при внезапной встрече с мятежниками, а также при изменении обстановки в ходе выполнения задачи; при отработке практических действий личный состав подбирал местность с рельефом, аналогичным рельефу местности в районе предстоящих действий;
при получении вооружения и материальных средств: на распределение вооружения и снаряжения группы (отряда) в зависимости от характера выполняемой задачи, но при этом учитывалась необходимость сохранения маневренности, подвижности, огневой мощи;
при подготовке оружия и снаряжения: на необходимость обматывания соприкасающихся деталей вооружения и экипировки изолентой или тканью во избежание шума во время движения, на равномерность распределения груза.
В связи с наличием большого количества различных особенностей по действиям групп в РА, значительно осложняющих деятельность, их подготовке уделяется особое внимание.
Районы предстоящих действий тщательно изучались личным составом по крупномасштабным картам или аэрофотоснимкам. Тренировочные занятия проводились по специально подобранной местности, а при отсутствии времени – на ящике с песком. В ходе тренировки разведчики готовились по конкретным задачам с практической отработкой способов их выполнения на боевой технике и во взаимодействии с вертолетами.
Постоянное внимание при подготовке личного состава к выполнению задачи уделялось физической подготовке, умению метко стрелять ночью, в том числе из бесшумного оружия, бесшумному передвижению, маскировке в горах, применению приемов самбо и каратэ в рукопашном бою, при захвате пленных, а также при снятии часовых и наблюдателей.
В ходе подготовки большое значение уделялось выработке у офицеров правильных решений в сложной и необычной обстановке.
В практике боевого применения подразделений специального назначения из-за необдуманных действий командиром группы имелись необоснованные потери в личном составе.
Только в одном 1-м отряде СПН имели место два случая гибели людей при форсировании вброд реки Кабул. В 1984 году утонуло 6 человек, а в феврале 1985 года – 11 человек, тогда как в бою погибло всего за январь – февраль месяцы 1985 года – 4 человека.
В принимаемых решениях не учитывались особенности местности, климата, а также индивидуальные качества и подготовка каждого разведчика.
(…)
После выхода групп (отрядов) на выполнение боевой задачи управление ими осуществлялось с центра боевого управления командиром батальона.
(…)
ПУТИ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ФОРМ И МЕТОДОВ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ РГ СПН НА КАРАВАННЫХ МАРШРУТАХ И КОММУНИКАЦИЯХ В ГОРНОЙ И ПУСТЫННОЙ МЕСТНОСТИ
Опыт ведения боевых действий показал, что одним из важнейших направлений повышения эффективности действий подразделений СПН в борьбе с караванами являлось максимальное использование возможностей, заложенных в штатной боевой технике и средствах разведки, на основе повышения профессиональной подготовки личного состава, творческого учета разведчиками особенностей обстановки, изучения сильных и слабых сторон противника, тесного контакта с источниками получения разведывательной информации.
Основными путями совершенствования форм и методов ведения боевых действий разведывательных групп на караванных маршрутах и коммуникациях горной и пустынной местности являлись:
глубокое изучение реальной обстановки в зонах ответственности отрядов, своевременная реакция на изменения тактики действий мятежников при проводке караванов;
улучшение взаимодействия с фронтовой, армейской авиацией и общевойсковыми частями по вопросам своевременного боевого обеспечения действий разведорганов;
улучшение взаимодействия с частями радиоразведки в интересах обнаружения караванов и немедленной реализации информации;
боевые действия отрядов с базовых районов, приближенных к караванным маршрутам, в том числе и в пограничной зоне;
широкое использование эшелонированных засад на вероятных маршрутах движения караванов;
активизация деятельности подразделений по минированию вероятных маршрутов движения караванов мятежников с использованием комплектов «Охота», ПД-430, «Реалия-У»;
целенаправленная работа по захвату пленных, повышение оперативности реализации их показателей по передвижению караванов;
эффективное использование воздушной разведки, для чего проводить вылеты досмотровых групп в различное время суток и по различным маршрутам, не допуская шаблонности в их действиях.
Основными мотивами сотрудничества доброжелателей с представителями советских войск являлись:
идейно-политические, основанные на стремлении внести свой вклад в дело борьбы с мятежниками;
материальная заинтересованность;
чувство мести к мятежникам.
В условиях ДРА мотив материальной заинтересованности преобладал над идейно-политическим, что обусловливалось частно-собственнической психологией населения. Усилия начальника разведки направлялись в первую очередь на постепенное воспитание у доброжелателей сознательного отношения к сотрудничеству с советским командованием. Во время контакта с доброжелателем, который обычно осуществлялся в каком-либо государственном учреждении (в противном случае невозможна скрытность работы), ему ставилась задача на сбор информации того или иного характера, в зависимости от возможностей данного человека. Обговаривались сроки получения данных и время последующей встречи. Размер вознаграждения определялся в том случае, если полученная информация будет непосредственно реализована в ходе боевых действий. Как правило, информация, поступавшая от доброжелателя, не представляла особой ценности для разведки, т.к. доброжелатель добывал ее от различных слоев населения (т.е. это было не что иное, как слухи). Непосредственный контакт доброжелателей с мятежниками встречался крайне редко и был сопряжен с определенными трудностями. В то же время доброжелатель заранее знал, что его риск будет недостаточно оплачен, и не шел на это.
Средства для оплаты доброжелателей брались из трофейного фонда частей или в агентурной группе. Трудность в этом вопросе состояла в том, что в трофейном фонде всегда имелись материальные средства и продовольствие, а для того, чтобы получить деньги для оплаты в агентурной группе, необходимо было на каждого доброжелателя завести анкету с его биографическими данными, распиской на согласие сотрудничать с советским командованием и личной фотографической карточкой доброжелателя. Ко всему этому прилагался подтверждающий документ из агентурной группы. Доброжелатели не всегда шли на это, полагая, что в случае утечки информации он будет подвергнут преследованиям со стороны мятежников.
Расширению сети доброжелателей способствовали следующие условия:
упрочение народной власти на местах;
дружеское отношение советских войск к афганскому народу;
тесный контакт с органами народной власти: МТБ и царандоя.

0

2

ОРГАНИЗАЦИЯ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ЧАСТЕЙ И ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ СПН С АГЕНТУРНОЙ РАЗВЕДКОЙ, АРМЕЙСКОЙ И ФРОНТОВОЙ АВИАЦИЕЙ, МЕСТНЫМИ ОРГАНАМИ ВЛАСТИ И ВС РЕСПУБЛИКИ АФГАНИСТАН В ИНТЕРЕСАХ ВЫЯВЛЕНИЯ И УНИЧТОЖЕНИЯ КАРАВАНОВ С ОРУЖИЕМ И БОЕПРИПАСАМИ. СОЗДАНИЕ СЕТИ ДОБРОЖЕЛАТЕЛЕЙ В ЗОНАХ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
Части специального назначения в своих зонах ответственности информацию о караванах, бандформированиях мятежников, складах с оружием и боеприпасами, исламских комитетах получали от наших агентурных органов, органов МГБ, царандоя, пограничных частей, от местных жителей и доброжелателей.
Информация, поступающая из различных источников, требовала систематического анализа и тщательной перепроверки с целью исключения возможных случаев поступления дезинформации.
С разведывательными органами и органами МГБ, царандоя, пограничными подразделениями, доброжелателями осуществляется непосредственный контакт при получении разведывательных данных по караванам, исламским комитетам, складам и бандформированиям.
Наши агентурные органы являлись одним из основных источников разведывательной информации о местонахождении караванов, бандформирований и их объектов. На основе их данных командиры соединений и частей специальной разведки принимали решения на разведывательно-боевые действия.
Анализ обстановки показал, что в специфических условиях Афганистана наиболее достоверную и полную информацию о местоположении и характере деятельности мятежников соединения и части специального назначения получали от агентурной разведки.
Оперативные агентурные группы (ОАГ) являлись непосредственными руководителями действующей агентуры на местах и организаторами разведки в зонах ответственности отрядов СПН.
ОАГ оснащались радиостанциями Р-353, Р-354, «Околыш», «Ляпис», которые имеют высокую надежность при больших нагрузках в работе.
С ОАГ, расположенными на значительном удалении от частей СПН, организовывалась и постоянно поддерживалась радиосвязь с использованием шифра специального назначения с дежурным приемом на узлах связи отрядов и штабов бригад СПН, что обеспечивало поступление обработанных данных в отряды через 30–40 минут.
Для проведения занятий по изучению объекта, выработки наиболее целесообразных способов и методов боевых действий привлекались оперативные офицеры ОАГ, по чьей информация планировался выход РГ СПН. Особое внимание уделялось отработке вопросов взаимодействия с приданными и поддерживающими подразделениями и средствами – бронегруппой, авиацией, артиллерией.
Реализация поступающей срочной информации от ОАГ осуществлялась дежурными подразделениями, находящимися в 10–15-минутной готовности в пунктах дислокации на вертолетах или на бронетехнике.
По информации оперативно-агентурной группы 4.04.86 была выведена РГ СПН № 411 в количестве 20 человек в район 15 км юго-вост. Бараки. Высадка группы была проведена на ходу во время движения колонны машин по дороге Кабул – Гардез. Используя темное время суток, складки местности, командир вывел группу в указанное место, где организовал наблюдение. Подошедший караван был уничтожен огнем с расстояния 20–40 м, место боя освещалось ракетами. Одновременно была вызвана бронегруппа. В результате засады были уничтожены караван, состоящий из 7 машин, 27 мятежников, около 12 т боеприпасов. Захвачено большое количество стрелкового оружия, ВВ, выстрелов к БО и РПГ, боеприпасов к стрелковому оружию, медикаменты, документы исламских комитетов. Группа без потерь возвратилась в пункт дислокации.
Командир агентурного органа получал от своих источников информацию о противнике, оценивал ее, перепроверял через другие каналы, после уточнения доводил до командиров соединений и частей специальной разведки по средствам связи, в ходе личной встречи или через своего офицера. Вырабатывал рекомендации по порядку проведения реализации разведданных путем организации засады или налета на объекты противника. При этом он указывал наиболее удобные места и время проведения засады (налета), выделял проводников (наводчиков) для вывода подразделений на объекты противника. Дата и точное время проведения засады или налета проводнику не сообщались. Так, например, положительный результат работы с наводчиком дали боевые действия 100 разведывательного отряда в марте 1985 года. В результате реализации полученной информации от разведывательного органа с привлечением наводчика в кишлаке Арабан (улусвали Сурхруд) был уничтожен центр мятежников по подготовке специалистов минирования, а в последующем уничтожен караван с противотанковыми минами.
В ходе разведывательно-боевых действий командир разведывательного органа указывал командиру части специального назначения оптимальный маршрут выхода на объект налета (в район засады). По завершению разведывательно-боевых действий группой через свои источники уточнял (подтверждал) и доводил до командира результаты засады (налета).
Примером успешного взаимодействия подразделений СПН с ОАГ, радио– и радиотехнической разведкой, фронтовой и армейской авиацией являются действия 4-го отряда СПН в период с 12 на 13 мая 1987 года по уничтожению крупного каравана.
В 15.00 12 мая маневренная группа радиоразведки и перехвата запеленговала подвижную радиостанцию мятежников в районе Абчакан (провинция Логар). Эта информация была доложена командиру отряда, у которого уже были данные от ОАГ о возможном проходе через район ответственности отряда СПН крупного каравана мятежников на вьючных животных с боеприпасами и оружием. Немедленно была поставлена задача досмотровой группе № 421 на проведение воздушной разведки указанного района. Однако проведенный вылет результатов не дал. Оценив обстановку и зная тактику действий мятежников по проводке караванов, командир отряда принял решение повторно направить досмотровую группу № 423 в тот же район, изменив маршрут полета вертолетов.
В 16.10 в районе Абчакан группа обнаружила караван мятежников на дневке. При подлете группы к месту высадки мятежники открыли по ней огонь. Два вертолета огневой поддержки, входящие в состав досмотровой группы, нанесли огневой удар по мятежникам и скоплению вьючных животных.
Под прикрытием боевых вертолетов группа № 423 десантировалась в 500 м южнее места дневки каравана. Используя складки местности, стремительным броском заняла выгодные позиции на господствующей высоте. Оценив обстановку, командир группы доложил на ЦБУ отряда и вызвал резервную ДГр (досмотровая группа. – Прим. авт.) № 411 и группу № 415 на бронетехнике.
Мятежники предприняли попытку уничтожить ДГр № 423. Однако умелое управление боем, четкое и грамотное наведение боевых вертолетов на цели, правильно организованная система огня командиром ДГр, стойкость разведчиков не позволили превосходящим силам мятежников уничтожить группу и вывести из-под огня караван.
ДГр № 411 десантировалась в 1 км юго-восточнее Абчакан и силами трех подгрупп блокировала выходы из населенного пункта. С прибытием в 18.50 в район 1,5 км южнее Абчакан бронегруппы № 415 была проведена перегруппировка сил и средств, блокированы вероятные маршруты подхода резервов мятежников.
В 19.50 организованное сопротивление мятежников в основном было подавлено. Две группы досмотра (по 15 человек каждая) под прикрытием БрГр (бронегруппа. – Прим. авт.) № 415 выдвинулись для досмотра каравана, однако из-за сложной обстановки и в связи с быстрым наступлением темноты досмотр каравана произвести не удалось.
Командир отряда доложил сложившуюся обстановку командиру бригады СПН и получил приказ до наступления светлого времени закрепиться на захваченных рубежах и блокировать караван имеющимися силами и средствами.
В течение ночи отряд СПН вел наблюдение за мятежниками с целью недопущения вывода каравана, выноса груза и скрытного подхода их к нашим позициям, огнем бортового оружия бронегруппы используя тяжелое трофейное оружие, подавляли вновь выявленные очаги сопротивления.
С целью недопущения подхода резервов мятежников к месту боя по базовым районам «Сухроб» и «Дубандай» в 5.00 13 мая был нанесен бомбоштурмовой удар фронтовой авиацией, после чего был проведен окончательный досмотр уничтоженного каравана.
Действия отряда по досмотру поддерживали боевые вертолеты.
К 11.00 13 мая все захваченное оружие и боеприпасы были погружены на подошедшую БрГр №445. Под прикрытием вертолетов и при поддержке артиллерии 4-й отряд СПН без потерь возвратился в пункт постоянной дислокации.
В результате боя было уничтожено 42 мятежника и 193 вьючных животных, большое количество боеприпасов, военного снаряжения, имущества, медикаментов.
Захвачено: ПЗРК «Хунъин-5», «Стрела-2» – 62, реактивных снарядов – 600, безоткатных орудий – 7, снарядов к БО – 570, мин к 82-мм миномету – 410, боеприпасов к ДШК и ЗГУ, стрелковому оружию – 112 400, выстрелов к РПГ – 950, ВВ – 340 кг, противопехотных мин – 600, медикаментов – 1000 кг.
(…)
В боевых действиях совместно с частями специального назначения принимали активное участие сотрудники МГБ и царандоя. Хорошее знание ими местности в полосе ответственности и оперативной обстановки позволяло командованию частей специального назначения принимать оптимальные решения как в период подготовки, так и в ходе боевой операции при резком изменении обстановки. Так, в апреле 1985 года разведдозор 100-го разведывательного отряда при ведении разведывательно-поисковых действий внезапно столкнулся с головным дозором мятежников. Сотрудник МГБ, входивший в состав разведдозора, начал переговоры, назвавшись «моджахеддином» одной из банд. Со стороны мятежников для переговоров были высланы парламентеры. Используя время переговоров, разведывательный отряд осуществил скрытный обход мятежников и разгромил их, захватив пленных.
Большую помощь в борьбе с бандами мятежников и в уничтожении караванов с оружием и боеприпасами оказывали представители царандоя. При их личном участии или по их наводке было реализовано в ходе разведывательно-боевых действий большое количество информации по уничтожения караванов и бандгрупп. Так, в июне 1985 года 412 разведывательная группа, имея в своем составе представителей царандоя и наводчика, уничтожила крупный караван, захватив большое количество оружия, боеприпасов, медикаментов и другого имущества. Большую помощь воины царандоя оказывали при выходе бронегруппы к местам устройства засад и объектам налета, способствуя безопасности прохода через заминированные участки.
Каждый командир часта СПН имеет на руководстве определенное количество доброжелателей – местных жителей, по тем или иным мотивам согласившихся на сотрудничество с советским командованием в борьбе с мятежниками.
Использование поступающей от доброжелателей информации командиром части проводилось после подтверждения ее ОАГ.
Доброжелатель при этом используется в качестве проводника (наводчика). Результаты реализации данных, полученных от доброжелателей, учитываются в отдельной документации и докладываются в вышестоящие штабы.
Наиболее показательным по информации доброжелателя был выход разведывательного отряда СПН № 700 9 января 1987 года. Командиру отряда СПН стало известно из информация доброжелателя, подтвержденной ОАГ, что в районе 6,5 км западнее Шинкай находятся склады с оружием, боеприпасами и материальных средств бандформирования главаря муллы Ахмада.
Командир отряда СПН принял решение силами фронтовой авиации нанести бомбо-штурмовой удар, высадкой группы №721 захватить и уничтожить склады мятежников.
Состав ро СПН №700:
РГ СПН №721 – группа захвата, 24 человека, 4ПКМ, 4РПО-А;
РГ СПН №731 – группа прикрытия, 16 человек, 1 АГС-17, 3 ПКМ;
РГ СПН №732 – группа прикрытия, 18 человек, 1 ATC-I7, 4ГП-25, 3 ПКМ;
РГ СПН №735 – бронегруппа, 57 человек, 7 БТР-70, 2 УРАЛ-4320, 3 ДШК, 3 82 мм миномета, 4 АГС-17;
РГ СПН №733 – группа обеспечения, 18 человек, 2 АГС-17, 9 ГП-25, 3 ПКМ;
РГ СПН №713 – резерв, 20 человек, 2 АГС-17, 4 ГП-25, 3 ПКМ.
В ночь с 8 на 9 января 1987 года группы прикрытия РГ СПН №731 и №732 скрытно заняли позиции у входа в ущелье с задачей обеспечить десантирование группы захвата, выход бронегруппы №735 и не допустить подхода мятежников со стороны Карьяйи-Гухар и Каръяйи-Забит.
К 9.40 9.01 в ущелье выдвинулась бронегруппа. В результате бомбо-штурмового удара и огня бронегруппы сопротивление мятежников было подавлено. Ящики с боеприпасами, оружием хранились в тайниках, в пещерах. К 16.00 9.01 минирование складов и пещер с боеприпасами было закончено. В 16.30 группа захвата РГ СПН №721 под прикрытием бронегруппы и группы прикрытия выдвинулась в район эвакуации. Отряд потерь не имел.
Уничтожено большое количестве мятежников, оружия, боеприпасов, в том числе свыше 500 реактивных снарядов.
Захвачено более 100 000 боеприпасов к стрелковому оружию, свыше 60 единиц стрелкового оружия, радиостанции, мины, медикаменты, документы партии ДИРА, ИПА и НИФА.
Таким образом, ценную и достоверную информацию подразделения специального назначения получали от оперативно-агентурных групп. Данные о караванах с оружием и боеприпасами, о сроках их выхода и маршрутах следования наиболее точны, своевременны и обладают достаточной полнотой сведений, необходимых для принятия решения командиром отряда или бригады. Из принятой к реализации информации от ОАГ до 40% результативные.
Органы МГБ и царандоя предоставляли много информации командованию частей СПН о караванах, складах с оружием и боеприпасами, о местах расположения бандформирований, но в их сведениях проявлялись элементы дезинформации, в силу этого полученные данные от органов МГБ и царандоя в обязательном порядке проверялись и подтверждались через ОАГ, другие источники с последующей выдачей данных для принятия решения командиром на боевые действия, поэтому результативность реализации их информации составляла 45–50%.
Самые достоверные, точные и своевременные данные о мятежниках добывались в результате плановых разведывательно-поисковых и засадных действий разведывательными группами СПН, реализация полученной информации от плановых выходов РГ СПН составляла 28–30%, что несколько ниже относительно количества выходов групп.
При захвате пленных данные, полученные в ходе первичного допроса непосредственно в районе боевых действии, являлись наиболее ценными и достоверными. Отсутствие достаточного количества переводчиков со знанием языка пушту значительно затрудняло получение своевременных данных от пленных. Помощь со стороны сотрудников МГБ и царандоя нередко приводила к утечке информации. Высокая результативность РГ СПН по информации пленных была в тех случаях, когда они соглашались быть проводниками разведывательных групп к объектам информации.
Так, в ходе налета 100-го разведывательного отряда на караван, расположенный на дневке в районе Танги-Такчи, 19 марта 1985 года был захвачен пленный. В ходе боя он был допрошен и дал показания о наличии склада с оружием и боеприпасами. Используя пленного в качестве проводника, отряд захватил склад, в котором находилось 200 выстрелов к БО, 132 выстрела к РПГ, стрелковое оружие и боеприпасы к нему.
14 апреля 1986 года при ведении боевых действий 1-м отрядом СПН в районе Шалатик был захвачен пленный, который при первичном допросе ничего не показал. Однако в последующем хорошо подготовленная и продуманная работа с ним дала положительные результаты. По показаниям пленного было совершено три боевых выхода, в результате которых было уничтожено 130 мятежников, захвачено большое количество стрелкового оружия и боеприпасов к нему, противотранспортных и противопехотных мин, мины к 82-мм миномету, ручные гранаты. Во всех трех выходах пленный использовался как наводчик.
Большой интерес для командования отрядов и бригад представляла информация от доброжелателей из числа местных жителей, сотрудников МГБ, органов местной власти и представителей царандоя. Однако работа по получению через них интересующих данных налажена была слабо. Это объясняется отсутствием должного опыта у офицеров, занимающихся этими вопросами. Поэтому информация от доброжелателей всегда перепроверялась через ОАГ и РГ СПН, в результате чего терялась ее своевременность. Наибольший эффект приносили действия РГ СПН, в составе которой в качестве проводника (наводчика) действовал доброжелатель.

ПОРЯДОК ВЫВОДА ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ НА БОЕВОЕ ЗАДАНИЕ И ВОЗВРАЩЕНИЕ ПОСЛЕ ВЫПОЛНЕНИЯ ЗАДАЧИ
Успех ведения разведки в районе, как, впрочем, и других способов ведения боевых действий, зависел прежде всего от скрытности доставки разведорганов в район ведения разведки.
Опыт ведения боевых действий соединений и частей специального назначения в РА показал, что в большинстве случаев залогом успешного выполнения боевых задач являлся правильный выбор пути и способа вывода разведывательных групп и отрядов и хорошая его организация. Это объясняется тем, что мятежники организовали широкую сеть осведомителей и наблюдательных постов, ведущих постоянное наблюдение за пунктами постоянной дислокации и аэродромами (площадками) взлета вертолетов. О выходе разведывательных групп и отрядов на боевой технике, вылете их на вертолетах немедленно сообщалось с одного наблюдательного поста на другой с помощью условных сигналов (трассы пуль, сигнальные ракеты, солнечные зайчики, дымы, а в ночное время костры, факелы, фонари и т.д.), а в последние годы все чаще для этих целей используются малогабаритные радиостанции.
Для вывода разведывательных групп и отрядов специального назначения в Афганистане применялись воздушный и наземный пути. Наиболее оперативным является воздушный путь, в нем применяется два способа вывода:
– десантирование с посадкой вертолетов;
– десантирование из положения зависания вертолетов.
Основными преимуществами воздушного пути вывода разведывательных групп отрядов специального назначения являлись:
оперативность доставки в назначенное место высадки;
исключение возможности организации засад и минирования на путях выдвижения;
возможность осмотра командиром и личным составом разведывательной группы (отряда) района высадка и маршрута выдвижения в район выполнения боевой задачи;
доставка разведывательной группы (отряда) в район действий с наименьшей затратой физических сил и обеспечение разведчиков оружием, боеприпасами, водой, продовольствием и возможностью эвакуировать раненых.
Наряду с преимуществами воздушный способ вывода имел и существенные недостатки:
невозможность обеспечения скрытной высадки разведывательных групп;
отсутствие возможности вывода разведывательных групп в ночное время;
зависимость от погодных условий.
Вывод разведывательных групп и отрядов специального назначения воздушным способом, как правило, осуществлялся в светлое время суток за 15–20 мин до наступления сумерек из-за сложности рельефа и отсутствия приборов ночного видения у экипажей вертолетов армейской авиации. Группы (отряды) доставлялись на аэродром (вертолетную площадку) в крытых автомобилях непосредственно к вертолетам. После проверки вооружения и личного состава осуществлялась посадка в вертолеты. Для прикрытия транспортных вертолетов в полете и высадки личного состава выделялись боевые вертолеты Ми-24.
Места высадки (основное и запасное) выбирались по карте, затем осуществлялась доразведка района высадки в ходе полетов над районом досмотровых групп. При доразведке определялась пригодность мест высадки, подбирались наиболее удобные маршруты выхода с мест высадки в районы выполнения задач. Доразведка проводилась за насколько дней до высадки, а иногда – с целью усыпления бдительности мятежников – и несколько дней подряд, вплоть до дня вывода. Места высадки должны были обеспечивать безопасное и скрытное десантирование разведчиков, быстрый сбор и хорошие условия маскировки. Они выбирались вдали от кишлаков, отдельных дувалов, дорог и троп с активным движением и кочевий.
Для скрытия десантирования разведывательных групп (отрядов) и введения противника в заблуждение до высадки проводилось 1–2 и более досмотра транспортных средств, несколько ложных посадок и зависаний, после высадки также выполнялись ложные посадки. Экипажи вертолетов после высадки по возможности некоторое время (до 30 минут) находились в 15–20 км от места высадки в готовности оказать огневую поддержку или эвакуировать группы (отряд) специального назначения в зависимости от складывающейся обстановки.
В ходе боевых действий наиболее применяемым способом вывода являлось десантирование с посадкой вертолета. При этом способе под прикрытием пыли, поднятой при посадке вертолета, первыми высаживались разведчики подгруппы обеспечения и занимали оборону, затем оставшийся личный состав. Время высадки не превышало 1,5–2 мин.
Группа бегом покидала место высадки одновременно со взлетом вертолета, т.к. вновь поднятая пыль прикрывала ее передвижение до укрытия, а затем, используя складки местности, быстро и скрытно оставляла район высадки. Практика показывает, что группа, задерживающаяся в районе высадки, неминуемо обнаруживалась, т.к. места посадки или зависания вертолетов прочесывались местным населением по принуждению мятежников.
Способ десантирования из положения зависания вертолетов, как правило, применялся в горной местности, где посадка вертолетов затруднена, на открытой местности – это наименее скрытный способ. В перспективе при оснащении вертолетов приборами ночного видения он найдет широкое применение при десантировании ночью и в условиях плохой видимости.
По опыту ведения боевых действий в РА все практически совершенные места посадок вертолетов в полосе ответственности отрядов наносились на карту с указанием даты и времени посадки и краткой характеристики этих мест (включая удаление площадки от пункта постоянной дислокации, время, затрачиваемое на полет, азимут и другие характерные особенности) в целях их дальнейшего использования.
Пренебрежение этими требованиями и отсутствие такого опыта, как правило, приводило на практике к тяжелым последствиям. Так, 111-я разведывательная группа в составе 18 человек была десантирована в районе 13 км западнее Митерлам. Вертолеты вышли в район десантирования без осуществления маневра, ложные зависания не производились, разведывательная группа высадилась в 2 км от кишлака. В результате неправильных действий командиров экипажей вертолетов и самого командира группы (продолжительное пребывание группы в районе десантирования) группа была обнаружена противником. Личному составу пришлось вести тяжелый бой с превосходящими силами мятежников. Поставленную задачу группа не выполнила и потеряла 8 человек убитыми.
Широко применялся в условиях Афганистана наземный путь вывода. Его основные преимущества:
независимость от погодных условий и времени суток;
возможность оказания своевременной поддержки как авиационной, так и бронегруппами.
Применялись три способа наземного пути вывода:
на штатной боевой технике (БМП-2, БТР-70);
на трофейной технике в одежде мятежников;
пешим порядком.
Основным способом вывода разведывательных групп (отрядов) при наземном пути являлся вывод на штатной технике (БМП-2, БТР-70), его преимущества:
независимость от погодных условий и времени суток;
возможность оказания своевременной поддержки силами бронегрупп, а также эвакуации группы или раненых.
Однако он имеет и свои недостатки:
недостаточная скрытность вывода;
ограниченность выбора маршрутов, что обеспечивает возможность мятежникам устраивать засады и минировать вероятные пути выдвижения;
малая по сравнению с воздушным путем оперативность.
Как уже говорилось, система наблюдения и оповещения за пунктами постоянной дислокации соединений и частей специального назначения, маршрутами выхода подразделений практически исключала скрытный выход на боевой технике в районы ведения боевых действий. При этом способе вывода особое значение приобрела разведка маршрутов, т.к. минирование, установка фугасов, в том числе и радиоуправляемых, а также организация засад широко применялись мятежниками с целью задержания подразделений, или недопущения их выхода в контролируемые ими районы и на маршруты проводки караванов. С целью сокращения возможных потерь при подрывах личный состав располагался «на броне», в готовности к немедленному оставлению машин. Во всех случаях организация кругового наблюдения – жизненно важна. В боевой деятельности соединений и частей специального назначения в РА имеется много примеров, когда своевременное или даже за несколько секунд до начала огневого воздействия вскрытие засады позволяло значительно сократить потери, а иногда и избежать их. Характерен в этом отношении пример, происшедший в районе Спинвальдака. Бронегруппа из шести БМП и БТР под командованием капитана Шароевского В. устремилась на перехват каравана из пяти машин с реактивными снарядами (по сообщению доброжелателя) и попала в хорошо подготовленную засаду. Мятежники устроили засаду на открытой местности, где ее трудно было ожидать, но в условиях темноты и при хорошей маскировке они не были обнаружены. Более 10 мятежников с гранатометами поднялись для открытия огня по боевым машинам на расстоянии 20–30 метров. Вовремя открытый наблюдателями огонь из автоматов по мятежникам значительно сократил возможные потери. Впоследствии установлено, что колонна с PC оказалась хорошо разработанной дезинформацией.
Для скрытия места высадки разведчиков применялись различные приемы. Наибольшее распространение получило десантирование разведывательной группы на ходу. Разведчики оставляли боевые машины в условиях плохой видимости или под прикрытием пыли, поднятой бронегруппой, маскировались и после прохождения колонны скрытно выдвигались в район выполнения боевой задачи.
Другим приемом являлась эвакуация обнаруженной мятежниками группы и высадка вместо нее другой или имитации эвакуации группы. В этом случае разведчики находились внутри боевой техники при выдвижении к месту нахождения обнаруженной группы и на броне при возвращении.
После десантирования разведывательных групп (обычно при одном выходе на штатной технике выводились 2–3 разведывательные группы специального назначения) бронегруппа оставляла район их десантирования и находилась на удалении до 20 км и более в зависимости от обстановки и наличия путей подхода. Основным условием при этом было то, что бронегруппа должна прибыть на помощь любой разведывательной группе не позднее чем через 1,5 часа.
Для решения некоторых специальных задач РГ СПН выводились в район с использованием трофейной техники (полугрузовые машины типа «Семург» или дооборудованные легковые машины типа «Датсун»). Сложность заключалась прежде всего в подборе личного состава по внешнему виду и его экипировке с одеждой мятежников. Как правило, для ведения переговоров в группу включались 1–2 сотрудника МГБ или царандоя, или 2–3 человека со знанием языка местного населения.
Личный состав группы должен был хорошо знать местные обычаи, а несколько человек и язык местного населения. Кроме того, вывод этим способом подразумевал хорошее знание оперативной обстановки в районе, т.к. в условиях боевых действий враждующих группировок мятежников, а также взимания налогов за проезд по территории, контролируемой мятежниками, разоблачение и попытка уничтожения разведывательной группы, осуществлялось из-за малейшего несоответствия в действиях, в одежде или в легендировании. Не исключалось и нападение с целью грабежа.
При организации вывода на трофейной технике исключался выезд группы на этой технике с территории соединения или части специального назначения.
Не исключался из практики и вывод разведыватальных групп пешим порядком, но срок действий их был ограничен. Как правило, вывод разведывательных групп пешим порядком осуществлялся из пунктов постоянной дислокации соединения (части) в темное время суток или в условиях ненастной погоды. В горной местности наиболее оптимальным временем для передвижения являлись сумерки (за 1–1,5 часа до захода или восхода солнца). В это время группу трудно было обнаружить, но она могла двигаться, выбирая дорогу. Ночью в горах движение вне дорог практически невозможно. Однако, когда маршрут был хорошо изучен или в составе группы был проводник, движение осуществлялось и ночью. Передвижение разведывательных групп (отрядов) производилось способом «переката»: в то время, когда половина группы преодолевала участок маршрута, другая половина находилась в готовности прикрыть ее огнем.
Вывод группы специального назначения пешим порядком – наиболее конспиративный, обеспечивающий наибольшую скрытность. Основными ее недостатками были:
привязанность к району дислокации;
значительная затрата сил на преодоление маршрута, прилегающего к месту дислокации части;
сокращение количества боеприпасов, продовольствия и других средств материально-технического обеспечения разведывательной группы.
Глубина и срок действия РГ СПН значительно увеличивались за счет использования заранее заложенных тайников с запасом материально-технических средств, воды и продовольствия. Однако опыт доказывает, что подготовка тайников и закладка в них – операция, требующая значительного времени, кроме того, мятежники и местное население, прочесывая место стоянки бронегрупп и дневок разведывательных групп, обнаруживали некоторые из них, организовывали наблюдение и засады.
Каждый из способов вывода разведывательных групп и отрядов в районы разведывательно-боевых действий имел свои положительные и отрицательные стороны, поэтому выбор того или иного способа вывода зависел от конкретных условий и обстановки. Главным условием организации успешного вывода являлся творческий подход, отсутствие шаблона, твердое знание оперативной обстановки.
Практика показала, что боевые действия приводили к желаемому успеху тогда, когда разведорганы отказывались от шаблонных действий, постоянно изыскивали новые методы ведения разведки. Примером могут служить действия РОСПН №500 в период с 25 по 26 мая 1987 года из базового района Суруби в районе Джигдалай. Используя данные наводчика, РОСПН №500 на виду у мятежников в дневное время совершил марш на бронетехнике в район разведки (прежние выводы разведорганов проводились с наступлением темноты).
В ходе выдвижения отряда мятежники не оказывали огневого воздействия. К сумеркам отряд вышел в район разведки и приступил к поиску указанных в задаче складов. За темное время суток было обнаружено 11 складов мятежников с большим качеством вооружения, боеприпасов и продовольствия. К утру все содержимое складов было подготовлено к взрыву, а затем уничтожено. Отряд отобрал образцы вооружения, выдвинулся в район Суруби. Огневое воздействие на отряд было оказано лишь после выхода из района разведки при подходе к базовому району.
Возвращение (эвакуации) разведывательных групп (отрядов) специального назначения были плановыми и внеплановыми. Плановое – запланированное возвращение (эвакуация) после выполнения боевой задачи. Внеплановое вызывалось внезапно возникающими непредвиденными обстоятельствами, например обнаружением и окружением превосходящими силами мятежников, особенно когда по каким-либо причинам невозможно было организовать поддержку группы; наличием в разведывательной группе больных, раненых, убитых или пленных, документов или вооружения, захваченного у мятежников. Как плановое, так и внеплановое возвращение групп предусматривалось в ходе планирования разведывательно-боевой деятельности и условия их организации изучались с командиром группы и его заместителями. Внеплановое возвращение (эвакуацию) разведывательных групп организовывал и проводил командир части с разрешения вышестоящего командира. Эвакуация разведывательных групп осуществлялась воздушным путем (вертолетами) и наземным (на боевой технике).
Получив распоряжение на звакуацию воздушным путем, командир разведывательной группы подбирал в районе площадку для посадки вертолетов, определял ее координаты и размеры, выбирал хорошо видимые при заходе вертолетов ориентиры, назначал сигналы обозначения посадочной площадки. Все эти данные докладывал командиру части, от которой высылалась разведывательная группа. Если разведывательная группа была окружена мятежниками или вела с ними бой, кроме того, докладывались удобный курс захода вертолетов на посадку и местонахождение огневых точек противника, которые необходимо подавить с целью исключения вероятности поражения транспортных вертолетов. За посадочной площадкой и прилегающей местностью организовывалось наблюдение.
Командир части, согласовав вопросы эвакуации с командиром авиационного подразделения, назначал сопровождающего и давал команду на вылет. Время вылета, количество вертолетов, пароль и отзыв, а также радиоданные для работы с экипажами вертолетов сообщались командиру группы. В установленное время командир группы организовывал подачу сигналов, обозначающих место посадки вертолетов и целеуказание огневых средств противника, которые необходимо подавить. По прибытии вертолетов по радиосредствам происходит обмен паролем и посадка транспортных вертолетов на обозначенную площадку под прикрытием вертолетов огневой поддержки или штурмовой авиации. Время пребывания вертолетов и группы на посадочной площадке, особенно в условиях огневого воздействия мятежников, было минимальным, поэтому к моменту подхода вертолетов весь личный состав, за исключением группы прикрытия, убитые, раненые, вооружение, документы, пленные были полностью подготовлены к посадке. В первую очередь на борт поднимались раненые и убитые, а затем личный состав и пленные, в последнюю очередь – группа прикрытия. Убедившись, что личный состав полностью находится в вертолетах, командир группы давал команду экипажам на взлет. В случае, когда разведывательная группа и посадочная площадка находились под огневым воздействием мятежников, эвакуация происходила поэтапно, последней эвакуировалась группа прикрытия. Но отлет вертолетов из района эвакуации осуществлялся после подъема последнего вертолета, проверки наличия личного состава, по команде командира разведывательной группы.
Имели место случаи, когда эвакуацию разведывательных групп (отрядов) приходилось осуществлять под обстрелом превосходящих сил мятежников. Так, в 1984 году для досмотра каравана в районе Джелалабада был направлен на вертолетах разведывательный отряд, который возглавлял заместитель командира части. Проведя досмотр каравана, отряд неожиданно был обстрелян из близлежащего кишлака мятежниками. Завязался бой. Превосходящие силы мятежников стали теснить личный состав разведывательного отряда. Командир отряда принял решение отойти к вертолетам и вернуться в пункт постоянной дислокации. Отход совершался в спешке, личный состав при посадке в вертолеты командиром не был проверен и только по прибытии в пункт постоянной дислокации им было обнаружено, что нет одного командира группы и 4 разведчиков. Организованный поиск личного состава результатов не дал. Только на третьи сутки удалось найти за кишлаком в промоине тела погибших в неравном бою разведчиков.
Для эвакуации разведывательных групп специального назначения применялась также штатная боевая техника (бронегруппы). Наибольшее распространение этот способ эвакуации получил:
при действии нескольких разведывательных групп, в том числе и бронегруппы, в одном районе;
при эвакуации группы из района с сильной ПВО;
при нелетной погоде.
Эвакуация разведывательной группы на штатной боевой технике аналогична ее выводу. Однако при этом способе эвакуации учитывалось, что возвращение тем же маршрутом, по которому выходила бронегруппа для эвакуации, чревато потерей техники и личного состава, т.к. мятежники, как правило, минируют их и организуют засады в наиболее удобных местах. 4 апреля 1985 года в результате засадных действий разведывательная группа 234 уничтожила караван в составе двух автомобилей. С началом досмотра каравана группа подвергалась обстрелу мятежников из тяжелого оружия (минометов, ДШК). К месту досмотра для снятия группы была выслана бронегруппа. Сняв группу, она последовала в пункт постоянной дислокации. При возвращении на минах, установленных мятежниками на путях наиболее вероятного движения, в бронегруппе подорвалась техника (6 единиц). Поэтому при планировании эвакуации в последующем намечать несколько маршрутов.

СПОСОБЫ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНО-БОЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧАСТЕЙ СПЕЦИАЛЬНОГО НАЗНАЧЕНИЯ
Боевая деятельность частей и подразделений специального назначения в условиях Афганистана показала, что наиболее эффективными способами их действий являются наблюдение, налеты, засады, разведывательно-поисковые и досмотровые действия, захват документов и вооружения.

Организация наблюдения
Наблюдение являлось наиболее доступным, распространенным, эффективным способом получения сведений о движении караванов и групп мятежников. Наблюдение велось визуально с помощью биноклей или приборов ночного видения и технических средств разведки (ПСНР-5K, СБР-3, РСА «Реалия-У»).
При ведении разведывательно-поисковых и засадных действий наблюдение организовывалось непрерывно днем и ночью, в любых условиях обстановки, на любой местности и при любых погодных условиях. Наблюдение осуществлялось в течение всего времени ведения разведывательно-боевой деятельности разведывательной группы (отряда).
Нужно особо отметить, что в условиях Афганистана наблюдение не являлось для подразделений СПН обособленным способом ведения разведки, а выступало из слагаемых при организации засады, налета разведки в районе, а также при ведении воздушной разведки с досмотровой группой на борту. Наблюдение организовывалось на караванных маршрутах с целью добывания сведений о движении караванов, их системе охраны и проводки. Ведется как в интересах командования, так и в интересах обеспечения боевой деятельности разведывательной группы (отряда), наведения армейской и фронтовой авиации на караваны мятежников. Для ведения разведки наблюдением от разведывательной группы (отряда) назначались наблюдатели или наблюдательные посты. Состав наблюдательных постов был различным, но по опыту не менее трех человек, включая вожатого со специально подготовленной собакой. Количество наблюдателей и наблюдательных постов зависело от выполняемой задачи и состава группы (отряда), от обстановки и местности в районе ведения разведывательно-боевых действий.
Требования к выбору места для наблюдения те же, что и в обычных условиях. Однако нужно иметь в виду, что умение разведчиков маскироваться в условиях горно-пустынной местности и терпеливо переносить многочасовое нахождение на местности в неподвижном положении лежа на каменистом грунте (песках) и при высокой температуре воздуха приобретало первостепенное значение. По опыту боевых действий последних лет, разведывательные группы (отряды) обнаруживались противником через 2–3 суток после выхода в район разведывательно-боевых действий. После десантирования разведывательной группы из вертолетов или с боевой техники мятежники через своих осведомителей и наблюдателей определяли предположительный район ее высадки. Для доразведки и точного выявления местоположения разведывательной группы (отряда) мятежниками использовались местные жители (пастухи, кочевники и т.д.). В целях обнаружения и уточнения местонахождения разведывательной группы (отряда) мятежники нередко применяли тактику прогона возле этих мест мирных караванов или стада животных, открывали беспорядочный и неприцельный огонь из стрелкового оружия, вызывая ответный огонь со стороны разведывательной группы (отряда). Трудность ведения наблюдения на караванных маршрутах обусловливалась теми факторами, что за последнее время мятежники перешли к тактике охраны не только самих караванов, но и караванных маршрутов в целом, выставляя на господствующих высотах специальные группы численностью от 5 до 12 человек, которые способствовали внезапной безопасной проводке караванов и затрудняли вывод разведывательных групп (отрядов) в районы организации засад и налетов.
Наблюдение с вертолетов организовывалось при ведении воздушной разведки с досмотровой группой на борту. Досмотровая группа, как правило, состояла из 18–20 человек и размещалась в двух вертолетах Ми-8. В каждом вертолете назначался старший подгруппы. Командир группы (старший подгруппы) вел наблюдение непосредственно из кабины экипажа вертолета, один из разведчиков через люк в задней части вертолета, остальные разведчики через бортовые иллюминаторы. Связь между группами поддерживалась с помощью бортовых радиостанций вертолетов.
Существенным недостатком при ведении наблюдения с вертолетов являлось отсутствие на них приборов ночного видения и приборов наблюдения со стабилизированным полем зрения. Отсутствие этой техники не позволяло вести наблюдение с больших высот, а также ночью.
Опыт боевых действий в Афганистане показал необходимость разработки малогабаритных, работающих в автоматическом режиме станций радиоперехвата, устанавливаемых на борту вертолета.
Наблюдение при ведении воздушной разведки с досмотровой группой на борту являлось одним из основных способов ведения разведки. Только за май 1987 года досмотровыми группами были обнаружены и уничтожены два каравана общей численностью около 400 вьючных животных.
При этом было захвачено большое количество оружия, боеприпасов и военно-технического имущества.
Положительным опытом организации наблюдения являются действия разведывательной группы СПН №511 в период с 9 по 14 декабря 1987 года в районе г. Асадебад.
Командир группы организовал наблюдательные пункты на господствующей высоте 1612, с которой хорошо просматривались в оптические приборы наблюдения маршруты движения караванов и групп мятежников, их огневые средства в данном районе на удалении до 6 км. Под наблюдением группы оказались участки Мароварского ущелья.
Командир группы удачно выбрал место для размещения НП, хорошо их замаскировал, это дало возможность вести постоянное наблюдение за мятежниками и корректировать по радиостанции огонь приданной артиллерии, оставаясь незамеченными мятежниками.
С выходом разведывательной группы на высоту 1612 с задачей ведения наблюдения и корректировка огня артиллерия был прекращен обстрел пункта постоянной дислокации отряда СПН, уничтожено три группы мятежников, прекратилось движение караванов с оружием по Мароварскому ущелью.
Примером умелой организации воздушной разведки могут служить действия ДГр №711 5 января 1987 года под командованием заместителя командира отряда СПН. По данным ОАГ стало известно, что в 80 км юго-западнее Шахджой должен пройти караван мятежников, предположительно с ПЗРК. Реализацию разведданных было приказано провести ДГр №711 в составе 16 человек на двух вертолетах Ми-8. Для боевого сопровождения были привлечены два вертолета Ми-24. В районе возможного прохождения каравана вертолеты шли на высоте 5–10 метров, что обеспечивало внезапность выхода к цели и маскировку группы. В 9.38 5 января группа обнаружила пять мотоциклов с 17 мятежниками в движении, которые успели произвести два пуска ракет из ПЗРК по вертолетам, однако низкая высота полета не позволила их поразить. По команде командира ДГр вертолеты Ми-24 нанесли удар по мятежникам, а вертолеты Ми-8 высадили за обратными скатами высот подгруппы захвата, обеспечения и прикрытия. Во время боя Ми-24, находившиеся в воздухе, обнаружили группу мятежников до 25 человек, выдвигавшихся из н.п. Сейд-Умар-Калай на помощь каравану. Огнем вертолетов группа была рассеяна и уничтожена. В результате смелых и решительных действий ДГр №711 огнем из стрелкового оружия уничтожила 16 мятежников, захватила три ПЗРК «Стингер», одного пленного, три мотоцикла. Быстротечность боя не позволила мятежникам полностью выполнить инструкции американских советников по уничтожению ракет «Стингер».

Организация засады
Основным способом боевых действий разведывательных групп (отрядов) на караванных маршрутах являлась засада. Как показывает опыт боевых действий, засада по сравнению с другими способами действий имела ряд преимуществ. Засада позволяла скрытно выжидать противника в удобных местах, нападать там, где он не ожидает. Использование внезапного воздействия огня тяжелого оружия (пулеметы «Утес», ДШК, АГС-17, БМП-2) с близкого расстояния наносило поражение бандформированиям и перебрасываемым караванам с оружием и боеприпасами, лишало мятежников возможности к организованному сопротивлению. Засада в ночное время имела наибольший эффект, оказывала ошеломляющее воздействие на противника и способствовала сокращению потерь разведчиков, однако в этом случае значительно усложнялось наблюдение, организация взаимодействия и управление разведывательной группой (отрядом). В горной местности засада обычно устраивалась на тропах, проходящих по узким долинам, ущельям, на изгибах и поворотах дорог, на перевалах.
Опыт организации и проведения засад показал, что на засадные действия необходимо выделять разведывательную группу в составе усиленной штатной группы, желательно при поддержке штатной боевой техники. Возможен и такой вариант, когда в одном районе могут действовать 2–3 разведывательные группы на удалении 5–10 км друг от друга, чтобы в случав необходимости они смогли поддержать друг друга. Боевая техника разведывательной группы (отряда) располагается в 8–20 км от района поисковых и засадных действий. В зависимости от рельефа местности на преодоление этого расстояния ей необходимо от 1 до 1,5 ч. Располагать боевую технику на удалении более 20 км нецелесообразно ввиду того, что носимый боекомплект группы позволяет ей вести боевые действия в течение 2 ч. Боевой порядок РГСПН в засаде включал выделение подгрупп наблюдения, обеспечения, минирования, захвата пленных и документов, уничтожения.
Примером удачных боевых действий разведывательной группы в засаде по уничтожению каравана мятежников могут служить действия 431-й разведывательной группы. Группа в составе 18 человек, усиленная двумя расчетами АГС-17, в 20.00 8.10.85 была выведена для ведения засадных действий по перехвату каравана мятежников с оружием и боеприпасами в район 12 км юго-восточнее Бараки.
Подготовка группы осуществлялась планово и конкретно по боевой задаче. На подготовку группы было отведено 6 ч. Ответственный офицер за подготовку группы сам хорошо знал обстановку в районе предстоящих действий, поскольку ему самому приходилось действовать в этом районе и, кроме того, накануне была произведена разведка данного района с воздуха.
Совместно с командиром разведывательной группы был выработан порядок действий группы по различным вариантам, определены места устройств засады и боевой порядок группы. Предполагаемый маршрут движения каравана проходил вдоль высохшего русла реки, что способствовало скрытному выходу группы к месту устройства засады и расположению на местности. Боевой порядок разведывательной группы в засаде состоял из подгруппы уничтожения (12 человек), подгруппы обеспечения (4 человека) и двух наблюдательных постов по 3 человека каждый.
Подгруппа уничтожения располагалась попарно по фронту 80 м, имея в составе 3 ручных пулемета в центре и расчеты АГС-17 – на флангах. Наблюдательные посты были вынесены в сторону флангов на удалении 400–500 м.
Подгруппа обеспечения находилась на удалении до 300 м от подгруппы уничтожения в сторону близлежащего кишлака. Боевые машины (БМП-2, БТР-70), которые должны были поддерживать 431-го разведывательную группу, находились в пункте постоянной дислокации в 5-минутной готовности.
Караван мятежников, как и предполагалось, двигался вдоль высохшего русла реки. Походный порядок каравана включал:
головной дозор (боевое охранение) численностью до 10 человек, двигавшихся на удалении 400–500 м от основной группы каравана;
основную группу, которая состояла из 30 вьючных животных, и непосредственную охрану до 30 человек мятежников;
тыловой дозор (тыловое охранение) численностью 8 человек, который двигался на удалении до 500 м от основной группы каравана.
Наблюдатели обнаружили движение каравана и доложили командиру группы по радиостанции о приближении мятежников.
Командир группы подал команду «Приготовиться» личному составу, но предупредил, что огонь открывать только по его команде. Командир группы выждал, пока проследовало мимо него боевое охранение, которое впоследствии попало под огонь подгруппы обеспечения. Подпустив основную группу каравана на расстояние 80–100 м, подал сигнал личному составу открыть огонь по каравану. Одновременно, связавшись по радиостанции с ЦБУ части, доложил обстановку и вызвал на себя бронегруппу. Бой продолжался 30 мин, после чего мятежники прекратили сопротивление, и остатки охранения каравана вынуждены были отойти с места боя, побросав оружие и боеприпасы.
Через 30 мин с момента обнаружения каравана мятежников и после доклада командиру части к месту боя подошла бронегруппа, под прикрытием которой разведывательная группа досмотрела место боя.
В результате умелого управления командира группой, четкого взаимодействия между подгруппами, умелой маскировки личного состава и внезапного открытия огня по каравану 431-я разведывательная группа успешно выполнила поставленную боевую задачу.
В результате боя было уничтожено: мятежников – 23 человека, вьючных животных – 25; захвачено; реактивных снарядов – 187 шт., РПГ – 2 шт., стрелкового оружия – 4 шт., выстрелов к РПГ – 202 шт., выстрелов к БО – 65 шт., мин к 82-мм миномету – 31 шт., боеприпасов к ДШК – 2000 шт., боеприпасов к стрелковому оружию – 71 000 шт. Взят в плен один мятежник. Разведывательная группа на боевой технике без потерь возвратилась в место постоянной дислокации.
Положительным в действиях 431-й разведывательной группы является то, что при повторном досмотре места боя (в светлое время суток) было дополнительно обнаружено брошенное мятежниками оружие и боеприпасы. Поэтому, исходя из опыта, при наличии времени и возможности с наступлением светлого времени целесообразно места уничтожения караванов и близлежащую местность досматривать повторно.
При подготовке и проведении засад разведывательными подразделениями учитывалась такая особенность, как периодическое изменение мятежниками тактики проводки караванов.
В ночь на 24 марта 1985 года в районе кишлака Ноязи (8 км сев. Бараки) 423-я разведывательная группа проводила засаду на одном из караванных маршрутов. В 00.30 по маршруту прошла невооруженная группа мятежников из пяти человек без соблюдения мер маскировки, которая была беспрепятственно пропущена командиром группы.
Через 40 мин по этому же маршруту прошла вторая группа в составе 10 мятежников, обстрелявшая близлежащие склоны гор. Командир группы правильно оценил, что данная стрельба ведется с целью вскрытия вероятных мест устройства засады, не обнаруживая себя, пропустил и эту группу, приняв дополнительные меры маскировки и защиты личного состава от случайного поражения. И только в 3 ч ночи появился основной караван в составе 20 животных и 30 человек охраны. Кинжальным огнем с 50 м караван был уничтожен. Целеуказания в ходе боя осуществлялись командиром группы и его заместителем трассирующими боеприпасами, а выбор оружия для уничтожения цели определялся длиной очереди, которые были отработаны и уяснены личным составом в период подготовки. В результате засады было захвачено: БО – 1 шт., ДШК – 2 шт., минометов – 1 шт., стрелкового оружия – 17 шт., мин к миномету – 198 шт., выстрелов к БО – 90 шт., ручных гранат – 60 шт., боеприпасов к ДШК – 17 тыс. шт., боеприпасов к стрелковому оружию – 25 тыс. шт., выстрелов к РПГ – 98 шт., ПТМ – 36 шт., инженерное имущество; уничтожено: 25 мятежников.
Другой пример: в середине апреля 1985 года 432-я разведывательная группа также проводила засаду на пути вероятного движения каравана. В первом часу ночи проследовала группа из 5 животных и 10 человек охраны, периодически подавая сигналы о безопасности маршрута. Командир группы решил, что это разведдозор, и пропустил ее. Через 1 ч появилась вторая группа в составе 4 животных и 8 человек охраны. Огнем из стрелкового оружия она была уничтожена, но при досмотре каравана оказалось, что захвачено лишь небольшое количество боеприпасов. При допросе раненого пленного выяснилось, что основная часть орудия и боеприпасов находилась в первой части каравана.
Эти два примера наглядно показывают изменения, предпринятые противником в тактике проводки караванов. Последний пример свидетельствует о том, что мятежники, проанализировав действия наших подразделений в засадах, правильно оценили шаблонность в пропуске дозоров и использовали это. В этих случаях с целью уничтожения каравана устраивались эшелонированные засады.
Тактика проводки караванов мятежников постоянно совершенствовалась и изменялась. Мятежники при формировании караванов и выборе маршрута по территории РА избегали шаблона, часто меняли их. В целях повышения живучести, учитывая опыт, караваны следовали, как правило, расчлененными группами (3–5 вьючных животных, 1–2 автомобиля, 20–30 человек охраны) непосредственно в активно действующие банды, минуя промежуточные базы и склады. Движение осуществлялось в основном ночью, а также днем в сложных для авиации метеоусловиях. Для каждой группы определялся свой маршрут и конечный пункт прибытия. Безопасность движения обеспечивалась хорошо организованной системой походного охранения, разведки и оповещения на маршрутах. Для выполнения задач разведки и оповещения мятежники широко использовали мирное население. Мятежники имели большое количество современных радиосредств и умело использовали их (значительно увеличилась работа мятежников по радиоперехвату).
В первые годы борьбы с народной властью при проводке караванов охрана находилась непосредственно при караване, высылая на удаление до 1 км разведывательный дозор. Это позволяло располагать засаду непосредственно возле маршрута движения. Пропустив беспрепятственно головной дозор, группа уничтожала сам караван. В последние годы группа обеспечения проводки каравана под видом мирных жителей двигалась на удалении до 10 км по маршруту каравана, а также по гребням прилегающих высот с целью обнаружения возможных засад. Для определения заминированных участков мятежники предварительно перегоняли скот по вероятному пути следования каравана. Вооруженная охрана двигалась на удалении 1–2 км впереди каравана. Между всеми этими группами и караваном поддерживалась постоянная радиосвязь. В случае обнаружения засады караван или изменял маршрут и обходил место засады, или останавливался в ожидании ухода группы с места организации засады. В связи с этим группа располагалась в стороне от маршрута каравана (в районе ожидания) и тщательно соблюдала меры маскировки. После того как группа обеспечения проводки каравана проходила место предполагаемой засады и караван приближался, группа, по команде наблюдателей, скрытно выдвигалась к месту проведения засады и уничтожала караван.
Можно привести пример, когда разведывательная группа (небольшая по численности) уничтожила из хорошо организованной засады превосходящие силы мятежников, используя элемент внезапности.

0

3

311-я разведывательная группа в составе 26 человек, находясь в засаде в районе горы Бурибанд (60 км сев.-вост. Кандагар), 21.8.84 в 1.00 внезапным огнем из всех видов оружия разгромила караван. В результате боя уничтожено: мятежников – 53 человека, автомашин – 2 шт., РПГ – 2 шт., стрелкового оружия – 11 шт., боеприпасов к стрелковому оружию – 20 тыс. шт., боеприпасов к ДШК – 1600 шт.; захвачено: ДШК – 3 шт., стрелкового оружия – 73 шт., боеприпасов к стрелковому оружию – 50 тыс. шт., ПТМ – 15 шт,, выстрелов к БО – 47 шт., автомашин – 1 шт.
Группа без потерь вернулась в пункт постоянной дислокации.
(…)

Организация налета
Налет как способ ведения разведки и проведения специальных мероприятий не только не утратил своего значения, но за последние годы нашел широкое применение и дальнейшее совершенствование по борьбе с караванами мятежников, находящихся на дневках, с их перевалочными базами, складами различного назначения и исламскими комитетами.
Непосредственному осуществлению налета предшествовала разведка объекта, с целью установления точного его местонахождения, силы, состава и вооружения, его охраны, скрытных путей подхода (подлета), мест десантирования групп (отрядов), близлежащих бандформирований, которые могут оказать помощь силам объекта нападения, и вероятные пути их выдвижения.
Успех налета во многом зависел от тщательной его подготовки, внезапности, решительности, быстроты и слаженности действий разведчиков группы (отряда). На основе полученных данных от разведывательного органа, других источников разведки об объекте командир части специального назначения и штаб разрабатывали план действий, в котором определяли: необходимые силы и средства для налета; время и момент нападения на объект; построение боевого порядка группы (отряда); способы и порядок действий при подходе к объекту и при нападении на него; порядок уничтожения живой силы, вооружения и боеприпасов, захвата пленных, документов исламского комитета; направление и порядок отхода подгрупп, а также пункт и порядок сбора группы (отряда) после выполнения задачи. Налеты осуществлялись как днем, так и ночью или в условиях ограниченной видимости.
В тактике действий разведывательных групп (отрядов) широкое применение получила переброска их для проведения налетов на вертолетах армейской авиации. Их применение позволяло быстрее реализовывать поступающие данные от разведывательных органов и других источников о караванах мятежников на дневке, совещании главарей в исламских комитетах и других объектах.
Состав разведывательных групп (отрядов) при проведении налета зависел от численности мятежников и состава каравана, характера действий мятежников в зонах ответственности частей специального назначения, местных условий и конкретной задачи. Разведывательный отряд состоял из 1–2 разведывательных рот, усиленных саперами, огнеметчиками и расчетами АГС-17, взводом ЗСУ-23–4. Действия отряда поддерживала бронегруппа в составе 8–10 единиц штатной боевой техники, а также приданная артиллерия (от 2 до 6 орудий). Для нанесения бомбоштурмового удара по объекту налета выделялись 1–2 звена фронтовой и армейской авиации.
Особенностью при подготовке и проведении налета являлось использование вертолетов армейской авиации не только для выполнения таких задач, как десантирование, но и проведения воздушной разведки, рекогносцировки и огневой поддержки.
12 декабря 1986 года 100-й разведывательный отряд в труднодоступной местности проводил налет на склад мятежников в районе кишлака Джигдалай. Предварительно 10 декабря была осуществлена воздушная рекогносцировка, в ходе которой командиры групп уяснили площадки десантирования, кратчайшие маршруты выхода к объекту, труднодоступные для действий места, вероятные маршруты отхода противника, основные ориентиры, площадки сбора после выполнения задачи. Вертолеты подошли к месту десантирования на предельно малой высоте, что обеспечило внезапность налета. Бомбоштурмовой удар перед десантированием обеспечил успешную работу отряда в районе склада. В результате налета уничтожено: мятежников – 28 человек, PC – 37 шт., ПТМ – 57 шт., ВВ – 20 кг, боеприпасов к стрелковому оружиию – 10 тыс. шт., захвачено: ПЗРК «Стрела-2М» китайского производства – 5 шт., боеприпасов к стрелковому оружию – 5 тыс. шт., РПГ – 17 шт., ВВ – 100 кг, медикаментов – 35 кг.
Для организации налета на исламский комитет 7 февраля 1985 г. (в районе 40 км юго-зап. г. Джелалабад) был выделен сводный разведывательный отряд в составе 198 человек с боевой техникой. Налет был проведен с 1.30 до 5.00 7.2. В результате налета разгромлен исламский комитет, убиты командующий 3 фронтом мятежников Шейх Маллахейлъ и 41 мятежник; захвачено: стрелкового оружия – 16 шт., боеприпасов к стрелковому оружию – 10 тыс. шт., ДШК – 1 шт., минометов – 1 шт., мин – 12 шт., безоткатных орудий – 1 шт., документы исламского комитета.
При проведении налетов на перевалочные базы, склады с оружием и боеприпасами, исламские комитеты мятежников применение вертолетов огневой поддержки для нанесения бомбоштурмовых ударов по ним перед налетом группы (отряда) стало, как правило, обязательным. Проведение налета требовало более четкого и продуманного взаимодействия внутри группы (отряда), а также с авиацией и поддерживающей артиллерией, так как чаще всего эти действия проходили в темное время или на рассвете.
Разведывательная группа (отряд) для совершенствования налета выходила пешим порядком, на штатной технике или десантировалась воздушным путем на вертолетах с посадкой в непосредственной близости от объекта.
При выходе пешим порядком или выдвижении к объекту налета после десантирования с боевых машин разведывательная группа (отряд) принимала походный порядок. Обычно он состоял из головного дозора. Головной дозор мог в своем составе иметь от отделения до разведывательной группы. Головной дозор двигался на удаления зрительной связи от основных сил отряда. Для непосредственного охранения разведывательный дозор выделял дозорных в количестве 3–6 человек, которые двигались на удалении зрительной связи. В состав головного дозора назначались специально подготовленные разведчики для захвата пленного. Основные силы отряда в горной местности следовали в колонне по одному, а на равнинной местности – в колонне по два человека с интервалом в 2–3 шага друг от друга. Состав, удаление и порядок движения тылового дозора был такой же, как и у головного дозора.
Боевой порядок отряда в налете состоял из групп нападения, уничтожения, захвата (в группе захвата при возможности был проводник), обеспечения, бронегруппы, наблюдателей и резерва. Во всех случаях при совершении налета быстрота, решительность и скрытность играли решающее значение.
В ходе налета группа (подгруппа) обеспечения занимала выгодные блокировочные позиции. Группы уничтожения, нападения и захвата старались скрытно приблизиться вплотную к объекту налета. При движении в кишлаке разведчики двигались вдоль дувалов по обеим сторонам, ведя наблюдение за противоположной стороной. Весь личный состав, участвующий в налете, разбивался на тройки. Это облегчало командиру группы (подгруппы) осуществление контроля при ведении боевых действий за личным составом, а также оказание помощи в случае ранения одному из разведчиков.
После того как группа уничтожения и наблюдатели приближались к объекту на дальность броска гранаты (фугаса), по команде командира группа нападения забрасывала дувал (крепость) ручными гранатами и стремительно врывалась в расположение дувала (крепости). Группа нападения стремилась занять верхний этаж или крышу здания, не допустить подхода мятежников к объекту налета.
Группа уничтожения с помощью миноискателей, минно-розыскных собак производила поиск спрятанного оружия и боеприпасов. Саперы, включенные в состав группы уничтожения, в обязательном порядке имели шанцевый инструмент, для откапывания спрятанного оружия, а также для производства специального минирования с установкой управляемых фугасов и мин.
В случае обнаружения разведчиков в момент выдвижения к объекту налета командир группы (отряда) быстро оценивал обстановку, уточнял свое решение, сообразуясь с обстановкой, вызывал огонь поддерживающей артиллерии или авиации для нанесения бомбоштурмового удара по огневым точкам противника и, используя результаты огневого воздействия по противнику, продолжал выполнять поставленные задачи. В необходимых случаях вызывалась бронегруппа, которая принимала участие в захвате объекта. Захваченные пленные, оружие и боеприпасы грузились в вертолеты или на боевую технику, и разведывательная группа (отряд) быстро и скрытно отходила от объекта налета.
Для примера рассмотрим действия 600 разведывательного отряда при проведении налета на склад с оружием и боеприпасами в районе 2 км юго-западнее Гиришк. Данные о наличии склада были получены от разведывательного отряда и подтверждены доброжелателями. Склад принадлежал банде численностью 45 человек.
Командованием части специальной разведки было принято решение провести налет силами разведывательного отряда в составе трех разведывательных групп обшей численностью 91 человек при поддержке бронегруппа в составе: БМП-2–3 шт., БТР-70–4 шт., ЗСУ-23–4–2 шт., БРМ-1к – 1 шт., БТС-4–1 шт.
Для налета привлекались два минометных расчета от 2/70 омсбр и два Ми-24 – от 280 овп.
Согласно решению боевой порядок 600 разведывательного отряда включал:
огневую группу в составе 32 человек (БМП-2–2 шт., ЗСУ-23–4–2 шт., БРМ-1к – 1шт.);
группу захвата – 42 человека (БТР – 3 шт.);
резерв – 17 человек (БТР-70–1 шт., БМП-2–1 шт., БТС-4–1 шт.).
Накануне налета была проведена воздушная разведка местности с вертолетов. В 17.00 2.7 отряд вышел из пункта постоянной дислокации и к 20.00 сосредоточился в населенном пункте Гиришк в расположении батальона охраны. В 4.30 3.7 отряд начал выдвигаться к месту проведения налета и в 4.50 занял исходное положение. В 5.00 3.7 пара Ми-24 нанесла бомбоштурмовой удар, после чего начался огневой налет. В огневом налете участвовали минометные расчеты; БМП-2 (3 шт.) и ЗСУ-23–4 (2 шт.). Во время огневого налета группа захвата по мостам через канал Бугра сумела подойти вплотную к складу, где была обстрелена огнем из пулемета мятежников. Огнем БМП-2 и ЗСУ-23–4 огневая точка противника была подавлена, после чего группа захвата проникла в опорный пункт, где в ближнем бою уничтожила 24 мятежника. Так, в рукопашной схватке благодаря обученности приемам самбо и физической натренированности прапорщик Ребров лично уничтожил 5 мятежников.
В ходе налета уничтожено: мятежников – 41 человек, ДШК – 1 шт., минометов – 2 шт., мотоциклов – 2 шт., захвачено; стрелкового оружия – 17 шт., РПГ – 3 шт., выстрелов к РПГ – 30 шт., ПТМ – 106 шт., 81-мм – 330 шт., ручных гранат – 400 шт., ВВ – 40 кг; боеприпасов к стрелковому оружию – 11 900 шт.
Для уничтожения базовых районов и крупных складов с оружием и боеприпасами привлекались силы одного, а иногда двух отрядов с приданными другими средствами. Поучительным примером при совершении налета на базовый район являются совместные боевые действия 100 и 500 отдельных отрядов с приданными силами и средствами: 3/66 омсбр, батарея реадн 66 омсбр, оперативный батальон МГБ, боевые группы племени моманд.
По данным пленных, подтвержденным разведывательным органом, в районе отм. 1259, 931, 1106, 1010 мятежники оборудовали базовый район Саргандчина с целью:
свержения народной власти в Гошта;
восстановления безопасности движения на караванных маршрутах № 8 и 9, по которым осуществлялось движение караванов в провинциях Нангархан, Лагман, Каписа, Кунар;
изоляции племени моманд с целью консолидации с племенами африди и шинвари в борьбе с пакистанскими властями.
В районе Саргандчина сосредоточилось до 350 мятежников, склады с вооружением, боеприпасами, продовольствием. Район хорошо оборудован в инженерном отношении. Выходы в центр горного массива заминированы противотранспортными минами, на тропах, ведущих в район, выставлены 5 постов мятежников численностью от 5 до 20 человек каждый.
Была произведена аэрофотосъемка района, которая подтвердила имеющиееся данные.
Командир бригады принял решение: силами 100 и 500 разведывательных отрядов специального назначения (РОСПН) с приданными силами и средствами осуществить переправу через р. Кабул, совершить марш по горам в обход наблюдательных постов мятежников, совершить налет на базовый район и уничтожить его.
В 16.30 17.1 100 и 500 РОСПН начали выдвижение к месту переправы в район 2 км сев. Лачапур. К этому времени боевые группы племени моманд вышли в район переправы, заняли господствующие высоты и подготовили паром к перевозке личного состава через р. Кабул.
С 18.00 до 13.40 весь личный состав подразделении был переправлен под прикрытием боевых групп племени моманд.
100 отряд с батальоном МГБ и боевыми группами племени моманд совершил марш пешим порядком и к 4.00 18.1 сосредоточился на рубеже отм. 872 и 931.
500 отряд к 7.00 18.1 вышел на рубеж отм. 1259 и 1010, где встретил упорное сопротивление мятежников.
Бронегруппа 100 отряда к 9.30 18.1 заняла огневой рубеж вдоль сухого русла реки, 1 км юго-восточнее отм. 681.
Бронегруппа 500 отряда к 9.30 18.1 блокировала вход в ущелье. Управление бригады со взводом самоходных минометов, батареей гаубиц к 8.00 18.1 вышло в район горы Срагар, артиллерия развернулась на огневых позициях в готовности нанести огневое поражение мятежникам в районе Саргандчина по вызову командиров отрядов.
3/66 омсбр к 6.00 18.1 вышел на рубеж отм. 806 и 956, где, не встретив сопротивления, продолжал выдвижение в направлении отм. 1106.
В целях более эффективного управления боевыми действиями отрядов КП 1 обр СПН к 16.00 18.1 переместился в район высоты с отм. 762.
В связи с интенсивным обстрелом позиций 500 отряда из минометов, безоткатных орудий и стрелкового оружия по вызову с КП бригады по боевым гребням высот с отм. 1010, 1259, 1106 был нанесен бомбоштурмовой удар звеном Су-25 378 ошап и эскадрильей вертолетов Ми-24.
В течение 18.1 по указанию командиров отрядов авиация и артиллерия продолжали наносить удары в интересах отрядов специального назначения. Одновременно огнем из стрелкового оружия при совершении налета уничтожались мятежники на позициях с ДШК и ЗГУ. В результате активных действий подразделения 100 и 500 РОСПН к 19.00 овладели указанным базовым районом. В ходе боевых действий в районе высоты с отм. 1010 был захвачен пленный. В ходе допроса выяснялось, что пленный Сарвар Зайнула из группы Бача Галя может указать расположение 5 складов с оружием и боеприпасами. В результате реализации данных пленного 100 отряд захватил 3 склада, а 2 склада захвачено 3/66 омсбр.
Общий результат боевых действий
Уничтожено
Мятежников – 70
ЗГУ – 2
БО – 1
Стрелкового оружия – 20
Складов с боеприпасами – 3
Вещевых складов – 1
Складов продоволствия – 1
Захвачено
ЗГУ – 2
Стволов к ЗГУ – 2
ДШК – 7
Стволов к ДШК – 3
ПЗРК – 2
Минометов – 3
Мин к миномету – 34
Безоткатных орудий – 2
Выстрелов к безоткатному орудию – 112
Ручных противотанковых гранатометов – 7
Выстрелов к РПГ – 9
Реактивных снарядов – 73
Стрелкового оружия – 19
Боеприпасов к стрелковому оружию – 26 000
Боеприпасов к ДШК – 85 600
Пленных – 1
Опыт боевых действий в Афганистане показывал, что наряду с успешным проведением налетов имели место случаи неудачных действий, что проведение налетов без огневой поддержки связано с определенным риском из-за недостаточно полной и точной информации об объекте налета и наличия у мятежников тяжелого оружия (ДШК, БО и др.). Так произошло в одной из частей специального назначения 20.4.85.
Командир части получил информацию от разведывательного отряда о наличии в населенном пункте Сангам (8 км вост. Асадабад) поста мятежников, обеспечивающего проводку караванов. Он принял решение в ночь на 21.4 силами трех рот специального назначения, двух ЗСУ-23–4, минометной батареи и танковым взводом 66 омсбр выдвинуться и блокировать кишлак, затем провести налет и уничтожить пост мятежников.
Работа по подготовке отряда к боевым действиям была организована наспех. Район предстоящих боевых действий изучен не был. В ходе боевых действий командир части потерял управление своими подразделениями. Командир 1-й роты, не обнаружив мятежников в населенном пункте Сангам, принял самостоятельное решение на осмотр населенного пункта Даридам, куда боевым приказом выход подразделений не предусматривался. Командир роты свое решение не продумал, не организовал огневое и тактическое взаимодействие между группами. Оставив радиста с радиостанцией в группе прикрытия, сам ушел вперед и в критической ситуации не смог управлять боем своих групп и поддерживать связь с командиром части. Это позволило мятежникам втянуть группы этой роты в кишлак, блокировать их, рассечь на мелкие группы и уничтожить. В результате боя рота понесла тяжелые потери. В неравном бою погибли командир роты и командир группы.
Варианты действий разведывательных отрядов при проведении налета в полосе ответственности одной части зачастую оказывались неприемлемыми для другой. Поэтому при подготовке налета и его проведении проводился тщательный учет всех условий и особенностей и исключение шаблона в боевых действиях. При хорошей организации и осведомленности о караванах и мятежных силах поставленные задачи успешно решались.

Разведывательно-поисковые действия
Особое место в боевой деятельности частей и подразделений специального назначения занимали разведывательно-поисковые действия. Они планировались, как правило, в зонах ответственности частей и соединений СПН, а также в приграничной полосе. Проводились эти действия на основе достоверных, но неполных данных о мятежниках.
В условиях Афганистана поиск являлся одним из важных способов добывания разведывательных сведений о караванах мятежников, их перевалочных базах и местах складирования оружия. Разведывательно-поисковые действия велись небольшими по своей численности разведывательными группами (от 5 до 10 человек), а для уничтожения обнаруженных караванов и других объектов мятежников выделялись штатная РГСПН или отряд со средствами усиления. В противном случае небольшая по численности разведывательная группа сама могла быть уничтожена мятежниками.
Ведение поисковых действий характерно для частей специальной разведки, в полосе ответственности которых местность равнинная или пустынная и проходимая для боевой техники. Для повышения мобильности разведывательная группа (отряд) передвигалась на штатной боевой технике или грузовых автомобилях повышенной проходимости. Разведка велась вдоль известных караванных маршрутов и поисковые действия носили рейдовый характер. Для повышения огневой мощи разведывательной группе (отряду) при действиях на грузовых автомобилях специально устанавливали тяжелое вооружение (пулеметы «Утес», ДШК, АГС-17). Обычно в состав разведывательной группы, ведущей поисковые действия, включали технику (2–3 шт. бронетехники и 1–2 автомобиля). Продолжительность действий такой разведывательной группы составляла 5–6 суток. Порядок действий разведывательной группы при ведении поисковых действий такой же, как и действия отдельного разведывательного дозора, выделяемого от разведывательных и мотострелковых подразделений.
Примером успешного поиска могут служить действия 500 разведывательного отряда под командованием майора Быкова Г.В. в период с 23 по 25 ноября 1986 года из базового района Суруби. В результате действий отряда в пешем порядке в районе 72 км западнее Джелалабад было уничтожено 15 мятежников, 3 склада с боеприпасами и продовольствием. Захвачено: один пленный, РС – 200 шт., мин к 82-мм миномету – 356 шт., выстрелов к БО и РПГ – 60 шт., ВВ – 50 кг, СВ – 250 кг, боеприпасов к СО – 56 850 шт., продовольствия – 800 кг.
Особенностью поиска 500 разведывательного отряда явились комбинированные способы боевых действий: поиск, засада и налеты. Так, в результате засады, проведенной РГСПН № 531, был захвачен пленный, который указал на местоположение склада с реактивными снарядами и минами к миномету. Активно велась радиоразведка с использованием трофейной радиостанции японского производства, что позволяло заблаговременно определить замыслы мятежников.
В ходе разведывательно-поисковых действий отряд потерь не имел.
Поиск в условиях Афганистана велся в основном ночью. До наступления рассвета группа (отряд) устраивала дневку, заняв господствующую высоту, тщательно маскировалась, вела разведку наблюдением.
При обнаружении каравана мятежников командир группы вызывал и наводил на них авиацию, выдавал координаты для ведения огня артиллерией.
Даже хорошо организованное скрытное выдвижение разведывательной группы (отряда) и маскировка при расположении на дневке, как правило, обнаруживалось мятежниками через 2–3 суток. Острый недостаток воды оказывал существенное влияние на продолжительность ведения поиска.

Воздушная разведка с досмотровой группой на борту
Одним из наиболее важнейших способов ведения боевых действий подразделениями специального назначения в Афганистане являлась воздушная разведка с досмотровыми группами (ДГр) на борту, которая решала следующие основные задачи:
обнаружение караванов мятежников с воздуха;
уничтожение их огнем вертолетов огневой поддержки и стрелкового оружия группы с последующим досмотром каравана досмотровой группой;
разведка базовых районов, перевалочных баз, центров подготовки мятежников, штабов и исламских комитетов.
Воздушная разведка позволяла вести боевые действия на удалении до 100–120 км от пункта постоянной дислокации без привлечения большого количества личного состава и техники.

Порядок досмотра каравана
Досмотр каравана как способ боевых действий заключался во внезапном его блокировании для досмотра караванщиков и грузов с целью обнаружения и изъятия оружия и боеприпасов, снаряжения, контрреволюционной литературы и документов, а также пленения мятежников.
Для подготовки группы к досмотру каравана назначался ответственный офицер, который соблюдал имеющиеся данные о караване и оценивал обстановку. При оценке обстановки уяснял: место и время обнаружения каравана; маршрут движения каравана и место его дневки; местность в районе предстоящих действий досмотровой группы; состояние погодных условий и время суток.
Штаб части оформлял боевой приказ на действия досмотровой группы и оперативное дело. Ответственный офицер доводил до командира досмотровой группы боевой приказ под роспись. Совместно с командиром группы отрабатывал возможные варианты действий личного состава группы при высадке с вертолетов для досмотра каравана. Затем командир группы отдавал боевой приказ личному составу, в котором указывал:
сведения о караване и бандформированиях в районе предстоящих действий;
способ и порядок вывода группы в район досмотра каравана;
боевой порядок и задачи подгруппам;
порядок связи и сигналы управления;
свое место и заместителей.
Боевой порядок при досмотре каравана состоял из следующих подгрупп: обеспечения, досмотра груза, блокирования и досмотра караванщиков, резерва.
Исходя из опыта, в состав досмотровой группы обычно назначалось 14–16 человек, включая 1–2 вожатых с минно-розыскными собаками. Личный состав ДГр размещался в двух вертолетах Ми-8, действия групп обеспечивала пара боевых вертолетов Ми-24.
Боевой порядок строился следующим образом:
подгруппа досмотра – в ведущем вертолете Ми-8;
подгруппа обеспечения – в ведомом;
сзади на удалении до 1000 м летели вертолеты прикрытия.
Порядок действий досмотровых групп был следующим: после обнаружения каравана вертолеты совершали его облет по кругу и огнем бортового оружия давали предупредительную очередь на остановку каравана. Затем вертолет с подгруппой обеспечения приземлялся в 200–300 м впереди каравана или сбоку. Под прикрытием второго вертолета, находящегося в готовности к открытию огня, подгруппа обеспечения совершала высадку и занимала выгодную позицию в готовности к открытию огня. Сразу после десантирования вертолет поднимался и прикрывал высадку подгруппы досмотра. После высадки подгруппа досмотра под прикрытием подгруппы обеспечения и вертолетов начинала досмотр. Люди отзывались от каравана (животных или машин) в сторону. Старший каравана клал животных на землю. Подгруппа блокирования блокировала караван, а подгруппа досмотра блокировала и проводила досмотр с помощью миноискателя, щупов, минно-розыскных собак досмотр груза. При обнаружении во вьюках оружия, боеприпасов, контрреволюционной литературы караванщики под охраной доставлялись в пункт постоянной дислокации, где производился их допрос, а затем установленным порядком передавались в органы МГБ РА. Изъятые оружие, боеприпасы, контрреволюционная литература после досмотра загружались в вертолеты. При невозможности доставить их в пункт постоянной дислокации они уничтожались на месте с последующим составлением акта об уничтожении.
Если караван следовал по частям, досмотровая группа осматривала первую часть, а вертолеты вынуждали оставшуюся часть каравана выдвинуться к месту досмотра,
В том случае, когда сопровождавшие караван люди оказали сопротивление, досмотровая группа огнем из стрелкового оружия и бортового оружия вертолетов уничтожала их. Во всех случаях во избежание поражения от своего огня личный состав досмотровой группы располагался с одной стороны каравана.
Отход досмотровой группы после выполнения задачи осуществлялся в обратной последовательности. Первой отходила и взлетала подгруппа досмотра, последней отходила и взлетала подгруппа обеспечения вместе с командиром досмотровой группы. Перед посадкой в вертолеты командир досмотровой группы лично убеждался, что весь личный состав группы находился в вертолетах.
Как правило, досмотровая группа на плановую воздушную разведку вылетала 1–2 раза в сутки – утром и вечером. Практика показывала, что количество результативных вылетов выше, когда досмотровая группа вылетала на воздушную разведку во второй половине дня, т.е. ближе к сумеркам или даже в ночное время.
Так, 124-я досмотровая группа в составе 16 человек в 2.00 27.11.87 г. по информации МГБ вылетела на воздушную разведку в район 33 км сев.-зап. Джелалабада. В ходе ведения разведки было обнаружено движение трех грузовых автомобилей.
На предупредительные сигналы остановиться с машин ответили огнем из стрелкового оружия. Огнем бортового оружия вертолетов машины были подбиты, а также уничтожена часть охранения. Высадившаяся досмотровая группа завершила уничтожение охранения. В результате решительных действий личного состава досмотровой группы было уничтожено: мятежников – 15 человек, автомобилей – 3; винтовок «Бур» – 13 шт., РПГ – 2 шт., 82-мм мин – 250 шт., боеприпасов к ДШК – 19 тыс., боеприпасов к стрелковому оружию – 400 тыс. шт., захвачено: ДШК – 2 шт., винтовок «Бур» – 37 шт., РПГ – 2 шт., пулеметов – 1 шт., 82-мм мин – 72 шт., выстрелов к РПГ – 9, боеприпасов к ДШК – 1,5 тыс. шт., выстрелов к БО – 50, боеприпасов к стрелковому оружию – 104 тыс. шт. 124-я досмотровая группа без потерь возвратилась в пункт постоянной дислокации.
Другим примером хорошо организованного досмотра местности могут быть действия ДГр № 323.
Группа в составе 18 человек в 10.20 13 декабря 1986 года вылетела для проведения разведки местности в районе 15 км северо-восточнее Кандагар.
В 10.40 с воздуха были обнаружены 98 реактивных снарядов на позициях, направленных в сторону города. Мятежников поблизости не оказалось. Группа десантировалась и после осмотра позиций приступила к обезвреживанию реактивных снарядов – рассоединению цепей электропитания и извлечению взрывателей.
В 10.55 было закончено обезвреживание снарядов, а в 11.00 сработал химический взрыватель замедленного действия.
Таким образом, личным составом ДГр № 323 был предотвращен обстрел пункта постоянной дислокации отряда СПН и г. Кандагар.
Примером успешного проведения воздушной разведки с досмотровой группой на борту явилась работа ДГр № 210 3 июня 1987 г. Группа совершала полет по маршруту, рекомендованному ОАГ, и в 5.30 обнаружила караван из 204 вьючных животных и охраной около 300 человек. Командир группы доложил командиру отряда и принял решение на досмотр каравана, разделив ДГр на подгруппу прикрытия и уничтожения, но встретил сильный огонь мятежников. Командир батальона решил поэтапно вывести в район расположения каравана 200 разведывательный отряд на вертолетах Ми-8 под прикрытием звена вертолетов огневой поддержки Ми-24. В 6.10 была десантирована первая группа, совместными действиями РОСПН № 200 и ДГр № 210 сопротивление мятежников было сломлено, караван – уничтожен.
До 14.00 под прикрытием подгрупп обеспечения оружие и боеприпасы, находящиеся в караване, были загружены в вертолеты и доставлены в пункт дислокации отряда, то, что нельзя было вывезти, – уничтожили на месте. В результате боя было захвачено:
ПУ реактивных снарядов – 3
реактивные снаряды – 668
ЗГУ – 5, боеприпасов к ЗГУ – 2160
82-мм минометы – 3, мин к миномету – 500
БО – 3, выстрелов к БО – 400
выстрелы к РПГ – 318
пулеметы СГМТ – 10, стрелковое оружие – 21 единица, большое количество боеприпасов к СО, инженерного имущества, медикаментов. Было уничтожено 70 мятежников. Для проведения операции привлекались 4 Ми-8 и 4 Ми-24 со сменой в воздухе. Потерь в группах не было.

РАБОТА С ПЛЕННЫМИ И ОПРОС МЕСТНОГО НАСЕЛЕНИЯ
Допрос пленных, перебежчиков, работа среди местного населения являлись важнейшим источником добывания сведений о противнике. На основании показаний пленных, тщательного изучения документов, добытых в бою, разведчики имели возможность судить о местонахождении караванов, бандоформирований, их силе, составе, группировке, боеспособности, намерениях мятежников и их политико-моральном состоянии. Эти сведения давали возможность командованию части специальной разведки правильно оценить противника и принять наиболее целесообразное решение.
Основная цель допроса пленных – своевременное получение данных о местонахождении караванов, бандформирований, складов, перевалочных баз (пунктов), исламских комитетов.
В ходе допроса решались следующие основные задачи:
добывание интересующих командира сведений о противнике;
установление истинного лица пленного и правдивости его показаний;
выявление фактов и содержания дезинформации мятежников;
принятие решения о дальнейшем использовании пленного в интересах разведки (использование в качестве проводника, наводчика или передачи в разведорган вышестоящего штаба).
Допрос пленных и работа с местным населением офицерами-разведчиками. Организация допроса пленных возлагалась на командира части и его штаб, ответственным за допрос был начальник разведки.
Различают два основных вида допроса: первичный и полный.
Первичный допрос проводился в районе боевых действий: в укрытии, окопе, развалинах дома, палатке, бронированной и автотранспортной технике. Первичный допрос был кратким, без излишних подробностей, не представляющих интерес для командования. Особое внимание обращалось на выяснение местонахождения караванов, банд мятежников, их складов с оружием и боеприпасами.
Допрос или опрос организовывался с присутствием лишь тех лиц, которые имели к нему прямое отношение. Присутствие на допросе солдат, несущих охрану, или конвоиров не допускалось. В целях исключения всякой случайности допрашивающий имел при себе исправное и заряженное оружие.
(…)
При ведении допроса (опроса задержанного) не допускался обмен впечатлениями о его ходе. Излишние разговоры при допросе (опросе) исключались. Какие бы ценные сведения ни сообщал пленный (задержанный), допрашивающий не показывал, что они представляют для него какой-либо интерес.
В ходе первичного допроса выявлялись следующие вопросы:
общие сведения о пленном (фамилия, имя, воинское звание, занимаемая должность);
наименование банды, к которой принадлежит пленный, кто главарь;
расположение банды, где установлены огневые точки, размещение и характер инженерных заграждений, местонахождение главаря;
боеспособность банды мятежников (ее численность, вооружение, потери, материальная обеспеченность);
какие задачи решает банда мятежников, общие ее намерения, если это караван, то откуда и куда следует;
наличие и местонахождение складов с оружием, боеприпасами и другими материальными средствами.
Полный допрос пленного проводится, как правило, в штабе соединения (части).
(…)
В звене отряд – бригада на допрошенного пленного составлялся первичный протокол допроса. Протоколы допроса велись в повествовательной форме по разделам вопросника. Они были краткими и сжатыми по форме и передавали основную сущность показаний пленных. Подробно излагалось лишь то, что могло представлять интерес для командования и вышестоящего штаба. Составлял протокол переводчик (офицер-разведчик), подписывал его и докладывал по инстанции.
(…)
Работа с пленными в частях специального назначения строилась на основе директивы НГШ ВС СССР, инструкции по работе с пленными, перебежчиками и задержанными. В соответствии с этими документами в частях были созданы группы захвата пленных, а также группы допроса, в которые вошли переводчики, наиболее подготовленные офицеры, а также представители особых отделов и политорганов. В боевых приказах подразделению конкретно ставилась задача по захвату пленных, организовывалась подготовка групп захвата.
Опыт доказал, что при правильно организованной работе с пленными от них можно получать ценную информацию непосредственно на поле боя.
Так, например, в ходе налета 100-го разведывательного отряда на караван, находящийся на дневке в районе населенного пункта Танги-Такчи, 19.3.85 был захвачен пленный, по национальности пуштун. В ходе боя он был допрошен и дал показания о наличии склада с оружием и боеприпасами. Используя пленного в качестве наводчика, личный состав 1 роты захватил склад, в котором находилось 200 выстрелов к безоткатному орудию, 32 выстрела к РПГ, стрелковое оружие и боеприпасы к нему.
14.4 при ведении боевых действий 500-м разведывательным отрядом захваченный пленный показал, что в населенном пункте Шалатик находится склад с оружием и боеприпасами. Утром 15.4 500-й разведывательный отряд, используя пленного как наводчика, провел налет на склад, где было захвачено: ДШК – 1 шт., выстрелов к РПГ – 20 шт., ПТМ – 20 шт., ручных гранат – 20 шт., стрелкового оружия – 6 шт.
Хорошо подготовленная и продуманная работа с пленным в 500-м разведывательном отряде, который при первичном допросе ничего не показал, в последующем дала хорошие результаты. По показанию пленного было совершено три боевых выхода, в результате которых было уничтожено: мятежников – 131 человек; захвачено: стрелкового оружия – 16 шт., ПТМ – 25 шт., мин к 82-мм миномету – 15 шт., большое количество ручных гранат и боеприпасов к стрелковому оружию.
Только за 1987 г. частями и подразделениями специального назначения было захвачено 372 пленных, 157 из которых дали достоверные показания о местонахождении караванов, бандформирований и их объектах.
Однако в работе с пленными имелись и определенные трудности, такие, как отсутствие переводчиков со знанием языка пушту, что создавало большие трудности при допросе, к допросу приходилось привлекать лиц из числа сотрудников МГБ, царандоя, которые сами не умели читать рукописный текст, слабо владели русским языком, не могли работать с захваченными документами, а в некоторых случаях имела место утечка информации.
Многочисленные примеры из опыта ведения боевых действий в Афганистане показывают, что в ходе допроса пленных, изучения захваченных документов, своевременного опроса местных жителей добывались важные сведения о караванах, бандах мятежников, их базах, складах с оружием и боеприпасами. Все эти сведения помогали командованию произвести наиболее правильную оценку сил мятежников и принять правильное решение.
Полнота и ценность сведений, полученных от пленных, в значительной степени зависели от искусства допрашивающего и от владения им техникой ведения допроса. Знание офицерами-разведчиками иностранного языка, техники допроса давало возможность более качественно решать поставленные задачи.

ВЕДЕНИЕ РАЗВЕДКИ «НА СЕБЯ»
Разведывательные группы (отряды) СПН в ходе выполнения разведывательно-боевых задач постоянно вели разведку «на себя», особенно при выдвижении в район устройства засады, проведения налета или поиска.
В этих случаях от группы выделялись головной и тыльный, а в некоторых случаях боковые, дозоры, которые двигалась на удалении зрительной связи с группой огневой поддержки. При движении в ночное время группа (отряд) вела разведку, используя приборы ночного видения, бинокли БН-1 и БН-2, дополняя наблюдение подслушиванием. При движении на местности, которая могла быть заминирована (мятежниками наиболее часто использовались итальянские и английские мины с пластмассовыми корпусами), велась инженерная разведка силами саперов, переданных из инженерно-саперных взводов с использованием переносных миноискателей ИМП, РВМ-Ч, ММП, саперных щупов, кабелеискателей Р-299, собак минно-розыскной службы.
При выходе в район боевых действий на незнакомой местности в составе группы иногда использовались проводники из числа доброжелателей или местных жителей. В некоторых случаях проводилась воздушная разведка местности в ходе выдвижения группы (отряда) СПН в район предстоящих действий с передачей полученных данных с борта вертолета непосредственно в группу или отряд.
В условиях Афганистана для выполнения разведывательно-боевых задач активно использовалась частями и подразделениями специального назначения разведывательно-сигнализационная аппаратура «Реалия-У», «Табун», позволяющая осуществлять контроль за перемещением живой силы и техники противника.
Принцип данного способа разведки основан на использовании сейсмоакустических и магнитных датчиков, устанавливаемых вручную или с вертолетов на путях наиболее вероятного движения мятежников. Датчики при прохождении по контролируемому участку людей и транспортных средств (вьючных животных) срабатывали и по радиоканалам автоматически передавали сигнальную информацию на приемный пункт в масштабе времени, близком к реальному.
Использование данных разведсигнализационной аппаратуры «Реалия-У» и «Табун» подразделениями и частями СПН позволило нанести значительный урон в живой силе и технике мятежников на караванных маршрутах.
Подразделения СПН в условиях Афганистана привлекались также для завершения разгрома банд мятежников и захвата оружия и боеприпасов после нанесения авиационных ударов.
Примером могут служить действия 400-го разведывательного отряда. Отряд 16.08.85 г. в 7.00 после нанесения бомбоштурмового удара по перевалочной базе в районе 40 км восточнее БАРАКИ десантировался с вертолетов посадочным способом и, используя внезапность, решительность, дерзость личного состава, завершил разгром крупной базы мятежников. В результате успешных действий уничтожено: мятежников – 130, ДШК – 4, минометов – 4 шт., безоткатных орудий – 12 шт., выстрелов к РПГ – 1010 шт., мин к миномету – 452 шт., ПТМ и ППМ – 970 шт. Взорвано 20 пещер и 55 огневых точек. Захвачено: безоткатных орудий – 7 шт., выстрелов к БО – 387 шт., стрелкового оружия – 31 единица и боеприпасов к СО – 650 тыс. шт., мин к миномету – 390 шт., выстрелов к РПГ – 945 шт., ручных гранат – 810 шт., ПТМ – 350 шт., ППМ – 1000 шт.
Отряд без потерь был эвакуирован вертолетами в пункт постоянной дислокации.
Опыт боевого применения подразделений специального назначения показывает, что успешное выполнение задач достигалось только в том случае, когда учитывались все условия и постоянно изыскивались и применялись новые способы выполнения задач. В этом отношении накоплен богатый опыт.
В то же время в боевой деятельности подразделений СПН допускалось очень много ошибок и просчетов.
Часто боевые действия организовывались без соблюдения мер конспирации и скрытности, велись в лоб, без проявления военной хитрости, смекалки, без организации четкого взаимодействия.
Так, в апреле 1985 г. командир 5-го отряда, получив данные от ОАГ, план действий не продумал. Подготовку разведывательного отряда организовал наспех. В ходе боя позволил мятежникам заманить роту в «ловушку», потерял управление подразделениями.
Несмотря на мужество личного состава, отряд понес большие потери.
Подобная ситуация повторилась в 1-й бригаде СПН в марте 1986 г. Точно так же, осмотрев кишлак и ничего в нем не обнаружив, командир бригады выслал за уходившими мятежниками группу, которая и попала под перекрестный огонь. Стремление за высокими результатами повлекло за собой тяжелые потери.
Недостатки и упущения в боевой деятельности подразделений в Афганистане являются следствием упущений в боевой подготовке соединений и частей СПН военных округов.
Здесь проявилось и отсутствие навыков в организации и руководстве подразделениями. Не организовывалось четкое взаимодействие с ОАГ, авиацией, органами МГБ и царандоя поддерживающими средствами. Порой осуществлялась спешная подготовка к выполнению задач, занятия и тренировки по конкретной задаче не проводились.
В ходе выполнения боевой задачи командиры групп и рот часто не организовывали и не вели разведку «на себя», в результате чего часто попадали в засады. Таковы основные причины неудачных действий подразделений специального назначения.
(…)

0

4

ОРГАНИЗАЦИЯ СПЕЦИАЛЬНОЙ РАДИОСВЯЗИ СОЕДИНЕНИЙ И ЧАСТЕЙ СПЕЦИАЛЬНОГО НАЗНАЧЕНИЯ
Успех разведывательно-боевых действий зависел не только от подготовленности разведывательных органов, состояния средств разведки и способов их боевого применения, но и от организации управления ими.
Из опыта боевых действий в Афганистане известно немало примеров, когда подразделения и части СПН, имеющие превосходство над противником, не достигали поставленных целей из-за неправильного управления ими и, наоборот, при искусном управлении побеждали значительно превосходящие банды мятежников.
Пренебрежительное отношение к управлению разведывательными группами в ходе боевых действий приводило к неоправданным потерям.
(…)
Управление силами и средствами специальной разведки на территории Афганистана организовывалось и осуществлялось в основном по общепринятым положениям, разработанным в оперативной разведке для фронтового звена. Однако в силу особых условий и характера ведения боевых действий в РА, а также специфики проведения разведывательных мероприятий управление органами агентурной и специальной разведки в Афганистане имело ряд особенностей.
Специальная разведка на территории РА велась силами и средствами двух бригад СПН в составе управления и 4 ОО СПН в каждой и ор СПН.
Органы специальной разведки в РА подчинялись начальнику разведки ТуркВО. Однако в целях обеспечения оперативности управления разведывательные задачи ставились в основном начальником штаба (начальником разведки) 40-й армии. Предусматривалось также управление специальной разведкой на территории Афганистана и со стороны ГРУ ГШ.
Управление отдельными отрядами специального назначения осуществлялось через штабы бригад СПН. Разведывательная информация от ОО СПН поступала в штабы бригад, анализировалась и обобщалась, а затем передавалась в разведывательное управление ТуркВО и в РО 40-й армии. В случае необходимости предусматривалась возможность передачи наиболее срочной и важной информации от ОО СПН непосредственно в разведывательный отдел 40-й армии через ПУНР.
Управление РГ СПН в ходе выполнения ими боевых задач осуществлялось командирами и штабами оо СПН по принадлежности. Информация от РГ СПН поступала также в штабы бригад СПН для обобщения и доклада в вышестоящие инстанции.
С целью оказания своевременной и действенной помощи РГ СПН в ходе проведения ими специальных мероприятий, наведения самолетов или вертолетов огневой поддержки на объекты авиаударов, эвакуации разведывательных групп из опасной зоны организовывалось тесное взаимодействие специальной разведки с авиацией (через штабы обр СПН, ОО СПН или непосредственно от РГ СПН).
Для более эффективного решения боевых задач организовывалось также взаимодействие подразделений специального назначения с оперативными агентурными группами (ОАГ) разведывательного центра и с общевойсковыми частями и соединениями.
В целях обеспечения непрерывного, устойчивого и оперативного управления силами и средствами агентурной и специальной разведки на территории Афганистана была развернута система специальной радиосвязи.

Задачи, решаемые спецрадиосвязью в интересах специальной разведки в РА
Исходя из сложившейся в условиях Афганистана структуры управления специальной разведкой на систему специальной радиосвязи возлагались задача по обеспечению радиосвязью:
отдельных бригад специального назначения с ГРУ ГШ – для управления специальной разведкой со стороны ГРУ ГШ и получения от нее важных разведывательных сведений;
обр СПН с начальником разведки ТуркВО – для руководства действиями органов специальной разведки и доставки обобщенной развединфомации в штаб ТуркВО;
обр СПН с начальником разведки 40-й армии – для централизованного руководства специальной разведкой со стороны 40-й А;
обр СПН с отдельными отрядами специального назначения, входящими в ее состав, – для руководства подготовкой и ведением боевых действий ОО СПН;
обр СПН с разведывательными группами специального назначения – для руководства боевыми действиями отдельных разведывательных подразделений, выполняющих наиболее важные задачи;
обр СПН с отдельным радиоузлом ОСНАЗ – обходной канал с начальником разведки 40-й армии;
обр СПН с оперативными агентурными группами – для организации взаимодействия между органами агентурной и специальной разведки непосредственно в зонах их оперативной ответственности;
обр СПН с аэродромами – для взаимодействия с вертолетами огневой поддержки при проведении специальных и эвакуационных мероприятий;
ОО СПН с ПУНР 40-й армии – для обеспечения начальнику разведки 40-й А возможности прямого руководства отрядами, минуя штабы бригад СПЕЦНАЗ;
оо СПН с разведгруппами – для непосредственного управления со стороны командиров и штабов отрядов боевыми действиями РГСПН;
оо СПН с мотострелковыми частями (подразделениями) – для обеспечения взаимодействия;
РГ СПН с авиацией – для организации непосредственного наведения на цели вертолетов и самолетов огневой поддержки и проведения эвакуационных мероприятий в ходе ведения боевых действий;
внутри РГСРН – для управления личным составом в ходе боя.

Силы и средства спецрадиосвязи, выполнявшие задачи в интересах специальной разведки
Для решения задач по обеспечению управления органами специальной разведки и сбора разведывательной информации на территории Афганистана была развернута система специальной радиосвязи в составе:
УС пункта управления начальника разведки (ПУНР) 40 А;
отдельного радиоузла особого назначения (ОРУ ОСН);
отрядов спецрадиосвязи бригад СПН;
групп связи ОО СПН и отдельной роты СПЕЦНАЗ;
радистов-разведчиков разведывательных групп специального назначения.
(…)

Организация спецрадиосвязи в специальной разведке и ее особенности
На начальном этапе ведения боевых действий в РА специальные задачи решались в основном силами и средствами отдельной роты специального назначения, которая была подчинена непосредственно начальнику разведки 40-й армии.

Организация спецрадиосвязи в ор СПН
Как правило, рота СПН выделяла на боевую операцию до 3 РГСПН. Количественный состав группы зависел от выполняемых задач, но обычно в ее состав входило 16–20 человек:
командир группы, офицер – 1 чел.;
зам. командира группы, прапорщик – 1 чел.;
командир отделения, сержант – 2–3 чел.;
разведчики – 10–12 чел.;
радист-разведчик – 2–3 чел.
Каждая разведгруппа ОРСПН при выходе на боевое задание обычно имела следующее вооружение:
пулемет Калашникова – 2–3 шт.;
пулемет РПКС – 2–3 шт.;
снайперская винтовка СВД – 1–2 шт.;
подствольные гранатометы ГШ-25–3 – 4 шт.;
автомат АКМС с ПБС – 2–3 шт.;
автоматический пистолет Стечкина, бесшумный (АПСБ) – 2–3 шт.;
автомат АКС-74–6 – 7 шт.;
нож разведчика – 16–20 шт.;
сигнальные и осветительные средства – по 2–3 на каждого чел.;
РПГ-18 и РПГ-22–4 – 5 шт.
Все вышеперечисленное вооружение и другое имущество имело значительную массу, что накладывало определенные ограничения на количество используемых в операции средств СРС и источников питания к ним, так как РГСПН чаще всего выполняли поставленные задачи в пешем порядке.
Каждая разведгруппа обеспечивалась радиосредствами исходя из решаемых задач и удаления РГСПН от Центра.
Действия разведывательных групп специального назначения при проведении засадных действий чаще всего происходили следующим порядком.
Выброска разведгрупп в район боевых действий производилась обычно вечером вертолетами Ми-8 под прикрытием боевых вертолетов Ми-24. После десантирования группа собиралась в указанном месте, командир РГСПН устанавливал порядок выдвижения в район засады. Связь головного и тылового дозора с командиром группы производилась на УКВ радиостанциях Р-392 короткими сигналами из специально разработанных сигнальных таблиц.
Радисты-разведчики разворачивали радиостанции Р-354 (Р-159) и докладывали в Центр обстановку в районе местонахождения группы. Обязательные двухсторонние сеансы радиосвязи с РГСПН планировались чаще всего на утро и вечер, как правило, на темное время суток, чтобы не демаскировать мачтой и антеннами место расположения группы. В ночное время антенны развертывались полностью, с рассветом антенны располагались на земле путем использования складок местности и различных местных предметов. Полотна антенн маскировались. С началом боя радист (первый номер) вступал в связь с Центром, докладывал о ходе операции, второй номер и 1–2 разведчика прикрывали работающего радиста. При вызове вертолетов огневой поддержки их наведение осуществлялось командиром группы по радиостанции «Ромашка». Связь с вертолетами поддерживалась на всем протяжении боя до эвакуации РГСПН.
Разведгруппы выполняли боевые задачи и на бронеобъектах – бронетранспортерах и боевых машинах пехоты. Перед выходом на задание все УКВ радиостанции P-123 бронеобъектов настраивались на одни и те же основные и запасные частоты. При выдвижении бронегруппы в район боевых действий она поддерживала с центром постоянную связь по КВ радиостанциям Р-130, имеющимся в боевой разведывательной машине БРМ-1К. По прибытии в район предстоящих боевых действий группой оборудовалась база, где размещался весь личный сослав и разворачивался цбу со средствами радиосвязи. Управление бронеобъектами, участвующими в засадах, производилось по УКВ радиостанциям Р-123. При переговорах использовалась специально разработанная переговорная таблица.
Радиосвязь с пешими РГСПН, выдвигающимися в район засады или разведки, поддерживалась на УКВ радиостанциях Р-159 или КВ типа Р-354 («Ангара») в зависимости от района работы. Радиосвязь с Центром осуществлялась постоянно.
Кроме того, при необходимости организовывалось взаимодействие с дорожными постами царандоя (РА) и советских войск. Их частоты и позывные доводились до всех бронеединиц.
Вызов поддерживающей авиации и вертолетов осуществлялся не непосредственно, а через Центр.
В ходе ведения боевых действий разведывательными группами специального назначения, выделяемыми от ОРСПН, накоплен значительный опыт в организации и обеспечении связи в различных боевых ситуациях, проведении специальных мероприятий, в управлении группами непосредственно в ходе боя.
Имеется много примеров, когда благодаря самоотверженным, инициативным действиям радистов-разведчиков разведгрупп по обеспечению связи с командованием 40-й армии боевые задания выполнялись с большой эффективностью, а часто от их действий зависела жизнь товарищей и даже всей разведывательной группы в целом.
Вот лишь один из них.
Разведгруппе была поставлена задача организовать засаду на маршруте Спандукач – Джигдалай (провинция Нангархар) с целью уничтожения каравана с оружием. Десантирование группы осуществлялось 4 вертолетами Ми-8 и было замечено мятежниками. РГ СПН была окружена отрядом душманов численностью до 300 человек и вступила в бой. В разведгруппе было всего 18 человек. В течение 7 часов мятежники, пользуясь громадным численным превосходством, несколько раз атаковали позиции нашей группы. Радистам младшему сержанту Попову В.И. и рядовому Илькаеву Т.А. была поставлена задача связаться с Центром и сообщить о тяжелом положении, в котором оказалась группа. Местность, на которой группа приняла бой, не позволяла где-либо укрыться, поэтому мл. сержанту Попову и рядовому Илькаеву пришлось разворачивать радиостанцию на открытой, хорошо простреливаемой мятежниками местности. Во время установления связи антенная мачта радиостанции была перебита пулей. Мл. сержант Попов, рискуя своей жизнью ради спасения товарищей, привязал антенну к стволу автомата и стоял под огнем, пока рядовой Илькаев не передал боевые сигналы в Центр. С наступлением рассвета прибыли вызванные вертолеты огневой поддержки, которые были умело наведены по радио на обнаруженные в ходе боя цели. Благодаря четкому руководству группой со стороны командира группы, устойчивой радиосвязи с Центром и поддерживающей авиацией, которую четко организовали и поддерживали в ходе всей операции радисты-разведчики мл. сержант Попов и рядовой Илькаев, разведгруппа уничтожила свыше 90 мятежников, склад с боеприпасами, два каравана с оружием и без потерь была эвакуирована с поля боя.

Организация спецрадиосвязи в оо СПН
Каждый отряд специального назначения мог выделить до 9 штатных РГ СПН, которые способны действовать как в пешем порядке, так и на бронетехнике. Для выполнения разведывательно-боевых задач использовались более крупные подразделения специальной разведки (РО СПН и РГ СПН в составе усиленной роты) со значительно возросшими огневыми возможностями и масштабами проводимых операций. В целях повышения боевой мощи и защищенности разведчиков от стрелкового огня противника в отряда включались бронегруппы на боевых машинах пехоты, а также командно-штабные машины на бронетехнике – P-145 БМ и БМП-1КШ.
Обеспечение спецрадиосвязи с обр СПН возлагалось на отряд спецрадиосвязи бригад, а в отрядах СПН эти задачи решала группа связи и разведчики-радисты, действовавшие в составе разведгруппы. В каждую РГСПН, выделенную от отряда СПН, включались 2–3 разведчика-радиста с более широким набором радиосредств:
KB радиостанция Р-354–1 к-т (при удалении до 350 км и более, режим работы – ТЛГ AT);
KB радиостанция P-143–1 к-т (при удалении до 100 км, режим работы ТЛФ ВБП и ТЛГ AT);
KB радиостанция «Ангара» – 1 к-т (при удалении до 300 км, режим работы ТЛФ ВБП и ТЛГ AT);
УКВ радиостанция P-159–1 к-т (при удалении до 35 км, режим работы ТЛФ);
KB радиоприемник «Ляпис» – 1 к-т (используется в группе для приема срочного вызова Центра);
УКВ радиостанция Р-392–3 – 4 к-та (связь внутри РГСПН);
УКВ радиостанция «Ромашка» – 1–2 к-та (для связи с поддерживающей авиацией);
источники электропитания.
Условия ведения боевых действий в горах предопределили ряд особенностей в организации связи, а поэтому потребовали изыскания возможностей для более полного использования оперативно-технических характеристик средств радиосвязи и особенно тщательной подготовки их и личного состава перед выходом на боевую операцию.
Там, где командир и начальник штаба отряда серьезно относились к вопросам управления, к пониманию значения радиосвязи как единственного средства руководства группами в ходе операции, там и составленные боевые задачи решались успешно, там практически не было потерь или они были незначительными.
Так, например, 7 июля 1985 г. разведгруппа от 7-го отряда СПН вышла на задание с целью уничтожения складов с боеприпасами бандформирований в районе н.п. Шахджой. При совершении марша группа попала в засаду. В критический момент боя, когда командир РГСПН с частью разведчиков был отрезан от основных сил, начальник связи отряда, принимавший участие в этой операции, проявив мужество и хладнокровие, установил уверенную связь с ЦБУ и своевременно вызвал на помощь вертолеты и бронегруппу. Такой счастливый исход дела явился, конечно, результатом продуманной организации связи со стороны командира отряда еще до выхода на задание.
8 июля 1986 г. РГСПН от 2-го отряда СПН по полученным от ОАГ данным вышла на перехват каравана с оружием. Скрытно выдвинувшись к месту засады, разведгруппа приступила к ликвидации каравана. Во время боя из ближайшего кишлака на помощь душманам стал выдвигаться отряд мятежников численностью до 100 человек. Заняв круговую оборону, командир РГСПН, имея твердые навыки в работе на средствах связи, лично установил связь с ЦБУ в условиях пыльной бури, вызвал по радио вертолеты и бронегруппу, которые нанесли удар в тыл душманов и обеспечили их полный разгром.
Если раньше со стороны противника не отмечалось случаев радиоэлектронного подавления нашей связи, то в последнее время мятежники все чаще стали применять активные радиопомехи, особенно на направлениях с вертолетами огневой поддержки. Это обстоятельство привело к необходимости использования для радиосвязи с вертолетами наряду с радиостанцией «Ромашка» и нашей УКВ радиостанции Р-392 «Сокол».
Опыт использования подразделений специальной разведки в РА показывает, что продолжительность проведения одной операции составляла в среднем 3–5 суток; причем РГСПН чаще всего действовали на расстояниях 30–80 км от штаба отряда. В этих случаях для связи с ними на Центре использовались радиосредства КШМ (Р-142Н, Р-145, БМ, БМП-1КШ) с вынесением абонентских линий непосредственно на ЦБУ для повышения оперативности управления группами в ходе боя. С этой же целью в РГСПН нашли широкое применение переносные КВ радиостанции «Ангара», общевойсковые KB радиостанции P-I43 и УКВ радиостанции Р-159, имеющие телефонные виды работы.
В ходе проведения первых операций выяснилось, что одним из самых узких мест стал вопрос обеспечения непрерывности управления действиями РГСПН.
В одном из выходов РГСПН в район Суруби связь с группой была прервана на несколько суток, и восстановить ее удалось только с помощью высылки бронегрупп и вертолетов. Причинами потери радиосвязи явилась неправильная ее организация. Программой предусматривалось два обязательных и два сеанса по взаимному контролю в сутки, а также постоянный контроль за вызовами РГСПН со стороны Центра на частотах дежурного приема. Иными словами, отряд мог вызвать по своей инициативе разведгруппу лишь 4 раза в сутки. С другой стороны, на KB радиостанции Р-354, имевшейся в группе и работающей лишь на антенну «наклонный луч», имеющую «мертвую зону» на коротких радиотрассах, радиосвязь на частотах дежурного приема установить было крайне трудно. Перед выходом на задание начальнику связи задачи поставлено не было, расстояния до РГСПН, продолжительности операции и специфических условий, в которых должка была действовать разведгруппа, он не знал. Вследствие этого необходимой подготовки к выходу не проводилось: радист был оснащен лишь одной радиостанцией Р-354, запасные источники питания и ПЗУ для их подзарядки в полевых условиях отсутствовали. К тому же разведчик-радист не был обучен правилам пользования нештатными источниками питания (к примеру, АКБ от БМП-2).
И как результат всего этого – полная потеря управления разведгруппой, что могло повлечь за собой неоправданные потери и невыполнение поставленной боевой задачи.
Этот и некоторые другие отрицательные примеры из боевых действий ООСШ заставили командование отрядов по-иному оценить вопросы управления и организации спецрадиосвязи с разведгруппами в ходе выполнения ими специальных мероприятий. Прежде всего была поставлена и решена задача непрерывности управления разведгруппами со стороны Центра в любое время суток, то есть организована работа РГСПН с радиоприемниками срочного вызова «Ляпис», включаемыми в группах сразу же после выхода их на задание и до его окончания.
Повысилась ответственность командиров и штабов в решении вопросов управления и связи. Практиковалась постановка задачи начальникам связи отрядов на каждую операцию с отработкой необходимых документов и рабочей карты с указанием расстояний, продолжительности и специфики действий РГСПН. Усилился контроль за подготовкой как аппаратуры, так и самих радистов. Решился вопрос оперативной замены радистов в случае необходимости непосредственно в разведгруппах путем их замены заранее подготовленными социалистами из числа разведчиков групп СПН.
Учитывая дальность действия РГ СПН, специфические природные условия, в которых они находились, для обеспечения устойчивой и надежной радиосвязи широко использовался набор различной аппаратуры как КВ, так и УКВ диапазона.
Для повышения оперативности руководства РГСПН, особенно в ходе боя, чаще использовались УКВ радиостанции типа P-159, работающие, как правило, в телефонном режиме, а переговоры велись с применением специально разработанных сигнальных и переговорных таблиц. За каждым командиром РГСПН закреплялся постоянный позывной. Например, командир 1–2 группы – «Звезда», 2–3 – «Агат» и т.д. Опыт боевых действий, в частности в районе Джелалабада, показал, что отрицательное влияние горной местности на дальность обеспечения УКВ радиосвязи с успехом компенсировалось широким применением ретрансляторов как подвижных, так и стационарных, размещаемых обычно на преобладающих высотах. При наличии в горах естественных волноводов наблюдалось сверхдальнее распространение УКВ радиоволн. Отмечаются случаи, когда в УКВ диапазоне связь обеспечивалась на расстояния, в 1,5–2 раза превышающие дальности, определенные ТТД радиосредств. В горных условиях УКВ связь была менее подвержена радиоперехвату, значительно уменьшалось влияние взаимных помех, управление группами было более устойчивым в течение всех суток.
В пустынной местности, несмотря на наличие прямой видимости, но вследствие сильной ионизации воздуха солнечными лучами и электризации атмосферы пыльными частицами в условиях пыльных бурь, УКВ связь проходила весьма неустойчиво, дальность действия, например, радиостанции Р-392 снижалась до 1,5–2 км.
В случае значительного удаления РГ СПН от Центра основным средством управления становилась KB радиосвязь. В последнее время наряду с военными радиостанциями P-143, Р-354, Р-394КМ в разведгруппах получила широкое применение и станция народнохозяйственного применения «Ангара», позволяющая обеспечить связь в телефонном режиме на расстояние до 300–350 км. Большое достоинство этой радиостанции, наряду с малыми габаритно-весовыми характеристиками, состоит в том, что она полностью сопрягается по телефонному режиму с радиосредствами, установленными на бронеобъектах, и может питаться практически от любого источника напряжением 12 В, причем в ее комплекте имеется и специальный генератор тока с ножным приводом для питания радиостанции в полевых условиях.
Учитывая широкое использование в Афганистане телефонной коротковолновой связи в специальной разведке и тот факт, что в существующих КВ радиосредствах СРС не предусмотрен такой режим работы, было принято решение о необходимости разработки специальной малогабаритной радиостанции, работающей телефоном с техническим закрытием речевой информации на дальности до 150–200 км. К ней предъявлены также жесткие требования по габаритно-весовым характеристикам и к простоте управления. В настоящее время разработка такой радиостанции («Северок-К») завершена.
Вес рабочего комплекта радиостанции без источников питания около 1,9 кг. Поступление этой радиостанции в специальную разведку существенным образом повысит возможности по управлению разведгруппами как в плане оперативности, так и скрытности.
Основным способом организации радиосвязи между ООСПН и РГСПН являлось радионаправление. Такая жесткая привязка корреспондентов обусловливалась требованиями непрерывности и надежности управления группами в ходе боя, своевременного их перенацеливания и вывода из-под удара мятежников.
Каждой РГ СПН при выходе на задание вручалось для связи с отрядом по одной KB (P-143 или «Ангара») и УКВ (P-159) радиостанции, двойной-тройной комплект источников питания, в качестве которых использовались хорошо зарекомендовавшие себя аккумуляторные пояса 10НКП-60, удобные в переноске и эксплуатации и имеющие достаточную емкость; портативное зарядное устройство типа ПЗУ-5М, используемое для восстановления емкости аккумуляторов в полевых условиях, и несколько УКВ радиостанций Р-392 для связи внутри групп.
РГ СПН при проведении специальных мероприятий в зависимости от условий обстановки действовали в различных вариантах:
1. Группа на вертолетах доставлялась в район проведения операции, откуда с соблюдением всех мер маскировки пешим порядком следовала к месту предстоящих боевых действий. Связь внутри группы в этом случае организовывалась на УКВ радиостанциях типа P-392 от командира РГСПН:
с головным и тыловым дозорами при поиске или выдвижения группы в район засады;
с наблюдательными постами в районе засады;
с подгруппами в районе засады, при минировании и во время боя.
2. При действии группы на бронетехнике управление РГСПН осуществлялось посредством радиостанций танкового типа:
с командирами рот СПН по КВ и УКВ радиосетям соответственно на радиостанциях P-130 и P-111 в телефонном режиме;
командиров рот со своими РГСПН на УКВ радиостанциях Р-123 в телефонном режиме.
При необходимости на бронетехнике размещались 2 переносные радиостанции типа «Ангара», Р-809М2 и другие.
Несколько слов об организации взаимодействия с вертолетами огневой поддержки. Опыт показал, что вести успешную борьбу с бандформированиями противника, действующими из засад или огневых позиций, оборудованных в пещерах иди скальных расшелинах, невозможно без тесного взаимодействия с поддерживающими вертолетами. Поэтому при разработке операции планировалась постоянная связь между отрядом СПН и аэродромом взлета, для чего использовалась, как правило, радиостанция P-809M2. Дежурное звено вертолетов находилось в постоянной готовности к вылету, командиры экипажей заблаговременно информировались о районе действия поддерживаемой РГСПН. Для наводки авиации на цели непосредственно в ходе боя каждой группе придавалась УКВ радиостанция «Ромашка», работающая на одной фиксированной частоте. В последнее время ввиду создания противником на этой частоте активных радиопомех для связи с вертолетами стала использоваться УКВ радиостанция Р-392. Дальность связи при этом возросла до 80–100 км.
Для ведения переговоров с поддерживающей авиацией и оперативного управления РГСПН в ходе боя широко использовались формализованные переговорные cигнально-кодовые таблицы.

Организация спецрадиосвязи в бр СПН
После ввода в РА штабов двух бр СПН с отрядами спецрадиосвязи управление деятельностью отрядов СПЕЦНАЗ и отдельных наиболее важных РГ СПН перешло к командирам бригад, т.е. управление специальной разведкой стало более централизованным. Соответственно расширилась и система специальной радиосвязи. От бр СПН связь организована с ГРУ ГШ, HP ТуркВО и 40-й армией – по космическим, тропосферным и KB каналам; с отрядами СПЕЦНАЗ – по KB засекреченным каналам телеграфом и телефоном. Шифрованная связь ввиду ее очень низкой оперативности широкого применения на этих направлениях не нашла. Для получения срочной информации от РГСГПН, ведущих боевые действия, организовывались радиосети штаба брСПН. Организация же радиосвязи от ООСПН практически оставалась без изменений.
(…)

ОСОБЕННОСТИ ОБЕСПЕЧЕНИЯ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНО-БОЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧАСТЕЙ И ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ СПЕЦИАЛЬНОГО НАЗНАЧЕНИЯ
Успех разведывательно-боевой деятельности частей и подразделений специального назначения значительно зависел от всех видов боевого и тылового обеспечения. Боевое обеспечение осуществлялось на общих основаниях в соответствии с положениями уставов, наставлений и инструкций Советской Армии, а также указаниями штабов ТуркВО и армии с учетом особенностей разведывательно-боевой деятельности соединений и частей СПН.
При подготовке разведывательных групп к боевым действиям на одно из первых мест ставился правильный выбор необходимого вооружения, экипировки. При этом учитывались условия сохранения маневренности, огневой мощи и живучести группы.
С учетом приобретенного опыта боевого применения подразделений СПН в горно-пустынной и пустынной местности Афганистана снаряжение разведчика может включать:
специальную форму одежды подразделений СПЕЦНАЗ;
ботинки с высоким берцем или высокогорные с триконями (в зависимости от того, на каких склонах придется действовать);
ледоруб (если придется действовать на скалах и фирне);
маскхалат (при действиях на высоте до 2500 м) или комуфлированный защитный комплект;
штормовой горный костюм (при действиях в горах выше 2500 м);
фляги для воды (емкость – 1,7 л) – 2 шт. (при действиях в пустыне – 4–6 больших пластмассовых фляг);
малая саперная лопата;
горная веревка (при действиях в сложном горном районе) – одна на группу;
кусок масксети пустынного или грязно-серого цвета;
наземные сигнальные патроны оранжевого и красного огня – 2–4 шт. (в пустыне – зеленого огня, т.к. оранжевый дым на песке виден только на 800–1000 м);
клубок натуральной шерстяной нитки при действии в пустыне для отпугивания змей и насекомых;
солнцезащитные очки.
Широкое применение при ведении боевых действий в подразделениях СПН нашло индивидуальное снаряжение разведчика типа «Пояс-А» и «Пояс-Б», предназначенные для укладки боекомплекта.
«Пояс-А» размещался на груди и позволял укладывать 6 магазинов к 5,45 и 7,62 мм автоматам Калашникова, 4 ручные гранаты с запалами и 2 сигнальные ракеты.
«Пояс-Б» размещался на поясе разведчика и позволял укладывать 10 гранат РГ-25.
В случае, если разведывательной группе предстояло действовать в условиях дождя, дождя со снегом, мокрых скал и раскисшего грунта, на ноги обычно одевались чулки защитные от общевойскового защитного комплекта (ОЗК), а голова и туловище защищались защитным плащом от ОЗК или плащ-палаткой.
В рюкзаке РД-54 у разведчика находились:
– плащ-палатка;
– комбинированный котелок;
– сухой паек (на время ведения боевых действий);
– боеприпасы в пачках (россыпью);
– аккумуляторные батареи к радиостанциям.
При действиях в зимнее время разведывательная группа дополнительно брала спальные мешки, утепленные куртки, валенки, меховые рукавицы, альпинистское снаряжение (ледорубы, общая горная веревка, набор скальных крючьев, карабинов, репшнуров – один на группу), увеличенный запас сухого горючего или наземных сигнальных патронов зеленого или красного огня (в случае отсутствия сухого горючего ими можно хорошо разогревать консервы из сухого пайка).
В последнее время вместо специальной формы одежды группы СПН используют общевойсковую или другую форму, так как мятежники постоянно следят за передвижением подразделений СПН и при обнаружении личного состава в специальной форме немедленно принимают меры противодействия или маскировки.
В связи с климатическими особенностями Афганистана (в южных и юго-западных районах – жаркий климат пустынь, на юго-востоке и востоке – горные массивы с превышением высот от 2000 до 4000 м над уровнем моря) вопрос обеспечения разведывательных групп (отрядов) питанием и водой с целью длительного пребывания их на местности стал предметом первостепенной важности.
Использование личным составом РГ СПН средств обеззараживания воды, особенно в горной местности, таких, как приборы «Родник» и «Турист», таблеток «Пуритабс», позволяло группе находиться в районе боевых действий до 4–5 суток без дополнительного снабжения водой, а поступившие медицинские стимуляторы типа «Бешитил» и витамин «Аэровит» позволяли повысить работоспособность человеческого организма вдвое.
В условиях, когда применение этих препаратов было возможно в связи с отсутствием водоемов, снабжение водой и продуктами происходило путем их выброски с вертолетов в нестандартной укупорке (упаковке) в район боевых действий групп СПН.
Часто для этих целей использовались: защитные чулки из ОЗК для доставки воды и использованная тара из-под боеприпасов – для продуктов, а также прорезиненная тара кустарного производства емкостью от 10 до 40 л, в которой местные жители хранят воду.
Техническое обеспечение разведывательно-боевой деятельности частей включало в себя содержание боевой техники в исправном состоянии, эвакуацию и ремонт поврежденной боевой техники. Как правило, в состав ремонтно-эвакуационной группы (РЭГ) включалась МТП-1 (1 шт.) и БТС-4 (1 шт.). При выходе разведывательной группы (отряда) на боевое задание далее чем на 50 км от пункта постоянной дислокации танковые тягачи и машины технической помощи в ремонтно-эвакуационную группу не назначались. Взамен их в состав РЭГ включались однотипные боевые машины (1–2 БМП-2). Старшим РЭГ назначался один из заместителей командира роты по технической части. Ремонт в боевых условиях поврежденной техники производился небольшой по объему (замена катка или трака). Остальной ремонт проводился в пункте постоянной дислокации после эвакуации поврежденной техники.
(…)

УРОКИ, ВЫВОДЫ ИЗ ОПЫТА БОЕВОГО ПРИМЕНЕНИЯ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ СПЕЦИАЛЬНОГО НАЗНАЧЕНИЯ В РЕСПУБЛИКЕ АФГАНИСТАН И РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ЕГО ПРАКТИЧЕСКОМУ ИСПОЛЬЗОВАНИЮ
Боевое применение сил и средств специальной разведки в условиях Афганистана явилось проверкой подготовленности штабов, профессиональной обученности офицеров, прапорщиков, сержантов и солдат, соответствия организационно-штатной структуры характеру выполняемых задач, эффективности приемов и способов разведывательно-боевой деятельности подразделений и частей специального назначения.
В ходе девяти лет нахождения ограниченного контингента советских войск в Республике Афганистан накоплен ценный опыт планирования, организации и всестороннего обеспечения разведывательно-боевой деятельности подразделений СПН в трудных физико-географических условиях и сложной оперативно-агентурной обстановке.
Возможности специальной разведки в специфических условиях войны в Афганистане, которая велась мятежниками партизанскими приемами и методами, на начальном этапе не были учтены. В связи с этим комплект разведки 40-й А включал только 459 отдельную роту СпН обычного штата (4 группы), сформированную из наиболее подготовленных офицеров, прапорщиков, сержантов и солдат-добровольцев 15 обр СпН ТурВО. Для непосредственного руководства ротой в штат разведывательного отдела штаба 40-й А был включен старший офицер по спецработе.
В 1980–1981 годах 459 op СпН, используя классическую тактику и способы выполнения задач, успешно и без потерь провела ряд операций по разведке бандформирований и уничтожению складов с вооружением и боеприпасами, показав высокую результативность по сравнению с мотострелковыми и танковыми частями и подразделениями. Учитывая этот факт, были сформированы и осенью 1981 года включены с состав 40-й А два отдельных отряда СпН.
Но к этому времени бандформирования выработали свою тактику борьбы с разведывательными отрядами и группами СпН, что стало приводить к неоправданным потерям. В результате этого силы и средства специальной разведки перешли на новые, не свойственные им способы разведывательно-боевой деятельности: засады на караванных маршрутах, налеты на исламские комитеты и склады, участие в рейдовых операциях совместно с мотострелковыми частями, охрана шоссейных дорог, трубопроводов и важных промышленных объектов, проверка результатов бомбоштурмовых ударов, сопровождение колонн с грузами. То есть специальная разведка приобрела силовую направленность, стала действовать по принципу «разведал – уничтожил».
Выполнение боевых задач вышеназванными способами потребовало включить в состав частей СпН бронетанковую технику и тяжелое вооружение, придавая им на период выполнения задач авиационные, танковые и артиллерийские подразделения.
Учитывая, что наибольшую эффективность специальная разведка дает при массовом применении подразделений СпН, было принято решение об увеличении боевого состава. С этой целью в марте 1985 года в состав 40-й А были включены две отдельные бригады СпН по 4 отряда каждая.
В борьбе с бандформированиями личный состав частей СпН показал высокие морально-боевые качества и профессиональную подготовку. За последние 8 лет разведывательно-боевой деятельности в РА подразделениями СпН было уничтожено более 17 тысяч мятежников, 990 караванов и 332 склада с оружием и боеприпасами. Взято в плен 825 мятежаников и захвачено большое количество различного вооружения, боеприпасов, техники, медикаментов и продовольствия.
Родина высоко оценила заслуги разведчиков специального назначения. Семь человек удостоены высокого звания Героя Советского Союза, 8908 человек награждены орденами и медалями СССР.
(…)
Боевое применение подразделений и частей СпН в специфических условиях Афганистана определило специальную разведку как разведывательно-силовую часть оперативной разведки. Выполнение задач по разгрому бандформирований, захвату и уничтожению исламских комитетов, караванов и складов с вооружением и боеприпасами, баз потребовало изменения тактики действий РО СпН (РГ СпН) и усиления их вооруженности. Применение наземного способа вывода групп в район разведки как одного из основных, необходимость огневой поддержки группы в бою с бандформированием потребовали оснащения роты и отрядов СпН бронетранспортерами и боевыми машинами пехоты. В штат отдельных отрядов СпН были включены подразделения ЗСУ-23–4 «Шилка», огнеметчиков, АГС-17, а впоследствии был придан отряд боевых и транспортных вертолетов. В зависимости от характера задачи выделялись разведывательные органы в составе от усиленного отделения (12–16 чел.) до отдельного отряда в полном составе с подразделениями усиления. При проведении крупных операций отряд СпН усиливался, как правило, танковым взводом, артиллерийской и минометной батареями.
Таким образом, специфика ведения боевых действий в РА и особенности горно-пустынной местности ТБД вынудили на основе практического опыта перейти на новую оргштатную структуру частей СпН и оснастить их бронетанковой техникой и тяжелым вооружением. Этот опыт показывает, что в обр СпН необходимо иметь подразделение на десантируемой технике для выполнения задач по уничтожению пунктов управления противника в оперативно-тактической глубине; при проведении РГ СпН специальных мероприятий необходимо повышать ее огневую мощь.
Силы и средства специальной разведки разведывательно-боевую деятельность в Афганистане начали, имея штатное обмундирование, экипировку, средства жизнеобеспечения, однотипные для всех соединений и частей СпН. В ходе выполнения боевых задач выявились недостатки: некамуфлированное обмундирование песочного цвета демаскировало группу в горах и на фоне зелени; обмундирование и обувь не выдерживали установленных сроков носки; фляга не обеспечивала необходимость запаса воды; рюкзак десантника не обеспечивал размещения повышенного запаса боеприпасов и продовольствия, был неудобен при носке; отсутствовало горное снаряжение и ряд других недостатков. Они устранялись разведчиками самостоятельно, изменялись нормы носки обмундирования, до окончания вывода советских войск из РА поставлялись и испытывались новые форма одежды и средства жизнеобеспечения.
(…)
При вводе в Афганистан 459 ор СпН была укомплектована личным составом за счет 15 обр СпН ТуркВО, проходившим подготовку по типовой Программе боевой подготовки соединений и частей СпН. Последующее оснащение роты боевыми машинами пехоты, пулеметами ПКМ, снайперскими винтовками, гранатометами одноразового действия «Муха» выявило неподготовленность личного состава к боевому применению и обслуживанию нового вооружения, неумение действовать на БМП. Широкое использование вертолетов для переброски РГ СпН выявило необученность разведчиков быстрой высадке и посадке в них. Опыт боевого применения сил и средств специальной разведки в условиях Афганистана показал, что, несмотря на качественное укомплектование частей СпН личным составом, сложные физико-географические условия, климат требовали акклиматизации и дополнительной подготовки разведчиков. На первоначальном этапе личный состав имел слабую физическую подготовку, не умел ориентироваться и маскироваться в горах, не был обучен преодолению горных рек и ущелий. Эти недостатки в подготовке приводили к неоправданным потерям.
В 1985 году было принято решение о создании в ТуркВО учебного полка СпН для подготовки личного состава, направляемого на укомплектование частей и подразделений СпН в РА. Был создан резерв офицерского состава специальной разведки, где офицеры, направляемые в Афганистан, проходили одномесячную подготовку. В процессе подготовки офицеров главное внимание уделялось особенностям тактики действий против бандформирований, вопросам организации и осуществления взаимодействия с приданной авиацией, артиллерией, умению корректировать их огонь, организовывать и руководить общевойсковым боем в условиях горно-пустынной местности.
(…)
В начальный период в разведотделе штаба 40-й А по штату был один старший офицер по спецработе, который отвечал за боевую готовность в повседневной деятельности 459 ор СпН, планировал ее боевое применение, осуществлял обеспечение групп и согласовывал вопросы взаимодействия с другими видами разведки, авиационными, артиллерийскими, общевойсковыми частями и подразделениями. Иногда он принимал участие в наиболее ответственных операциях.
С вводом в РА отдельных отрядов СпН в РО штаба 40-й А была введена должность заместителя начальника разведки по специальной работе и увеличено количество офицеров-направленцев.
С вводом на территорию РА управлений двух бригад СпН в штабе 40-й А был создан центр боевого управления соединениями и частями СпН. Численный состав офицеров на ЦБУ колебался от 4 до 7 человек. Оперативная группа ЦБУ могла постоянно поддерживать связь со штабами бригад, отрядов и ротой СпН, что позволяло знать обстановку и своевременно влиять на ход выполнения боевых задач. В штабах бригад и отрядов также были созданы ЦБУ для руководства отрядами и действующими группами.
Создание ЦБУ СпН в 40-й А было вынужденной мерой, поскольку численность специальной разведки достигла почти двух фронтовых комплектов и был нужен орган управления ею. Во фронте эти функции будут выполняться отделом специальной разведки разведывательного управления.
(…)
При планировании и организации разведывательно-боевой деятельности подразделений СпН командование и штабы всех степеней осуществляли тесное взаимодействие с оперативной агентурной, радио и воздушной разведкой с целью получения разведывательной информации о бандформированиях. Использовать такие сведения, получаемые от ВС РА, народной милиции, органов власти и местных жителей. Наибольшей достоверностью обладали данные, поступающие от воздушной и радиоразведки. Кроме этого, воздушная разведка производила фотографирование площадок высадки групп, маршрутов движения и районов ведения разведки.
Данные радиоперехвата позволили провести несколько успешных операций по разгрому бандформирований. Например, перехват радиообмена между станциями мятежников позволил определить маршрут движения каравана с оружием и боеприпасами. И засадные действия подразделений 15 обр СпН, спланированные по данным радиоперехвата, оказались успешными – был уничтожен караван из 204 вьючных животных.
Поскольку командиры бригад и отрядов обладали необходимой самостоятельностью в принятии решения на уничтожение выявленных объектов, а разведывательных сведений, поступающих из штаба армии, было иногда недостаточно, командование отрядов стало использовать сведения доброжелателей. Под ними понимались завербованные на материальной основе местные жители, их число в некоторых отрядах доходило до 15–20 человек. То есть командование отрядов организовывало разведку агентурными методами в своих интересах. И грамотная работа с доброжелателями в большинстве случаев давала положительные результаты.
(…)
Воздушная, радио– и радиотехническая разведки окажут существенную помощь в выборе районов разведки для РГСпН.
Опыт также показал, что офицеры специальной разведки должны уметь организовывать и вести разведку с использованием агентурных методов.
Уроки и выводы из опыта разведывательно-боевой деятельности подразделений СпН в РА позволяют сделать следующие рекомендации по его практическому использованию в процессе боевой подготовки разведчиков:
планирование специальной разведки необходимо осуществлять продуманно, в строгом соответствии со сложившейся обстановкой, с учетом особенностей страны предназначения, состояния и возможностей сил и средств, уровня их подготовленности и наличия времени на подготовку групп к выполнению поставленных задач;
повышать уровень полевой выучки разведчиков, осуществлять их подготовку в сложных условиях, занятия по тактико-специальной подготовке проводить в комплексе с огневой, физической, инженерной и другими предметами подготовки;
учить офицеров, прапорщиков и сержантов принимать нестандартные решения с учетом конкретных условий обстановки и способа выполнения задач;
в ходе занятий увеличить объем физических нагрузок, готовить физически крепких и выносливых разведчиков;
больше уделять внимания обучению ориентированию и определению координат на незнакомой местности, учить личный состав действиям в темное время суток;
обучать офицеров приемам и способам наведения авиации и корректированию огня артиллерии, боевому применению бортового оружия бронетанковой техники, организации общевойскового боя.
Внедрять опыт ведения боевых действий в Республике Афганистан в учебный процесс следует творчески, сообразуясь с решаемыми задачами и особенностями конкретного ТВД.

0


Вы здесь » Группа "Честь" » Разведка. » СПЕЦИАЛЬНАЯ РАЗВЕДКА. ЕЕ РОЛЬ И МЕСТО В ОКАЗАНИИ ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНОЙ ...