Группа "Честь"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Группа "Честь" » Специальные подразделения. » Спецподразделения мира.


Спецподразделения мира.

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

С П Е Ц Н А З .

История создания спецподразделений армий разных стран,условия принятия в ряды СПЕЦНАЗА,методы проведения спецопераций,тактика,факты и события из жизни СПЕЦНАЗА.

Консультант - экс-офицер СПЕЦНАЗА ВВ МВД РОССИИ,КРАПОВЫЙ БЕРЕТ Saint Dark Angel.

Группа «А» КГБ СССР

Группа «А» КГБ СССР (впоследствии Управление «А» ЦСН ФСБ России) больше известна в мире под названием «Альфа». Основная задача этого спецподразделения — операции по предотвращению террористических актов. Кроме того, бойцы «Альфы» привлекаются и к прочим операциям ФСБ, а также действуют в «горячих точках».

В конце 80-х годов «Альфа» насчитывала более пятисот человек личного состава. Помимо центральной базы существовали отдельные подразделения в Минске, Киеве, Алма-Ате, Краснодаре и Екатеринбурге. После распада Советского Союза первые три отделения вышли из состава подразделения.

Когда КГБ прекратил свое существование, подразделение перешло в ведомство Главного управления охраны Российской Федерации. А в августе 1995 года «Альфа» вернулась в состав Федеральной Службы Безопасности и преобразована в управление «А». Подчинялась Антитеррористическому центру ФСБ (с мая 1997 г. — Департамент по борьбе с терроризмом). 8 октября 1998 г. управление «А» и вместе с управлением «В» образовали Центр специального назначения (ЦСН) ФСБ. В Москве служит более двухсот альфовцев, кроме того, существуют отдельные подразделения в Краснодаре, Екатеринбурге, Хабаровске и Сочи.

«Альфа» по праву считается элитой и всегда получает самое новейшее вооружение и оборудование. Бойцы постоянно повышают свои боевые навыки на собственной тренировочной базе. Им приходится регулярно совершать командировки в «горячие точки».

Практически все мировые специалисты по антитеррору считают «Альфу» одним из лучших подразделений по борьбе с терроризмом. Ее бойцы обладают уникальным опытом, который они в любой момент могут применить против своих противников.

Командиры
5 сентября 1974 — 29 апреля 1977 — Бубенин, Виталий Дмитриевич (генерал-майор в отставке, Герой Советского Союза)
29 апреля — 10 ноября 1977 — Ивон, Роберт Петрович (полковник в отставке.)
10 ноября 1977 — 4 ноября 1988 — Зайцев, Геннадий Николаевич (генерал-майор в отставке, Герой Советского Союза)
4 ноября 1988 — 23 августа 1991 — Карпухин, Виктор Федорович (генерал-майор запаса, Герой Советского Союза)
23 августа 1991 — 26 июня 1992 — Головатов, Михаил Васильевич (полковник запаса)
4 июля 1992 — 31 января 1995 — Зайцев, Геннадий Николаевич (генерал-майор в отставке, Герой Советского Союза)
31 января 1995 — 8 октября 1998 — Гусев, Александр Владимирович (генерал-лейтенант запаса)
8 октября 1998 — 18 декабря 1999 — Мирошниченко, Александр Иванович (генерал-лейтенант)
18 декабря 1999 — 19 июня 2003 — Андреев, Валентин Григорьевич
с 2003 по н.вр -Винокуров, Владимир Николаевич

Заместители командира
с 1974 — Ивон, Роберт Петрович (полковник в отставке.)
Романов, Михаил Михайлович
Туманов В.А.
1984—1988 — Карпухин, Виктор Федорович (генерал-майор запаса, Герой Советского Союза)
Головатов, Михаил Васильевич (полковник запаса)
Емышев, Валерий Петрович (полковник запаса)
с конца 90-х годов — Гуменной, Леонид Владимирович (полковник)

Состав
Первоначально — 30 чел. С 10 ноября 1977 г. — 52 чел. (Приказ № 00133/ОВ) С 10 января 1980 г. — 122 чел (Приказ № 017) С 21 декабря 1981 г. — 222 чел. (Приказ № 0637) С 30 июня 1984 г. приказом председателя КГБ № 0085 было сформировано первое региональное подразделение Группы «А» — 7-е отделение в Хабаровске (21 чел). 3 марта 1990 г. приказом № 0031 оно было развернуто в 7-ю группу, а также созданы 10-я группа (Киев), 11-я группа (Минск), 12-я группа (Алма-Ата), 13-я группа (Краснодар) и 14-я группа (Свердловск). Штат региональной группы составлял 45 чел.

После развала СССР 10-я, 11-я и 12-я группы достались Украине, Беларуси и Казахстану и послужили основой для формирования национальных подразделений спецназначения.

В настоящее время структура Управления «А» включает:

Штаб
5 отделов (1 отдел постоянно находится в командировке в Чечне)
Региональные отделы и службы спецназначения

0

2

Моссад

Моссад читается на иврите как: hа-Мосад ле-модиин у-ле-тафкидим меюхадим и переводится на русский:
«Учреждение по ведению разведки и особой деятельности»
Политическая разведка Израиля, по своей функции сравнима с американским ЦРУ, считается одной из наиболее эффективных и профессиональных спецслужб в мире.

Главный офис находится в Тель-Авиве. Количество занятых кадров предположительно достигает 1200 человек. Личность шефа службы долгое время держалась в секрете. Но начиная с конца 1990-х имена официально оглашаются. На 2005 службой руководит Меир Даган.

Кстати Jeka и info вы немного не правы))))
В Израиле есть еще спецслужбы это:
Служба военной разведки АМАН (начальник — Ахарон Зееви)
Шин Бет (также известна как Шабак, (Шерут битахон клали — «служба общей безопасности»)), занимающаяся делами внутри страны.

Но первый вопрос был по Моссаду:

[править] Структура Моссада
Внутреннее подразделение неизвестно.

Предполагается существование восьми отделов:

Отдел сбора, самый крупный из всех. Руководит всеми акциями шпионажа и имеет филиалы по всему миру, отчасти секретных, отчасти являющихся частью консульств Израиля в государствах. Предположительно раздел подразделяется по региональной принадлежности;
отдел политических акций и сотрудничества координирует работу с спецслужбами наций дружественных государству Израиль и поддерживает контакты с нациями не имеющих официальных дипломатических отношений с Израилем. В более крупных консульских отделах есть сотрудники этого отдела;
отдел специальных операций, также называемый Мецада, проводит нападения, саботаж, военные акции и ведение психологической войны высочайшей секретности;
отдел LAP (לוחמה פסיכולוגית Лохма психологит) — занимается ведением психологической войны, пропагандой и разработкой обманных маневров;
отдел исследования, периодически составляет отчеты о ситуации в различных регионах мира. Подразделяется на 15 региональных групп, основное внимание уделяется странам на Ближнем Востоке. Ещё есть группа, занимающаяся вопросами атомного оружия.
технический отдел, ответственный за материально-техническое обеспечение служб и операций Моссад, за развитие необходимых спецслужбе технических средств.
Моссад — гражданская структура, в ней не используются воинские звания. Вместе с тем большинство ее служащих прошли действительную службу в армии, многие имеют офицерские звания армии.

Немного истории если нужно,но в дальнейшем наверное историю можно будет не писать:

Моссад был создан 1 апреля 1951 года, когда были обьединены две организации: Центральный институт координации и Центральный институт разведки и безопасности.

После гибели Ицхака Рабина и различных ошибок генеральному директору Моссада пришлось уйти со своего поста. 24 марта 1996 года генерал-майор Дани Ятом был избран новым директором организации. С этого дня имя главного человека Моссада стало известным широкой общественности, а также были рассекречены имена семи генеральных директоров Моссад за 45 лет: Ровен Шилох (1951—1952), Иссер Харрель (1952—1963), Меир Амит (1963—1968), Цви Замир (1968—1974), Ицхак Хофи (1974—1982), Наум Адмони (1982—1990) и Шабтай Шавит (1990—1996).

После неудавшегося покушения на Халида Мешаала и провалившейся операции в Швейцарии, Дани Ятом вынужден был покинуть свой пост.

С марта 1998 должность занимает Эфраим Халеви. Халеви до этого был агентом Моссада и представителем Израиля при Европейском Сообществе.

В октябре 2002 премьер-министр Ариэль Шарон увольняет с поста Халеви, с которым возникли разногласия в вопросе стратегии против палестинского террора.

В данный момент должность занимает генерал Меир Даган, который ранее служил в армии с Шароном. Даган руководил подразделением обнаруживающим враждебных палестинцев и ликвидирующим их. Предполагают, что Моссад под управлении Дагана будет усиленно заниматься секретными операциями.

И теперь собственно про спецназ Израиля:

Батальон «Алия» (Gdud Alia) — создан в 2002. Является резервистским батальоном ЦАХАЛа, еще встречается название — Общественное движение против террора и насилия Батальон «Алия».

Объединяет профессиональных военных из элитных подразделений советской, а позднее российской армии, репатриировавшихся в Израиль. В 2002 обьединил около 378 бывших советских и российских офицеров, из них 80%—в возрасте около 40 лет. Среди них снайперы, кинологи, медики, бойцы спецназа и десантники. Батальоном были созданы вооружённые патрули для охраны поселений от нападений террористов. В 2003-2004 году из числа добровольцев "Батальона "Алия" было создано снайперское подразделение специального назначения "Кармель Ярок", принимавшее участие в боевых операциях в Секторе Газа [1]. В 2006 батальон насчитывает около 1 тысячи профессиональных военных. По непроверенным данным добровольцы "Батальона Алия"(из числа спецназа подразделения "Кармель Ярок") принимали участие в Ливанской кампании[Источник?]. Командиром батальона является Роман Ратнер, бывший советский офицер, воевавший в Афганистане (1979-89), в 1992 году репатриировавшийся в Израиль из Белоруссии.

А так-же:

Элитные подразделения специального назначения:
«Сайерет Маткаль» (спецназ генштаба)- типа нашего ГРУ Генштаба
«Эгоз» (антипартизанский батальон, относится к «Голани»)
«Дувдеван» (замаскированный атнитеррористический батальон)
«Маглан» (диверсионный батальон)
«Шальдаг» (целеуказатели для ВВС, формально относится к ВВС)
«Окец» (боевые кинологи)
«№669» (эвакуаторы катапультировавшихся лётчиков, формально относится к ВВС)

Полицейский спецназ- типа нашей "Альфы"

Власти Израиля недавно приподняли завесу секретности над элитным полицейским отрядом специального назначения по борьбе с террором ЯМАМ. Командир ЯМАМа всегда был в Израиле личностью легендарной и строго засекреченной.

Это полковник Зоар Двир – один из самых опытных людей в мире в области борьбы с террором. Пять с лишним последних лет он возглавлял отряд ЯМАМ. На его долю пришелся почти весь период палестинской "интифады Аль-Акса", начавшейся осенью 2000 года. На днях в январе 2007 г. он сдает дела.

ЯМАМ был создан в 1974 году решением израильского кабинета. Двумя годами ранее Израиль пережил захват и трагическую гибель своих спортсменов на Олимпиаде в Мюнхене. Однако главным толчком к созданию отряда стал теракт в Маалоте. В ночь с 14 на 15 мая 1974 года трое террористов из Народного демократического фронта освобождения Палестины захватили школу в городе Маалот недалеко от ливанской границы. В заложниках оказались 89 человек, из них 85 детей. В обмен на жизнь школьников террористы требовали освобождения палестинских заключенных. Спустя 13 часов подразделение спецназа генштаба армии Израиля "Сайерет Маткаль" пошло на штурм школы. Результаты были трагическими. 22 школьника и трое взрослых погибли, более 50 ранено. После этой трагедии израильский кабинет решил, что Израилю необходим отряд, который будет специализироваться на освобождении заложников.

С момента возникновения ЯМАМа в "Сайерет Маткаль" ревностно следили за полицейским спецназом. 30 лет отношения между двумя элитными частями, специализирующимися на освобождении заложников, оставались напряженными. Хотя это и тщательно скрывалось.

В это подразделение обычно попадают выходцы из специальных армейских отрядов, закончившие военную службу. В половине случаев речь идет об офицерах, которые готовы отложить в сторону свои армейские погоны и начать подготовку с нуля в качестве рядового бойца. В результате, по словам полковника Двира, ЯМАМ получает простых бойцов, которые мыслят как командиры отделения или роты. Средний возраст бойцов спецназа – 27-30 лет, снайперов – 30-40, командиров отделений – 28-32, командиров рот – 37-39. По словам командира ЯМАМа, по сути, на фоне израильской армии, базирующейся на обязательном призыве, его часть – это ядро профессиональной армии.

Да вот еще:
За время командования полковника Зоара Двира ЯМАМ ликвидировал 129 террористов, ранил 44 и арестовал 550

0

3

Турецкий СПЕЦНАЗ:

В Турции существуют в основном армейские спецподразделения. Это три бригады Коммандос и морской спецназ: SAS (Su Alti Savunma - противодиверсионный спецназ) и SAT (Su Alti Taaruz -боевые пловцы).

1-ая бригада Коммандос базируется недалеко от Кайзери (Kayseri). Недавно бригада была развернута в юго-восточной Анатолии против террористов. 2-ая бригада коммандос базируется в Болу. Она также была развернута в районе юго-восточной Анатолии для борьбы с террористами. В Вооруженных силах Турции также существуют спецподразделения горных егерей, которые используются для борьбы с курдскими повстанцами. Бригада морской пехоты базируется под Измиром. Их задача –проникновение на территорию противника, осуществление диверсий и сбор разведданных.

Спецподразделения Турции принимают участие в подготовке своих коллег из аналогичных структур Казахстана, Грузии, Азербайджана и Узбекистана.

За пределами страны турецкий спецназ действует не только в Афганистане. Так в 1950 году впервые 4,5-тысячный турецкий воинский контингент был направлен в Корею. Последняя акция подобного рода прошла в 1999 году, когда в Косово в составе сил КФОР были переброшены около тысячи турецких военнослужащих.

0

4

Бранденбург (Германия):

ИСТОРИЯ СОЕДИНЕНИЯ: ОТБОР КАНДИДАТОВ И ИХ ПОСЛЕДУЮЩАЯ ПОДГОТОВКА

ОТБОР

Кандидаты вербовались на добровольной основе из числа опытных солдат и офицеров – фронтовых разведчиков, снайперов, парашютистов, саперов, связистов, боевых пловцов, водолазов и т.д.

В процессе отбора к кандидатам предъявлялись жесткие требования:

- Уровень интеллекта выше среднего,

- Психологическая устойчивость к экстремальным ситуациям и полная физическая кондиция,

- Уверенность в себе, умение мгновенно ориентироваться в обстановке, импровизировать «по ходу игры»,

- Знание одного или нескольких иностранных языков,

- Не запоминающаяся внешность.

- Самодисциплина и самоконтроль.

Предпочтение отдавали натурам, склонным к приключениям и риску.

ОБУЧЕНИЕ
Полоса препятствий
Этот сложный процесс первоначально был организован в штабной роте, которая представляла собой полноценный разведывательно-диверсионный учебный центр. Впоследствии, при были созданы отдельный учебный полк и "Александровский" учебный батальон.

Специфика подготовки целиком и полностью зависела от того круга задач, которые возлагались на подразделение.

. В задачи диверсантов входило проведение специальных операций в тылу противника, направленных на захват или уничтожение:

- Ключевых узлов коммуникаций (мосты, автомобильные тоннели, железнодорожные станции),

- Пунктов управления, крупных радиостанций и узлов связи, штабов, частей и соединений,

- Объектов тыловой инфраструктуры (склады боеприпасов, горюче-смазочных материалов, и т.д.),

«Бранденбуржцы» были обязаны уметь создавать в тылу противника «повстанческие» отряды из числа лиц, сочувствующих политике Германии. Для этого требовалось не только сносно владеть языком страны пребывания, но и не путаться в местных обычаях.

Кроме того, они должны были всячески подрывать моральный дух противника, проводить акты саботажа среди гражданского населения, привлекаемого властями к работам оборонительного характера.

Само собой, их использовали в разведывательных миссиях.

Модификации Вальтера P-38 с устройствами бесшумной стрельбы

для спецопераций.
Обучение отличалось высокой степенью интенсивности и длилось около 9 месяцев (с учетом того, что кандидат в достаточной степени владел какой-либо "редкой" воинской специальностью). И у солдат и у офицеров качество подготовки было одинаковым - об этом свидетельствуют немногие сохранившиеся документы полка.

В процессе выполнения задания командир группы и его заместитель могли погибнуть (что не раз случалось) - в этом случае любой из подчиненных обязан был взять на себя роль руководителя.

Вот перечень основных дисциплин, обязательных к изучению:

- Огневая подготовка (в том числе владение основными образцами стрелкового оружия противника),

- Физическая подготовка и рукопашный бой («джиу-джитсу»),

- Парашютно-десантная подготовка,

- Вождение мотоциклов, легкового и грузового автотранспорта, танков, бронетранспортеров и паровозов (в отдельных случаях даже пилотирование самолетов),

- Основы инженерной подготовки (фортификация, навыки минирования и разминирования, обращение с взрывчатыми веществами и взрывными устройствами, в том числе их изготовление в бытовых условиях),

- Радио- и фотодело,

- Иностранные языки,

- Топография и ориентирование на местности,

- Маскировка и скрытое передвижение в различных условиях,

- Медицинская подготовка.

Техническая школа Абвера
В разведшколе Абвера «Queensee» (Бранденбург) и в лаборатории технических исследований (входившую в состав отдела Абвер-II) бойцы изучали, помимо прочего, специальную шпионскую аппаратуру, способы подделки документов.

Условия учений были максимально приближены к реальным боевым. На них, в основном, отрабатывалась тактика малых разведывательно-диверсионных групп, длительно действующих в глубоком тылу противника.

В ходе учений часто применялись боевые патроны (естественно не на поражение).

Каждый боец имел две солдатских книжки. Одна предназначалась только для использования на фронте и заполнялась на вымышленную фамилию, другая – для «своего» командования, подлинная.

В первые годы существования формирования в его ряды зачисляли только этнических немцев. В ходе Второй Мировой войны появились национальные роты и батальоны (украинские, индийские, арабские, сербские и т.д.).

После нападения на СССР учебные части полка стали принимать лиц (военнопленных и перебежчиков), добровольно изъявивших желание перейти на сторону германской армии. В условиях военного времени сроки подготовки сжимались, ее качество при этом заметно снизилось, не отвечая довоенным требованиям.

ВЗАИМООТНОШЕНИЯ

Анализируя все имеющиеся материалы по «Бранденбургу», можно с уверенностью сделать вывод, что отношения между командирами и подчиненными коренным образом отличались от уставного регламента и носили скорее дружеский характер. Традиционное воинское приветствие (ладонь к головному убору) и нацистское приветствие «Хайль Гитлер», не употреблялись. Их заменяло обыкновенное рукопожатие. Строевые элементы использовались редко, в основном при визите в расположение полка высокопоставленных государственных и партийных чиновников. Казарменной тупости и муштре в полку не нашлось места. И не только потому, что это был коллектив настоящих профессионалов. В тылу противника «бранденбуржцам» часто приходилось играть роль «гражданского населения», при этом строевая выправка и вдолбленная на уровень подсознания привычка «щелкать каблуками», могли выдать диверсанта с ног до головы.

0

5

Спецназ ЮАР:

Вечером нам раздали снаряжение - рюкзаки, наплечную амуницию, винтовки и по два ящика для мин к 60-мм миномету, выкрашенных красным. Ящики были наполнены цементом. Мы обязаны были постоянно таскать их на себе - если курсант не мог представить их по первому требованию инструктора, он автоматически отчислялся. Общий вес ящиков, как я прикинул, равнялся 20 фунтам, ну а все вместе снаряжение весило фунтов под 50, не считая воды и продовольствия. Оружием были винтовки R4, южноафриканская версия бельгийской FN. Если курсанта заставали с нечищеной винтовкой или же она находилась от него далее чем на расстоянии вытянутой руки, то и это служило основанием для моментального отчисления.

На рассвете 18 мая 1977 мы приехали на старт нашего маршрута. Когда мы выгрузились из машин, нам приказали построиться и оставить на месте все, что мы не можем нести с собой.

Инструктора, числом около 20, несколько раз обошли строй, проверяя винтовки и рюкзаки курсантов, ну и естественно эти чертовы ящики для мин с цементом. Удовлетворенные осмотром, они отправили грузовики обратно. Мы стояли на широкой проселочной дороге. Майор Блаув, старший офицер, обратился к нам с небольшой речью - стоя в "Лендровере", он произнес в мегафон: - Шагайте, пока вам не скажут остановиться, - и махнул рукой в западном направлении. После чего завел машину и уехал.

Я повернулся и пошагал на запад. Краем глаза я отметил заинтересованную реакцию сотоварищей по курсу. Все они были моложе меня - кому-то было двадцать лет, кому-то и вовсе восемнадцать. Большинство кандидатов составляли военнослужащие национальной службы (в ЮАР есть также и гражданская - после того, как человек ослужит обязательный срок, он переходит в запас и раз в год обязан провести время на месячных сборах). И естественно, они привыкли к тому, что над ними постоянно есть кто-то, кто их понуждает, заставляет и т.д. И, лишившись в этой ситуации такого надзора, часть из них занялась своим делом - кто-то начал перепаковываться, кто-то решил приготовить себе завтрак. Всего начали движение только человек тридцать.

Поначалу двигаться был исключительно приятно. Утро было прохладным и я пошагав перешел на привычный десантный шаг, принятый у нас в английских парашютных частях - это позволяло при минимальных усилиях покрывать максимум расстояния. Вскоре я выбился в лидеры. Солнце поднималось надо горизонтом все выше и выше - жара усиливалась, вытягивая из меня энергию и заставляя замедлять шаг. Время от времени мимо нас проносился джип с инструкторами, кричавшими что-то на африкаанс. Я старался не обращать на них внимания.

В середине дня я остановился на вершине какого-то холма для привала. Сварганив себе примитивную похлебку и с аппетитом съев ее, я попил воды и посмотрел назад, на дорогу. Курсанты растянулись на многие мили, большинство шагало по двое или по трое, кто-то в одиночку. Я перепаковался и продолжил свой путь. Тепловой эффект начал серьезно на меня действовать - я истребил содержимое двух из трех бутылок с водой, а обезвоживание по такой жаре представляло серьезную опасность. Так что я урезал себе водяной паек до двух глотков в час.

Наступил вечер. Конца дороге не было видно. Не было также никаких пунктов проверки, указателей - просто бесконечный путь и все. Но, по крайней мере, жара спала. Воды в бутылке у меня оставалось на четверть, а понятия не имел, сколько мен еще шагать. В 6 часов я сделал еще один перерыв. Поскольку на мне были новые ботинки, то ноги превратились в нечто ужасное. Лямки рюкзака врезались мне в плечи а внутренняя поверхность бедер была сильно натерта. Но более всего меня беспокоило то, что у меня практически закончилась вода. Я сварил еще чуть-чуть похлебки, допил воду и пошагал. Начинало темнеть.

Тьма, как это и бывает наступила внезапно - я плелся по дороге в полной темноте, напевая про себя разные песни, в частности "Видели б меня мои друзья". К 9 вечера я посчитал, что шагаю уже 14 часов, из них три часа без воды и в общей сложности прошагал около 60 миль. Местность была в принципе ровной, порой только попадались невысокие холмы. Как говаривали у нас в парашютистах "я держался за стропы". Каждая кость в теле ныла, бедра горели от мозолей, в рот как будто напихали горелых покрышек. Я решил, что пройду еще час, и если не найду точки рандеву, то завалюсь спать.

Часов в 10 я услышал шум прибоя, и это каким-то образом придало мне силы. Повернув за поворот, я в буквальном смысле наткнулся на огромного человека в майке РДО и шортах. Он заговорил со мной на африкаанс - я ответил по-английски, назвав имя и звание. Он внимательно посмотрел на меня и указал на тропу, отходившую от дороги. Проследовав по ней, я очутился на поляне, где стояло две больших палатки. Навстречу вышел еще один гигант, более 6 футов ростом с роскошной рыжей бородой. Выяснив, что я не владею африкаанс, он сказал мне наполнить бутылки водой из ключа на краю поляны и ждать остальных. Наполняя бутылки, я все же ухитрился сделать пару больших глотков.

Минут через пять ко мне подошел еще один инструктор и поинтересовался, если у меня какие-нибудь проблемы со здоровьем. Я встал и показал ему потертости на бедрах. Он скривился, подозвал еще нескольких инструкторов и они начали горячо спорить о чем-то на африкаанс. (Позже я узнал, что они спорили как долго я продержусь). В итоге он заклеил мне потертости пластырем отчего я почувствовал колоссальное облегчение.

Такая долгая прогулка меня измотала и я, предоставленный сам себе задремал. Часа через три меня разбудили пинком по ребрам. На поляне было полно кадетов, некоторые только-только подошли. Нас построили в шеренгу по трое и минут десять изощренно оскорбляли, называя самой тупой бандой неудачников, абсолютно непригодной для службы в РДО. После чего, разделив нас на группы по 8 человек, устроили 40-минутную физподготовку с оружием.

После чего майор Блаув популярно нам объяснил, что мы совершенно не годимся для того, чтобы служить в спецназе ЮАР. Может кто хочет бросить? Претензий не будет. Около 20 человек немедленно вышли из строя. Им приказали отойти в сторону. Остальных опять сформировали в группы по 8 человек и отвели на край поляны. Там лежало полсотни бревен, каждое размером с телеграфный столб. Все группы получили по бревну и подчиняясь приказам инструкторов мы побежали за ними, неся эти чертовы бревна на плечах. Метров через 400 мы остановились. В темноте перед нами высился довольно большой холм.

- Забегаем с бревнами на холм, далее поворачиваем налево, на пляж, а оттуда - в лагерь, - с таким напутствием наши инструктора развернулись и пошагали обратно.

Мы начали подъем. Мягко скажем, это было нелегко. Дело было не в том, что холм был крутой, хотя и это тоже. И не в том, что мы были до предела вымотаны, а рюкзаки и винтовки висели на нас неподъемным грузом, хотя, конечно и это играло роль. Все дело было в буше. Холм был покрыт густым подлеском, через который было невозможно продраться. После часа усилий мы едва одолели половину подъема. Напряжение росло, пара команд плюнула и сдалась. И тут нам повезло. В темноте мы случайно наткнулись на узкую, но вполне пригодную тропинку. Еще через час мы перевалили через гребень холма. Отметившись на пляже, мы пришли в лагерь около 4 утра. Нам дали еще сорок минут физподготовки с оружием, после чего разрешили поспать. Я был настолько вымотан, что едва сумел развернуть свой спальный мешок. А уж твердые грани моего снаряжения и вовсе покзались мне мягчайшей подушкой.

Разбудили нас крики инструкторов в 8 утра. Я дважды проверил свои часы - да нет, шли правильно. Но я мог бы поклясться на стопке Библий, что я спал не более мгновения, только голову приклонил - и на тебе. Мы опять построились в три шеренги. Инструктора поинтересовались, не желает ли кто покинуть курс - из строя тут же вышло еще 20 человек. Я прикинул, что к этому времени нас осталось около двух сотен кандидатов - а ведь курс длился пока что всего 48 часов. Те же сто, кто не могли выдержать испытаний, были отправлены назад в свои части. Нам приказали позавтракать и к 9 быть готовыми к очередной порции физподготовки. Форма одежды - футболка, шорты, ботинки и наплечная аммуниция.

Прибыв на пляж, мы занялись упражнением с мешками с песком. Каждый кандидат наполнил песком свой мешок и в течении двух часов мы бегали с ними на плечах туда-сюда по пляжу, забегая по пояс в воду и выходя обратно. Затем нам приказали свалить их у полосы прибоя и бегом направиться в лагерь. Там нам дали насладиться сорокаминутным перерывом.

После чего мы построились, переодевшись в х/б. Нас разделили в группы по 20 человек, и мы опять побежали. После мешков с песком, простой бег воспринимался с наслаждением, нечто вроде прогулки в парке. Мы бежали по густому кустарнику и минут через 30 прибыли к большому озеру. Над одной его частью был натянут канат, длинной метров в 100. Я внимательно посмотрел на воду - в ней плавали какие-то тварюги. С зубами. Крокодилы. В моем списке того, чего я более всего боюсь крокодилы занимают почетное первое место.

Инструктора рассредоточились по берегу и открыли огонь по этим созданиям. Стрельба велась неприцельная, только для того, чтобы напугать зубастиков. Когда животные в панике исчезли, инструктора поставили часовых на каждом конце каната и приказали нам раздеться до белья. Упражнение было простым: входишь в воду в точке А, плывешь или подтягиваешься по канату в воде к точке Б, выходишь на берег и бегом по тропинке вокруг озера к началу. Выполнять, пока не последует команда "Стой!"

Поначалу в воду входить было неуютно, несмотря на то, что у входа и выхода стояли вооруженные часовые, следящие за озером. Мы занимались этим упражнением примерно час, после чего отправились в лагерь. Естественно, бегом. Когда я осмотрел свое снаряжение, то обнаружил, что оно подверглось тщательному обыску - еду и воду у всех нас отобрали. Нас проинформировали, что, начиная с сегодняшнего дня, о нашем пропитании будут заботиться инструкторы - все что надо нам дадут. Судя по ухмылками на лицах инструкторов, трехразового питания мы лишились.

Обед представлял собой местную версию сосисок с пюре. После обеда мы занимались физподготовкой с оружием, чередуя ее же с мешками. После ужина нам прочитали лекцию о змеях. Читал ее сержант Мариус Фуллун, тот самый рыжебородый гигант. Специально ради меня, ее прочитали не на африкаанс, а по-английски. Нам объяснили, что в округе есть три вида ядовитых змей. Это гадюки, чей яд поражает кровь и ткани, кобры и мамбы (их яд приводит к параличу центральной нервной системы) и древесные змеи (на африкаанс называющиеся "боомсланг") - от их укуса кровь перестает свертываться. Яд боомсланга настолько опасен, что госпиталь в Йоханнесбурге при подтверждении информацию об укусе немедленно отправляет сыворотку по воздуху в любую часть страны. Хотя боомсланг крайне ядовит, но при своевременном введении противоядия у человека есть все шансы пережить укус. Но вот укус мамбы практически всегда смертелен. А черная мамба, сухо заключил сержант, змея крайне агрессивная.

Нам предоставили пару часов личного времени. Я провел их, пытаясь привести как-то свое тело в порядок. На ногах были мозоли от постоянного бега в сырых ботинках, а на плечах и груди светились синяки от винтовки и мешков с песком. Но в целом, после двух дней практически непрерывной физподготовки я был в удовлетворительном состоянии. Спасибо пластырю, потертости на бедрах меня не очень беспокоили.

С наступлением темноты нам приказали быть готовыми выступить в ночной марш с полной нагрузкой. Мне было любопытно, какие еще ужасы приготовили нам инструктора. Знай я это изначально - возможно бы и не покинул лагерь.

Нас разбили по десяткам и каждой группе вручили по бревну. Естественно, что мы каждый тащил на себе винтовку, рюкзак и ящик с цементом. И сопровождаемые инструкторами, мы начали марш по пересеченной местности. После десяти минут такого марша каждый мускул в моем теле просто вопил в агонии. Минута растягивалась до пределов вечности. Каждые двадцать минут мы делали остановку, откладывали оружи в сторону и занимались упражнениями с бревном - в унисон перебрасывали его через голову с одного плеча на другое. Затем брали оружие, взваливали это чертово бревно на плечи и опять тащились в неизвестность.

Я уже потерял полную ориентацию во времени и пространстве. Единственное, что я осознавал точно - я нахожусь в самом центре всей боли, которая только существует. Болело все. Судорожно хватая воздух горевшими от напряжения легкими, я постепенно сообразил, что мы опять пришли к озеру. Естественно в нем плавали те же зубастые твари. Инструктора привычно постреляли в них и расставили часовых. Нам приказали раздеться до белья. Я был озадачен и признаться боялся того, что нам предстоит, хотя и не знал что. В чем смысл этого, подумал я, и тут же понял, что сказал об этом вслух.

Мы пошли в воду, причем я был одним из первых. Я старался не думать о том, что там может скрываться под водой. Плыть я также не пытался - я просто схватился за канат и подтягивался. Думаю, что я поставил какой-нибудь рекорд в преодолении этих ста метров. Выскочив из воды, я рванул к исходной точке. Слава Богу, это упражнение мы выполнили только один раз. Мы опять собрались, взвалили на плечо бревно и побежали к лагерю.

Прибыв в лагерь, я узнал, что более 20 человек отказались выполнить это упражнение. Я уже совсем было собирался залезть в свой спальный мешок, когда почувствовал, как меня кто-то похлопал по плечу. Я обернулся и увидел инструктора, рослого приятного парня с иссиня-черными волосами.

- Ты хотел знать, почему мы заставили вас плыть в темноте? - спросил он.

Я начал объяснять, что не имел в виду никакой критики их действий, но нон меня прервал.

- Не надо оправдываться. Это нормальный вопрос для любого профессионального солдата, капрал. Во время войны с Анголой мы как-то отступали от гнавшихся за нами кубинцев и регулярников МПЛА, пытаясь добраться до своих. Нас было десять человек и мы вышли к реке. Двое наших сразу отказались плыть. К счастью, разведчик нашел узкое место и мы смогли перейти реку вброд. Но фактически мы едва не погибли из-за подобной ситуации. Вот поэтому мы дали вам возможность полюбоваться на крокодилов днем и заставили плыть ночью.

Я кивнул: - Спасибо за то, что объяснили.

Он искренне улыбнулся: - Всегда пожалуйста. А теперь иди спать.

Примерно через каждые три часа нас будили и заставляли заниматься физподготовкой с оружием и мешками с песком. Во время одного из упражнений, стоя в шеренге, я неожиданно заснул, положив голову на плечо товарища. Инструктор тряханул меня за плечо: - Ты собираешься продолжать занятия?

- Так точно! - ответил я.

Его глаза сверкнули, и на лице появилась широкая улыбка: - Похоже, что ты сможешь дойти до конца. Ты знаешь, когда надо спать.

Остаток недели разнообразием не отличался: упражнения с оружием, упражнения с мешком, пробежки с бревном, ночные пробежки. К концу недели нас осталось около сотни. Началась вторая фаза отбора.

Нас разбили на группы по 6 человек - нормальная боевая единица РДО. Лица и руки дожны были быть постоянно зачернены камуфляжем. Нам дали координаты первой из расчетных точек, в 60 км, и сказали выдвинуться туда со всей максимальной скоростью. Те, кто приходил на рандеву до того, как истекало время получал паек, те кто опаздывал - нет. В течении недели, вообще, нам давали еды ровно столько чтобы мы могли двигаться - но не больше.

Не могу сказать, что процесс отбора мне нравился, но вторая фаза в принципе, что называется, легла на душу. Наша группа состояла из симпатичных хулиганов и сорвиголов. Дэйв Прайс и Андре Клоппер были САСовцами из Родезии, майор Питер Шофилд, был 40-летним бывшим британским парашютистом - он проходил отборочный курс перед тем, как стать инструктором ПДД в РДО. Также в группе были два парашютиста из ЮАР, Янни Смит и Дэнни Вильерс. У каждого из нас были какие-то навыки, которыми человек владел лучше других, что позволяло группе действовать эффективнее. Майор Шофилд был прирожденным командиром и отличным штурманом. Дэйв и Эндрю знали буш как свои пять пальцев, и могли доставать провиант просто из ниоткуда. Дэнни был великолепным атлетом - он часто уходил далеко вперед, с тем расчетом прибыть на контрольную точку и успеть получить паек на группу. Я умел точно оценивать расстояния - навык, приобретенный мной еще в детстве в горах Уэльса и на равнинах Солсбери. Рассчитав скорость шага, я мог вычислить, сколько пройдет группа за день, полезное умение на территории, где глазу не за что зацепиться. Я также умел просыпаться в любое время, которое себе назначил, так что на мою долю выпадало будить остальных по утрам - учитывая то, как мы выматывались, это было не так-то легко.

Поднимались мы с первыми лучами солнца. Если у нас была какая-то еда - мы ели, но чаше всего сразу же отправлялись в путь. Строгой методы как передвигаться у нас не было. Мы шагали до тех пор, пока кому-то не требовался привал, затем отдыхали и шагали снова. Посреди дня мы перекусывали и, если оставалась еда, то готовили ее на ужин. Ночью мы никогда не шли - невозможно было сориентироваться. Мы собирали дрова, зажигали костер и усаживались вокруг него, рассказывая разные истории. Майор делился с нами опытом Радфанской кампании в Адене, я рассказывал про Ольстер, а Дэйв и Андре, прирожденные рассказчики, развлекали нас умопомрачительными историями из жизни в Родезии.

Однажды мы чуть не потеряли Андре. Он рассказывал очередную историю и наклонился чтобы подкинуть в костер дрова. В это время Янни заорал "стоп!" и посветил фонарем. В паре дюймов от руки Андре сидел самый большой скорпион, которого я когда-либо видел. Как его Янни углядел в темноте - осталось загадкой.

Когда закончилась вторая фаза отбора, то количество курсантов уменьшилось еще на 60 человек. Дэйв и Андре покинули нас, потому что у них возникли какие-то проблемы с родезийскими военными властями. Майор Шофилд также исчез с курса, по причине мне неизвестной. А передо мной была третья, возможно самая трудная фаза.

Она заключалась в проверке индивидуальных качеств кандидата. Нас перебросили самолетом на оперативную базу РДО, на Полосе Каприви (вытянутой в длину территории в Намибии, между Анголой и Ботсваной). Там была только одна крупная река, остальная часть представляла собой полупустыню, покрытую редколесьем. Жара была невыносимая. В первый раз за все время нам назначили сроки прибытия. Если ты не прибывал вовремя в точку рандеву, то отчислялся с курса. Никакие объяснения не принимались. Самым критическим фактором была вода. Находясь в отдалении от реки, если у тебя кончалась вода, то в расчетную точку ты мог и не успеть.

Также постоянно присутствовал фактор террористической угрозы - в Замбии были лагеря СВАПО. Мы постоянно ходили вооруженными - по четыре магазина к нашим R4. (Вскоре после того, как отбор закончился, мы узнали, что четыре военнослужащих ВВС ЮАР попали в засаду и были убиты неподалеку от места наших тренировок).

Нас заставляли передвигаться по маршруту по самой тяжелой жаре. Порой я был близок к обмороку, а обезвоживание усугублялось еще и тем, что от неочищеной воды постоянно расстраивался желудок. Я ковылял от одной точки рандеву до другой, порой едва успевая, и еле волоча ноги. Иногда я шел на риск и передвигался ночью по компасу. Однажды я подошел к реке и услышал какие-то звуки. Из темноты появился огромный гиппопотам. Мы уставились друг на друга, потом он презрительно фыркнул, повернулся и исчез. Только тогда я осознал всю опасность, которая мне грозила.

На шестой день моей одиссеи я пришел на рандеву к реке. Я был на грани полного истощения. Даже бутылки с водой, казались мне необычайно тяжелыми. Я решил, что как-нибудь дотяну до следующего рандеву, а потом поверну назад. Когда я собирался уходить, рядом со мной возник инструктор. - На твоем месте, - сказал он флегматично, - я бы наполнил водой все емкости.

Дважды мне не надо было повторять. К следующей точке я пришел ближе к вечеру. Вместо того, чтобы быть посланным обратно к реке, мне сказали пройти вперед в пустыню. До конца дня я шел в буквальном смысле незнамо куда, стараясь держаться реки.

На базе я должен был появиться к следующему утру. Всю ночь я шел, порой засыпая на ходу, и прибыл в контрольную точку перед рассветом.

Три инструктора немедленно на меня набросились и стали осыпать оскорблениями. Вне всякого сомнения, заявили они, я являюсь худшим солдатом, которого они когда-либо видели. В качестве наказания меня заставили выполнять упражнения с ружьем в течение 10 минут. Далее последовал приказ прибыть на следующую контрольку, в километре отсюда. Мне запретили подойти к реке и наполнить бутылки водой. Может я желаю бросить курс?

Я молча повернулся и начал взбираться вверх по холму. Этот километр был самым тяжелым в моей жизни. Холм казался мне горой, рюкзак весил тонну. Умей я плакать, я бы разрыдался.

Постепенно деревья становились все гуще и я с радостью почувствовал тень. Идя дальше, за деревьями я заметил контуры строений. Внезапно раздался крик: - Вот еще один! Из палаток и казарм выскочили люди, в черных майках и малиновых беретах РДО. Они выстроились в две шеренги. Когда я шел между ними они начали хлопать и приветствовать меня. В конце стоял майор Блаув в полной парадной форме. Он протянул мне руку. - Поздравляю, капрал Маккалион, - сказал он. Вы прошли отбор в разведывательно-диверсионные отряды армии ЮАР.

После чего он вручил мне малиновый берет.

Стоявшие вокруг спецназовцы разразились радостными криками. Никогда в жизни я не чувствовал такой гордости. Кто-то сунул мне в руку бутылку пива и повел в сторону. Майор Блаув под общий хохот крикнул мне вслед: - Следующая контрольная точка, капрал - это бар.

Из 410 кандидатов, бывших в самом начале отбора только 39 закончили третий этап. За это время я сбросил 18 кг и обрел друзей на всю жизнь. После того как я принял душ и сбрил свою четырехнедельную бороду, я уселся поедать огромный прожаренный стэйк. Обед постоянно прерывался, так как подходили все новые курсанты, прошедшие все этапы. Вечером мы собрались в полковом баре, в уютном оазисе в пустыне и напились. Для этого нам всем хватило по две бутылки пива.

0

6

ОМСН, бывший СОБР

В структуре внутренних войск - Полк СН “Витязь, отряды СН “Русь”, “Росич”, “Скиф” и др.
В структуре управления по борьбе с организованной преступностью - специальные отделы быстрого реагирования (СОБР).
В структуре ГУВД - отряды милиции специального назначения (ОМСН).
В структуре УВД - отряды милиции особого назначения ОМОН. Однако ОМОН нельзя называть спецназом ни по уровню подготовки, ни пор характеру решаемых задач.
Во время войны в Афганистане на территории ДРА действовал отряд "Кобальт".

Конкретно про СОБР:

В конце восьмидесятых - начале девяностых годов цифры и факты свидетельствовали об опасном нарастании преступности. Деятельность органов внутренних дел, в тех условиях, не в полной мере соответствовала масштабам и структуре преступности. В этих условиях, в связи с оргштатными изменениями оперативно-розыскного бюро МВД Российской Федерации, которые производились в начале 1992 года в МВД РФ, для силовой поддержки оперативно-розыскных мероприятий был создан отдел тактических операций.

25 февраля 1992 года приказом министра внутренних дел России на должность начальника отдела был назначен подполковник милиции Зырянов Александр Иванович, слушатель академии МВД СССР. Следующие назначения на должности в отделе состоялись 29 февраля и позднее. К концу года в отделе работали 42 человека. Из тех кто начинал в то время сейчас в СОБРе ГУБОП работают единицы. Отдел располагался в одном из домов в начале проспекта Мира, где занимал две комнаты. В одной находился начальник, его заместитель и дежурная часть, в другой располагалось три боевых отделения. Люди трудились не считаясь с личным временем, по шестнадцать-восемнадцать часов ежедневно, иногда целыми сутками. Так как спального помещения не было, спали на ковровой дорожке в коридоре, подложив под голову бронежилет. Это были настоящие фанатики своего дела, работавшие за идею. У них не было никаких льгот и преимуществ, кроме одной - первым идти на задержание бандитов.

1992 год был для подразделения годом становления и боевой выучки. В отдел приходили разные люди из всевозможных силовых структур, органов внутренних дел: из оперативных служб, из ОМОНа ГУВД Московской области, из Управления охраны высших органов государственной власти Российской Федерации, из внутренних войск МВД СССР, из армии и погранвойск.

Опыт работы подразделения за указанный год послужил в дальнейшем предпосылкой для создания специальных отделов быстрого реагирования, входящих в систему Главного управления по борьбе с организованной преступностью МВД Российской Федерации, уже на территории всей страны.

В соответствии с восьмым пунктом Указа Президента Российской Федерации “О мерах по защите граждан, охране правопорядка и усилению борьбы с преступностью” № 1189 от 8 октября 1992 года относительно молодое в то время Главное управление по борьбе с организованной преступностью было усилено специальными отделами быстрого реагирования. Многие частенько их называют отрядами, но это ошибка. Будучи, в сущности, скорее отрядом, чем отделом, подразделение называется так только потому, что в нем служат, в основном, офицеры и прапорщики. Соответствующие данным категориям должности в необходимом количестве существуют только в отделе. Отряд, например ОМОН, в своем штате имеет основную массу более низких категорий милиционеров, таких как рядовой и сержант.

Перед СОБРом ГУОП стояли задачи силового обеспечения проведения специальных , оперативно-розыскных и следственных мероприятий по предупреждению и пресечению деятельности вооруженных преступных групп, изъятию незаконно хранящегося оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, наркотиков и предотвращению их распространения.

В январе 1993 года за Указом Президента последовал приказ министра, который определил структуру и штатное расписание ГУОП и его подразделений на местах, закрепил место СОБРов, как структурных подразделений ГУОП МВД России, его региональных и территориальных управлений. Численный состав СОБРов не многим более семидесяти человек. Структурно отдел состоит из четырех боевых отделений.

Вскоре после выхода этого приказа подразделение поменяло место дислокации. СОБР разместили в полуподвальном помещении дома №4 по улице Огарева. Данное помещение состояло из нескольких комнат, не приспособленных под подразделение. Летом 1993 года Министр подписал приказ о передислокации отдела в новое здание, специально построенное для отдела. В новом помещении имеются и места для отдыха личного состава, и тир, и спортивный зал, позволяющий проводить тренировки. Отдел перебрался на новую базу летом 1994 года.

При отборе личного состава в отдел, в первую очередь, играет роль рекомендация одного их сотрудников отдела и его ручательство. Без этого, практически, в отдел попасть невозможно. В дальнейшем кандидат проходит тестирование по различным аспектам. Проверка его физических и волевых качеств напоминает сдачу на “краповый берет” в спецназе внутренних войск. В конце кандидата ждет довольно жесткий спарринг, состоящий из нескольких раундов, где против него каждый раз выходит свежий противник. Как рассказывали ветераны СОБРа, еще ни разу не было случая, чтобы во время этого этапа кандидат, какими бы навыками в рукопашном бое он не обладал, победил сотрудника СОБР. Его главная задача продержаться и не упасть.

СОБР ГУОП с момента своего создания сразу приступил к интенсивной боевой учебе. А в декабре 1993 года ему уже предстояло принять участие в специальной операции по освобождению детей, захваченных террористами в Ростове-на-Дону.

В мае , июне и июле принимали участие в освобождении заложников в г. Миниральные Воды, а в июле в отделе появились первые раненные.

В декабре 1994 года оддел занимался освобождением заложников в г. Махачкале. В конце декабря отдел был введен в Чеченскую республику.

В течение всего 1995 года сотрудники отдела направлялись в командировку в Чечню для выполнения боевых и специальных задач. Кроме того на базе отряда “ВЕГА” (так назывался “Вымпел” после передачи его в МВД) в течение десяти месяцев готовили отряды перед отправкой в Чечню. В июле отдел принимал участие в операции по освобождению заложников в Буденовске. В декабре участвовал в освобождении Гудермеса. Здесь появился первый погибший-Ласточкин В.Е.

В январе 1996 года отдел принимал активное участие в операции по освобождению заложников в с. Первомайское, захваченных бандой Радуева. В этом бою погиб командир - подполковник Крестьянинов.

По окончании войны в Чечне сотрудники отдела проводили специальные операции по изъятию у преступников оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, наркотиков, транспорта и других материальных ценностей.

Неоднократно проводились операции по закрытию заводов, занимавшихся нелегальным производством спиртных напитков.

СОБР ГУОП был первым спецподразделением, созданным в системе ГУОП. В дальнейшем были созданы и ныне действуют региональные отделы. В настоящее время, по оценкам специалистов, наиболее эффективно работает СОБР Москвы. На счету этого отдела большое количество успешных операций по освобождению заложников, изъятию оружия и боеприпасов и т.д.

В настоящее время рассматривается вопрос об объединении СОБРов Москвы, Московской области и ГУБОП.

Ну конечно собственно про ОМСН:
При управлении уголовного розыска есть Отряд милиции специального назначения (ОМСН). Он был сформирован в ноябре 1978 года к предстоящей Олимпиаде в Москве. Руководство страны было напугано событиями, происшедшими на Олимпиаде в Мюнхене, когда немецкие спецслужбы “сработали” не совсем удачно при захвате арабами в заложники членов израильской делегации. До 1978 года в ГУВД существовали так называемые внештатные группы (название - от понятия “внештатная ситуация”), которые формировались на время проведения серьезных мероприятий в столице: празднования ноябрьских и майских праздников, на время проведение съездов КПСС. Их привлекали в случае нестандартной ситуации.

Отряд формировался за счет личного состава всех подразделений московской милиции на конкурсной основе. Пожалуй, тогда впервые стали применять психологическое и физическое тестирование личного состава. Отобрали лучших из лучших. Все бойцы Отряда, а именно так они и зовутся, весь 1979 год усиленно тренировались. Тогда весь упор был сделан на выносливость и физическую подготовку, на кроссы и плавание. Целыми днями бойцы отряда отрабатывали приемы рукопашного боя. В то время был самый настоящий бум спортивной борьбы, и все были одержимы целью овладеть мастерством и быть похожими на своего кумира, который, кстати, вел занятия с бойцами - Тадеуша Касьянова, Алексея Штурмина, Сергея Моисеева. Занимались и огневой подготовкой.

На Олимпийских играх 1980 года в Москве семи сотрудникам отряда было поручено сопровождать олимпийский огонь от границы с Румынией по территории СССР. Во время игр бойцы отряда находились на казарменном положении и дежурили под трибунами стадионов.

Олимпийские игры в Москве прошли без эксцессов, и, видимо, полагая, что иметь спецподразделение в таком большом составе - роскошь, руководство МВД приняло решение о его сокращении на 30%.

В 1981 году отрядом была проведена первая успешная операция на проспекте Мира по освобождению девочки.

Отряд состоит из боевых групп, которые в свою очередь формируются штурмовыми группами, а уже последние делятся на группы захвата и группы прикрытия.

Группа прикрытия формируется из альпинистов, снайперов, пиротехников (взрывников) и химиков (применяющих спецсредства - задымление, газовую атаку). Цель группы прикрытия - максимально обеспечить бойцам группы захвата возможность выполнить свою задачу, а также отвлекать и держать в постоянном напряжении преступника. Ее бойцы обладают более мощным оружием и в случае необходимости готовы поддержать группу захвата огнем.

Группа захвата состоит из 3-4 человек, подготовленных для мгновенного штурма. Они обеспечены соответствующей защитой, прекрасно владеют короткоствольным оружием ближнего боя и приемами рукопашного боя.

В настоящее время на отряд возложено выполнение следующих специальных задач: задержание преступников, которые оказывают вооруженное сопротивление; освобождение заложников; задержание организованных групп преступников; задержание душевнобольных, представляющих социальную опасность; участие в локализации или ликвидации беспорядков, сопровождающихся погромами, поджогами или применением оружия.

В обычные дни бойцы отряда используются как группы силовой поддержки в операциях, проводимых сотрудниками криминальной милиции. Они работают по заявкам отделов МУРа, УЭП, ОУР ГУВД. В среднем за сутки они выезжают на 2-3 задержания. Они также сопровождают особо опасных преступников, если существует опасность, что их могут отбить сообщники. Иногда в таких случаях им приходится выезжать и в командировки в пределах Золотого кольца, если необходимо доставить в Москву бандита, задержанного, например, во Владимире. Но главной задачей является, конечно, освобождение заложников и аресты членов крупных бандформирований.

В отряде круглосуточно дежурит боевое отделение. Остальная часть отряда находится в режиме резерва и повышает свой профессиональный опыт. Одни занимаются огневой подготовкой, другие альпинизмом, благо рядом с отрядом есть пожарная вышка. Третьи - рукопашным боем в небольшом спортзале отряда. Здесь каждый понимает без напоминаний командиров: хочешь выжить - учись.

В отряде все, кроме водителей, - офицеры. Поэтому здесь многие имеют высшее образование. Но не это самое главное. При приеме в отряд, а в него можно попасть не только из милиции, но и “с гражданки”, главное - доказать свою психологическую устойчивость. А она проверяется не по теоретическим тестам, а на практике. Многие люди боятся высоты, но многие могут справиться с этим страхом. Многие сильные люди, сражаясь в неравной схватке с тремя противниками, могут быть побеждены, но не сломлены духом. Вот на это и обращает внимание инструктор отряда при отборе кандидата, давая ему испытать высоту или бой сразу с тремя соперниками. Предпочтение отдается также кандидатам, имеющим близкую к деятельности отряда профессию, например, медика, химика, тренера и т. д.

За время своего существования отряд вобрал в себя огромный опыт борьбы с терроризмом. Он участвовал во многих операциях по освобождению заложников и ни разу не сделал осечки. Вспомним хотя бы операцию на Фрунзенской набережной, когда была обезврежена преступная группа из трех человек, вооруженная автоматическим оружием и захватившая в заложники в пункте обмена валюты двух лиц, а до этого убившая сотрудника милиции.

ОМСН до 1989 года назывался ОМОНом. Он был первым спецподразделением, созданным в структуре МВД СССР. Сейчас таких подразделений много, и чтобы как-то отличаться от других подобных отрядов, в ОМСН придумали свою эмблему. На ней изображен зверек - мангуст, держащий змею за шею, и надпись “Отряд милиции специального назначения - МУР” (московский уголовный розыск).

0

7

В настоящее время структура Управления «А» включает:

Штаб
5 отделов (1 отдел постоянно находится в командировке в Чечне)
Региональные отделы и службы спецназначения

Информация не соответствует действительности.

0

8

Спасибо, принято к сведению.

0


Вы здесь » Группа "Честь" » Специальные подразделения. » Спецподразделения мира.