Группа "Честь"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Группа "Честь" » Тактико-специальная подготовка "лес". » Уход от преследования с собаками.


Уход от преследования с собаками.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Уважаемый 47!Продолжая тему противодействия применению противником собак против спецгрупп.

Для успешного решения обозначенной проблемы необходимо твёрдо знать особенности работы собак по запоховому следу человека, а также факторы, положительно и негативно влияющие на их активность.
Прежде всего, необходимо отметить, что существует два основных пути улетучивания запаха. Первый-это механический, когда запаховые частицы рассеиваются или, просто, перемещаются в сторону. А второй,- химический, когда запаховые частицы под действием природных окислителей изменяют свои химические свойства и больше не улавливаются собаками.

Все служебно-розыскные собаки подразделяются по особенностям обоняния на три главные категории:
1) Обладающие, так называемым «верхним чутьём»,- превалирующей способностью улавливать запахи, источником которых могут быть и люди, и предметы, распостраняющиеся посредством движения воздушных масс. Т.е. как бы переносимых по-верху.
2) Обладающие «нижним чутьём», - способностью чётко фиксировать запахи, оставленные цепочкой следа человека. Т.е. исходящие, в основном, «снизу».
3) Обладающие, достаточно хорошо развитыми как «верхним», так и «нижним» чутьём.
От перечисленных особенностей зависит эффективность работы собаки в тех или иных условиях. Например, для засад и для охраны объекта наиболее подходят собаки с верхним чутьём, т.к. могут учуять противника при помощи доносимого до них ветерком его запаха. При работе по следу нужны собаки с нижним чутьём. А при патрулировании, прочёсывании местности, поиске баз и тайников необходимы сразу обе эти способности. И если нет собаки-универсала, используют несколько разноспециализированых собак.
В случае работы по следу, на активность собак, их способность работать правильно влияют следующие обстаятельства.
1. Самым сильным сильным фактором, негативно влияющим на правильность работы собаки, как по следу, так и вообще, является солнечная активность.
Повышенная солнечная радиациявызывает у собак вялость и рассеивание внимания. Высокая температура, вызванная «открытым» солнцем способствует пересыханию носоглодки и скорейшей утомляемости животного. Но самое главное заключается в том, что с 11 до 18 часов на слой воздуха у поверхности земли очень сильное воздействие оказывает ультрофиолетовое излучение. Под воздействием ультрофиолета в приземном слое образуется озон – сильнейший природный окислитель, который вместе с кислородом воздуха быстро окисляет запаховые частицы и делает их «незаметными» для обоняния собаки. В жаркий солнечный день высокая температура убыстряет скорость протекания реакции окисления, кроме того, она нагревая приземной слой приводит к тому, что он поднимается вверх, унося с собой и оставленный на поверхности запах.
Из-за сильного ультрофиолетового излучения, которое растёт с увеличением высоты, резко ухудшается работоспособность собак в условиях высокогорья.

2. Вторым, по мощности, негативным фактором является действие ветра.
Даже средний ветер уносит далеко в сторону и рассеивает запаховые частицы, резко уменьшая их концентрацию в полосе следа. Кроме того, под действием сильного ветра в приземном слое образуется озон, действие которого описано выше.
Самым подходящим для собаки является несильный встречный ветер, благодаря которому она получает запаховую информацию с упреждением, при этом может задействовать как нижнее, так и верхнее чутьё. Собаке не нужно принюхиваться, делать широкие зигзаги для удержания направления следа. В таких случаях скорость и эффективность преследования существенно возрастает.
При попутном ветре, запах уносится вперёд. Собаке становиться трудно его улавливать не только из-за снижающейся концентрации, но и по причине того, что в каждый момент времени она ощущает запах с запаздыванием, с уже пройденного места. Собака движеться крутыми зигзагами, чаще принюхивается, быстрее устаёт, в результате чего снижается скорость преследования. Животному, в этом случае, труднее также реагировать и на изменения направления движения следа-она запаздывает.
При устойчивом, а тем более сильном, боковом ветре запаховый след относится в сторону. Собака движется сбоку от реального следа, амплитуда её зигзагов резко увеличивается, а скорость заметно снижается.
В таких условиях, а также и при попутном ветре, при уходе от преследования удобно делать отрыв в сторону (при боковомветре-по-ветру) и чуть назад.
Передвижение воздушных масс оказавает существенное влияние на обоняние собаки. Так, при полном безветрии эффективность применения собак резко снижается. Запах находится на месте, «прилипает» к нему и нащупать его становиться сложно. При лёгком ветерке, наоборот, происходит приемлемое рассеивание запаховых частиц, они отрываясь от места следа распространяются на достаточной для быстрого обнаружения собакой территории и, в тоже время сохраняют высокую концентрацию. Из-за указаного эффекта различной для штиля и лёгкого (продольного) ветерка есть оптимальная давность следа. Так, при ветерке эта величина составляет 2 часа, а при штиле-4 часа. До этого момента полоса запаха хоть и концентрированая, но черезмерно узкая, а после, из-за сильного рассеивания концентрация становиться черезчур малой.
Негативное влияние оказывают и всевозможные завихрения воздушных потоков, что возникают у различных препятствий и стенок. Для лучшего представления об этом, вспомните поток воды и торчащие посреди него камни и столбы, а также завихрения бразованные водой вокруг них. В таких местах образуются воздушные мешки, которые не позволяют запаху выходить за их пределы. В таких местах целесообразно устраивать тайники и замаскированные входы в укрытия.

3. Особое месо среди факторов, влияющих на работоспособность собак являются амосферные осадки и влажность.
Сильная влажность и моросящий дождик оказывают благотворное влияние на способности собак улавливать запахи. В таких условиях воздействие запаховых частиц на рецепторы животного резко (в 2,5-3 раза) усиливаются. Во-первых, нет изнуряющей жары, не пересыхает носоглодка, меньше пыли, а во-вторых, пасмурная погода исключает негативное солнечное влияние.
В случае сильного дождя, запах смывается струями и уноситься дождевыми потоками. Кроме того, при грозе от електрических разрядов образуется озон.
Очень плотный туман «прибивает» запах к месту и не даёт ему распространиться.

4. На результаты работы собаки существенное влияние оказывает растительность.
Так, наиболее благоприятной для собаки является незахламленная лесная и луговая местность с невысокой травой, защещённая от ветра и находящаяся большую часть дня в тени. Влажность в траве на 15% выше, чем над её поверхностью.
Вместе с тем, зелёные растения в процессе фотосинтеза на свету выдиляют кислород, который окисляет запаховые частицы. Замечено, что быстрорастущие деревья (такие как берёза, осина, и, в особенности, тополь) из-за более интенсивного обмена веществ выделяют 1,5 – 2,5 раза больше кислорода, чем медленнорастущие (клён, рябина и др.). Тоже характерно и для травяной растительности.
Как уже упоминалось, продуктивность собак в вечернии, утренние и, особенно, ночные часы гораздо выше. Кроме, отсутствия солнечной активности и внешних раздражителей в тёмное время суток растения не вырабатывают кислород, температура воздуха ниже и увеличивается влажность, выпадает роса.

При постановке на след собака делает несколько крутых зигзагов или петель, обнаруживая таким образом наличие самого следа . Затем движется по выявленному следу прямолинейно взад-вперёд, определяя направление и запоминая запах. Эти моменты являются ключевыми для дальнейшей работы, собака принюхивается особенно тщательно, пасть закрыта, боковые разрезы в ноздрях открыты. В дальнейшем, животное движеться по следу менее внимательно пасть открыта, боковые вырезы сомкнуты. Движения напоминают удленённые зигзаги. Собака постоянно пересекает полоску следа, уточняя запаховую информацию, определить направление движения преследуемого и скоректировать своё движение. Направление движения преследуемого собака определяет по наростанию концентрации запаха следа, и самый первый, обнаруженый ею след является одновременно и самым «старым», а по интенсивности запаха, самам слабым. Т.к. был оставлен раньше всего и подвергался воздействию окружающей среды в наибольшей степени. Соответственно, каждый последующий запах в цепочке следа будет меньше находиться под воздействием окр.среды и сохранит большую концентрацию.
Однако, для правильного определения направления движения собака должна двигаться со скоростью превосходящей или равной скорости преследуемого. Иначе (если скорость собаки ниже скорости преследуемого), каждый последующий следовой запах будет находиться под «открытым небом» дольше, чем предыдущий и будет к моменту подхода собаки более «старым». В этом случае собака начинает путаться и сбиваться со следа. Продолжить преследование может только хорошо обученый пёс, т.к. в природе хищники никогда не ведут преследование против хода движения жертвы. Такой пёс должен уметь необращать внимание на падение интенсивности запаха, а реагировать только на наличие человеческого запаха.
Положение РДГ, в этом случае, может осложниться, т.к. группа преследования, даже потеряв «уходящий» след, может пройти и по «входному» следу и выявить тайники, места днёвок, а иногда, и базы. Поэтому даже при подходе к объэъекту интереса рекомендуется отрезать свой входящий след обработкой его спецсоставом.
Необходимо заметить, что для выдерживания нужной скорости преследования подходят лишь крупные молодые и здоровые овчарки. Мелкие собачки типа спаниеля, хоть и обладают неплохим обанянием непригодны для преследования, и используются для иных целей- обнаружения взрывчатых веществ, поиску тайников и т.п.
Кроме того, необходимо учитывать такой нюанс. Осуществляя преследование на шлее в сцепке с проводником, собака будет всегда двигаться медленнее преследуемого, если тот двигался бегом. В этом случае её результативность будет в 2 раза хуже, чем в случае свободного движения. При движении преследуемого шагом такой разницы неощущается. Поэтому при отрыве от собак нужно выдерживать максимальную скорость движения. В частности, после крутых поворотов группы (до которых группа двигалась шагом) и обработке места поворота сп. составом следующие после этого 600-800 м. двигаться бегом. Проводник, в этом случае, может неуспеть сориентироваться и отпустить собаку со шлеи.
Запах следа человека предсталяет собой целый комплекс запахов, состоящих из запахов непосредственно тела человека (запахи сальных и потовых желез); бытовах запахов, которые человек постоянно носит на себе; запаха обуви; и запахов смятых растений, раздавленных насекомых, примятой почвы. Но несмотря на это, собака способна выделить непосредственный человеческий запах. Он же является для неё приоритетным по сравнению с другими запахами.

Очень плохо собака работает в горах. Кроме большой конценрации зона, в горах наблюдаются значительные перепады температур и давления, в результате чего происходит мощная и стремительная подвижка воздушных масс, возникает сильный ветер. А на каменистой и песчанной горной почве очень плохо удерживается запах (кстати, тоже справедливо и для асфальта). На таких почвах образуется большое кол-во пыли, которая забивает носоглодку собаки.
Существенно затрудняет работу собаки задымлённость местности, особенно если горит что-либо химическое, выделяющее резкий едкий газ и дым. Данное обстоятельство нужно использовать для подстраховки от собак. Так, перед отходом с отработаного объекта (если хватает времени) целесообразно поджечь солярку, бензин, резину покрышек или что-либо подобное. Особенно хорошо если дым ползёт в сторону ухода группы.
Необходимо заметить, что при сумарном воздействии нескольких неблагоприятных для обаняния собак факторов предел обнаружения может колебаться от 0.3 часа, в грозу, до 5-8 часов при сильном ветре и солнце. Однако, при благоприятном для собак стечении обстаятельств (ночная пора, влажность и лёгкий ветерок ), а также при наличии хороших природных данных и грамотной выучке отдельные особи могли обнаруживать следы давностью 16-18 часов. Вцелом, нужно исходить из среднего срока возможности обнаружения запаха следа в 10-12 часов.

В дальнейшем планирую по-подробнее остановиться на способах отрыва от преследования с собаками.
Re[5]: Ссылка на статью "Схватка с собакой" Д.Мелузов
Автор: mongoose
Дата: 07.07.01 11:08

http://www.tornados.stl.ru/meluz/h_sob1.htm - "Схватка с собакой" Д.Мелузов
Re[5]: Дополн сведения о воздествии на собак
Автор: 47
Дата: 10.07.01 01:07

Уважаемый ААА!
Запахи жирных кислот вызывают поисковую реакцию у собак. Опыты показали, что они могут отвлекать малотренированных собак от работы по следу, что используется правонарушителями. (Жирные кислоты: капроновая, каприловая, лауриновая, олеиновая пальмитовая и т.д.)
…Наиболее надежно отрицательную реакцию вызывают запахи, действующие не только на обонятельные нервы, но и на окончания тройничного нерва в носовой полости, вызывая болевые ощущения и раздражения слизистой оболочки. Например, сыскные собаки всегда отказываются работать по следу, если он обрызган концентрированной серной кислотой или посыпан нюхательным табаком. Ощутив запах этилового спирта, собаки обычно отворачивают голову и нередко чихают. Однако тригиминальные запахи не обладают абсолютной надежностью: известны факты, когда собаки приучались к вину и охотно пили его.

Ежегодно около 6 тыс. американских почтальонов бывали искусаны собаками во время разноски почты. Дирекция почт снабдила своих работников защитной одеждой, пропитанной запахом, отпугивающем собак, и число прокусанных сократилось. Можно полагать, что при этом использовались запах пустующей самки или запахи крупных хищников. Собаки не любят запахов одеколона и сероводорода.

Источник: С.А. Корытин «Влияние различных запахов на поведение зверей».

С уважением,
47
Re[6]: Дополн сведения о воздествии на собак
Автор: ААА
Дата: 10.07.01 14:46

Уважаемый 47!

Спасибо за интересную информацию!
Продолжая начатую ранее тему, хотел бы по-подробнее рассмотреть способы отрыва от преследования с собаками.
Для этого необходимо остановиться на некоторых вопросах отрыва от преследования вообще.
При отходе спецгруппы от «объекта-работы» или от места иного контакта с противником (где произошла фактическая «засветка группы»), необходимо различать три основных случая.
Первый,- это отход с «висящим на хвосте» противником, когда группа преследования движется по «горячим» следам ДРГ, с небольшим пространственным и временным интервалом. Второй, - когда преследование организовывается с некторым опозданием (от 30мин. – до 1 часа). И третий, - когда преследование организовывается по «холодному» следу со значительным опазданием.
В первом варианте, наличие преследования для ДРГ очевидно и нет необходимости проверять это. В таком случае, задача ДРГ, двигаясь на высокой скорости, «стряхнуть» преследователей, оторваться от них и уйти в неизвестном для них направлении, либо с помощью подгруппы прикрытия «отсечь хвост». Группа не имеет времени на полноценную маскировку следов и выполнения «петель» и «восьмёрок» против собак.
Во втором и третем случае, наличие преследования неочевидно, поэтому для принятия верного решения по-поводу дальнейших действий необходимо проверить факт наличия преследования.
Дело в том, что когда группа отходит «спокойно» - по третьему варианту, применяются лишь обязательные профилактические, так сказать, пассивные меры, включающие изменения направления движения, сокрытие визуальных следов и осуществление мероприятий по сбиванию возможных собак со следа группы. При незначительном отрыве группы преследования время существенно ограничено (хоть и немного имеется), поэтому нельзя выполнять широкие «петли» и «восьмёрки» (которые, к тому же, выполняются на полу-открытой местности), так как можно легко нарваться на преследующего противника. Вместе стем, противник находится на достаточно близком расстоянии и в любой момент эта дистанция может сократиться до минимальной. Кроме того, кажущееся «отсутствие» противника притупляет бдительность, заставляет гадать «а преследует ли он вообще». Поэтому очень важно чётко выяснить: есть ли преследование (имеется в виду преследование по второму варианту, если нет, то в любом случае считается что оно будет организовано, хоть и с запозданием), если «да», то на какой дистанции противник от группы, какими силами осуществляется преследование и есть ли в группе преследования розыскные собаки. По выяснению указанных вопросов принимается решение о дальнейшем режиме и направлении движения. Кроме того, если противник достаточно близко и преследует незначительными силами, а также если преследование осуществляется по следу группы благодаря применению собак, то целесообразно подготовить засаду на группу преследования. В этом случае, группа преследования расстреливается с фланга (возможно с фланга и тыла) , применяются мины (желательно МОНки, но не растяжки, которые могут расшифровать засаду). Если входить в непосредственное соприкосновение с группой преследования не целесообразно, а сбить её пыл необходимо можно оставить за собой плотно минированный участок, или устроить снайперскую засаду. Кстати, именно таким способом можно уничтожить проводника с собакой с дальней дистанции.
Для обнаружения такого «висящего в далеке» противника необходимо пройти один из участков пути по сравнительно открытой или полу-открытой (в зависимости от ситуации) «контрольной» местности, а затем с некоторого удалени пронаблюдать пройденный участок в течении некоторого времени. Для этого оставляется один или два наблюдателя из числа наиболее выносливых и способных быстро двигаться бойцов налегке, которые в дальнейшем способны догнать группу и сообщить о результатах наблюдения (в случае отсутствия радиостанций или необходимости соблюдать радиомолчание). Кроме того, можно применить следующий приём: пройдя по «контрольному» месту вернуться на него петлёй и организовать наблюдение уже всей группой «с фланга» с подветреной (на случай применения собак) стороны. Этот же приём применяется и для организации снайперских засад, целью кторых является уничтожение не только проводника с собакой, но и командира, радиста, пулемётчика или снайпера группы преследования. Хорошо также и просто подранить одного-двух человек, т.к. при наличии раненных преследование (особенно если группа преследования действует в отрыве от основных сил) существенно осложняется, а с раненными необходимо оставить кого-либо из группы, что дополнительно уменьшит её численность и потенциальные возможности.
Кроме того, для обнаружения такого преследования устанавливаются мины (в т.ч. сигнальные) и растяжки, но, в то же время, нет гарантии, что противник не обнаружит их.
Следует чётко понимать, что группа преследования это всего лишь остриё самого преследованнния. Непосредственно нагнать и уничтожить ДРГ в её задачи входит не всегда. Главная её задача – чётко выяснить направление отхода спецгруппы, засечь все её повороты и по-ходу информировать основные силы преследования. При организации эффективного розыска и нейтрализации ДРГ основным моментом является быстрое блокирования района возможного нахождения группы с последующим его сужением, дроблением и прочёсыванием. Кроме того, внутрь этого района выдвигаются поисковые группы, а на вероятных маршрутах движения ДРГ выставляются засады, широко применяются вертолёты и воздушное наблюдение. И только если противник сумел быстро среагировать и начать преследование непосредственно сразу, то «по следу» ДРГ пускается группа преследования, в которой могут быть служебно-розыскные собаки. Очень вероятно, что собаки будут задействованы и в поисковых группах, и при организации засад. Кроме того, группы преследования часто применяются для «загона» уходящей спецгруппы, выталкиванию её в район, где легче обнаружить и заблокировать группу, а иногда и на подготовленную засаду. К тому же, висящая на хвосте группа преследования не только сообщает достаточно подробную информацию о текущем состоянии ДРГ и направления её движения и наводит на неё основные силы преследования (в связи с чем при организации засады на гр. преследования в первую очередь нужно ликвидировать командира и радиста ), но и оказывает негативное моральное воздействие на спецгруппу, давит ей на психику, сковывает инициативу, заставляет совершать ошибки и необдуманные действия.
Таким образом, для успешного отрыва от преследования, вообще, и с собаками, в частности, необходимо правильно ориентироваться в обстановке, иметь заранее продуманный план отхода, а на случай непредвиденного отхода хорошо помнить местность, хотя бы по карте. Нельзя намечать пути отхода в сторону крупных населённых пунктов, в места где могут находиться части противника, в места куда противник может легко перебросить подразделения оцепления (места с хорошо развитой сеткой дорог), а также в места где манёвр группы ограничен теми или иными условиями (вдоль или в сторону крупных водоёмов, естественных и искуственных дефиле, и полностью непроходимых участков). Кроме того, направление отхода не должно быть слишком явным, что бы его нельзя было легко и быстро просчитать. Однако, в любом случае успех действий ДРГ зависит от подготовки противника (его опыта, знания тактики действий ДРГ противной стороны, отработанности контрразведовательных мероприятий, слаженности и чёткости действий его частей и подразделений, задействовоных в указанных мероприятиях); от сил и средств, которыми он располагает (если сил мало, то и преследование организовать достаточно трудно); от морального состояния в подразделениях противника (усталость, вялость и апатия, неуверенность в себе, неясность задач, просто моральное разложение также неспособствуют эффективным контрдиверсионным действиям); а также от характера и степени заселённости местности (наличие обширных лесных массивов с чащобными участками, заболоченность месности, малое количество населённых пунктов, где могут размещаться части противника, неразвитая сеть дорог существенно затрудняют не только преследование , но просто, обнаружение ДРГ).
Таким образом, отрыв от преследования с собаками, и маскировка от собак своих следов является лишь сугубо частным моментом в тактике отрыва ДРГ от противника и благополучного ухода в безопасный район или район базирования.

Но вернёмся к способам нейтрализации розыскных собак.
Так, если в ходе вышеперечисленных мероприятий выяснилось, что преследование использует розыскных собак, то в первую очередь нужно попытаться их уничтожить (т.е. задействовать «активные» меры по сбрасыванию преследования). Из засады при нападении на группу преследования или с помощью снайпера ( зависит от ситуации). Если нет времени или сил на это, то целесообразно установить хорошо замаскированные растяжки (одна, а через 1м. ещё две, с 30-ти сантиметровым интервалом между ними).
Если это по каким бы–то нибыло причинам выполнить неудалось или невозможно, то применяются «пассивные» мероприятия. Так, кроме задействования всех естественных негативных для обаняния собаки факторов, выполняются и специальные антисобачьи мероприятия. В частности, как уже отмечалось ранее, следы группы обрабатываются различными спецсоставами. Ими обязательно необходимо обработать начальный отрезок движения, так называемую «отрывочную полоску», что бы противник не смог определить даже первоначальное направление отхода группы. Затем, на протяжении первого километра движения спецсоставом обрабатываются следы через каждые 100-200 метров (в зависимости от ситуации). Обязательно обрабатывать повороты, точки рассредоточения, места остановок и привалов, развилки дороги троп, по которым могла пойти группа.
В качестве спецсостава можно использовать любое пылеобразное, или просто мелко натёртое, легко вдыхаемое ядовитое, едкое или сильно раздрожающее носоглодку вещество. Например :
(в сухую погоду)
1) смесь сухого молотого крепкого табака и жгучего красного перца;
2) молотую соль, закрашеную золой;
3) аналгин, и другие спазмалетики;
4) любую едкую пыль от химических отходов;
5) вещество из дымовых шашек;
6) кофе с корицей.
Причём, предпотчтение отдаётся смеси табака с перцем, - держиться дольше, чем запах самого следа. Нюхнув эту смесь, собака начисто теряет способность различать запахи в течении, как минимум, нескольких часов. Возможно, даже, устройство своеобразных «ловушек» для собаки, смысл которых заключается в том, что собаке как бы подсовывают участок с концентрированной смесью, чтоб она её вдохнула в большом объёме. Для этого в какую-либо полость (на местности это может быть сухая ямка или углубление) засыпают смесь, а сверху, но чтобы полностью не закрыть полость, кладут какой-либо привлекательный, с точки зрения обаняния собаки предмет. Запах этого предмета должен быть непосредственно связан с запаховым следом отходящей группы (кусочек бинта с сильным запахом, тряпочка и т.п. ). Собака должна заметить и заинтересоваться этим предметом и попытаться тщательно обнюхать.
В мокрую погоду применяют раствор хлорки (в т.ч. различные бытовые моющие средства типа «Доместос», который очень удобно упакован в бутылочку с распылителем), бензин, керосин, кислоту (особенно соляную), одеколон. Одним словом, сильные ароматизаторы, ядовитые и летучие жидкости.
Хорошие результаты даёт движение по воде (но без оставления следов по дну).
При этом, спецсоставом обрабатывается место входа и выхода. Кроме того, выходить нужно аккуратно, не оставляя следа и не обязательно на противоположный берег, не говоря уже о выходе напротив места входа.
Необходимо зметить, что все указанные мероприятия дадут нужный эффект только в том случае, если группа не наследила физически. Нет смысла маскировать запах следа если на грунте остались отпечатки ног. Если физических следов нет и непонятно в какую сторону ушла ДРГ, то противнику остаётся возможность «поднять след» группы только с помощью собак. Поэтому, для любой группы, отрывающейся от противника или, просто, отходящей с объекта воздействия, или точки обнаружения («засветки» группы), железным правилом должна стать обязательная маскировка следов, указывающих истинное направление движения ДРГ. Первоначальное направление отхода через 1,5 – 2 км. необходимо резко изменить, иногда и под острым углом к линии пройденого маршрута. В дальнейшем, необходимо выполнить ещё 3 – 4 таких поворота («колена»), а если ситуация напряжённая, то и большее число раз. При наличии времени, используется создание ложных следов, для чего выделяется 1-2 выносливых бойца налегке, которые «натаптывают» след в ложном направлении, в то время, как основная группа тихо и незаметно уйдёт в сторону, тщательно обработав следы спецсоставом. Пошумев и наследив, отвлекающая группа производит резкий и неожиданный отрыв и скрытно уходит на заранее оговоренное место збора (или действует по собственному плану). Двоим налегке легче увести преследование в сторону, после чего спрятать следы и оторваться от преследования.
Для увода в сторону преследование с собаками применяется следующий прийом. На дистанции 600-800 метров от объекта работы замыкаюший диверсионной группы начинае «кропить» след группы пахучей жидкостью, тем самым, смешивая запаховый след группы с запахом этой жидкости (с самого начала движения делать это нельзя, т.к. можно искусственно навести собак на свой след). Собака постепенно привыкает к такому вкраплению и воспринимает его как неотемлимую часть запахового следа. Постепенно интенсивность «кропления» возрастает и доводится до определлённого в данных условиях максимума, тем самым «забивая» собаке нюх и полностью переключая её на работу по введённому запаху. В момент достижения максимальной концентрации введённого запаха его «инициатор» отрывается от группы и уходит в сторону от истинного направления движения группы, уводя за собой ложный запаховый след. При этом, как правило, цепочка отвлекающего запаха должна двигаться в прежнем направлении, в то время как группа при отрыве «инициатора» резко меняет направление своего движения (естественно обработав при этом место расхождения). Далее, «инициатор», отойдя значтельное расстояние от основной группы выбрасывает пакет (или иную ёмкость, например бутылку) с отвлекающей пахучей жидкостью как можно дальше в сторону, также обработав свои слееды резко уходит в сторону и, вполследствии соединяется с группой. По сути, происходит отвлечение преследования на негодный объект, как и в случае «шумящей» отвлекающей группы. Стоит заметить, что «инициатор» должен очень аккуратно держать ёмкость с пахучей жидкостью, чтоб нивкоем случае не посадить сильный запах на себя, т.к. уйти при этом ему самому будет очень и очень сложно. В практике сталкивался со случаями, когда особо изобретательные группы сталкиваясь с высокой вероятностью применения противником розыскных собак, вместо бойца - «инициатора» использовали разного рода живность: кошек, курей и даже белок. В таких случаях животное обильно обливалось пахучей жидкостью и выпускалось в точке отрыва группы. Но это в идеальном случае, ведь такую живность приходилось «заготавливать» заранее и всё время тащить с собой, что довольно хлопотно.
В качестве пахучего вещества используется разбавленная водой кровь, водный слив с мяса или консервы, кусочки мясных обрезков, в конце концов мочу или экскременты.
При отрыве от собак хорошо помогает «железка» - ж-д полотно, на котором очень сильные запахи смазки химикатов для обработки шпал и сотни других сильнейших технических и бытовых запахов. В данном случае, железка имеет почти такое же значение как и русло ручьёв и речушек, с той лишь разницей, что двигаться придётся по голой насыпи и ежесекундно рисковать нарваться на дополнительные неприятности.
Хороший результат отрыва от преследования, вообще, и с собаками, в частности, даёт захват транспорта, но это отдельная тема.
При применении «петель» и «восьмёрок» места пересечения обязательно обрабатываются спец составом. В ходе выполнения этого приёма часто допускается следующая ошибка. Группа выполняет «восьмёрку» перпендикулярно направлению движения или делает лишь незначительное отклонение в 15-20 градусов. Это неверно, т.к. более-менее подготовленный преследователь должен знать этот финт и легко определит дальнейшее направление группы. Основное правило данного приёма заключается именно в том, что «выход» из петли осуществляется в неожиданном направлении. Например «вошли» в «восьмёрку» по азимуту 270, а вышли по азимуту 45 градусов.
Ещё раз хочется подчеркнуть, что направления отхода или движения группы не должны логически вычисляться. Должно быть несколько вариантов возможного направления движения, что заставит противника гадать. Особенно это касается отрыва от преследования с собаками. Например, если собаки потеряли след при повороте группы, то этот поворот необходимо выполнять в месте, где есть максимальное число вариантов последующего движения, в число которых должно входить и прежнее направление. К примеру, нельзя выйдя к окраине населённого пунктаи имея слева озеро, повернуть вправо и считать это «хитрым» манёвром. Такое направление логически вытекает из сложившейся обстановки.
По этой же причине, если группа вошла в ручей и её следов нет на противоположной стороне, то понятно, что она пошла по воде влево или вправо и поиск следов будет осуществляться вдоль русла. Задача – аккуратно выйти из воды в месте, в котором противник неожидает этого. А если вход в русло произошёл под углом (т.е. группа вышла на ручей не перпендикулярно, а под заметным углом), то целесообразно повернуть в противоположную от общего направления движения сторону.
Однако, вместе с тем, необходимо заметить, что черезчур увлекаться запутыванием следов тоже не стоит. Можно обмануть самого себя, и напороться, к примеру, на хвост преследующего противника. Кроме того, уместность тех или иных финтов зависит от знаний и опыта противника. Если он неопытен, то может повестись на елементарщину, а если нет то может «раскусить» и крученный манёвр. Бывают случаи, когда с достаточно матёрым противником приходиться применять и вовсе нелогичные, противоречащие всем правилам приёмы, уходя, к примеру, в направлениях за которые он более всего спокоен.
А вообще сильная привязка к правилам в диверсионно-разведывательной деятельности – смерть для спецгруппы. Особенно нельзя повторяться с одним и тем же противником. Что прошло один раз, второй раз скорее всего не пройдёт. ДРГ должны импровизировать, быть инициативными, группы сами должны устанавливать правила и навязывать их противнику. Только соблюдение этого правила да удача (т.к. кроме противника, против ДРГ сотни случайностей) даст спецгруппе устойчивый шанс выжить и выполнить своё задание.

Рассмотренные выше случаи относятся к противодействию применению служебно-розыскных собак во время отрыва диверсионно-разведывательной группы от преследования. Однако, практическое применение собак этим не ограничивается. Как уже отмечалось, собаки могут применяться при патрулировании и прочёсывании местности, организации засад, поиске заложенных ВВ , при поиске баз и тайников, а также для несения караульной службы. Поэтому при действии ДРГ на территории противника, необходимо постоянно соблюдать меры профилактики обрабатывая места закладки мин, ВВ, тайников, входы в базы и подходы к местам днёвок. Время от времени, если нет непосредственной угрозы задействования собак, обрабатывать свои следы и места поворотов. Следы обязательно обрабатываются при входе на базу.
Кроме того, целесообразно осуществлять меры по снижению запахоотдачи, вцелом. Для этого при выходе на объект где точно известно или вероятно применение собак, необходимо по-возможности смыть с себя устоявшийся личный запах, проветрить обмундирование, набрать в карманы свежесорванной и растёртой полыни (она хорошо отбивает человеческий запах). Охотники с этой целью перед охотой вывешивают одежду в хлев, а сами перед выходом моются. К тому же, нельзя пользоваться пахучими туалетными принадлежностями. Мыло лучше использовать хозяйственное.

Хочу подчеркнуть, что сразу охватиь все аспекты данного вопроса сложно. Возможно стоит рассмотреть проблему ухода спецгруппы от преследования гораздо шире. Кроме того, в бывшем Союзе насчитывалось немалое количество "школ" (если можно так назвать) имеющих свои особенности в подходах к решению указанной проблемы. Очень интересно узнать мысли и мнения на этот счёт их представителей.

С уважением ААА
Re[7]: Дополн сведения о воздествии на собак
Автор: mongoose
Дата: 10.07.01 18:38

Уважаемый ААА!
Целесообразно ли в некоторых случаях оставлять за собой пожар? Например, в нашей местности лист и мелкие ветки лежат довольно большим слоем почти круглый год, и в сухую погоду при устойчивом ветре огонь очень и очень быстро распространяется, т.е. уничтожение следов на каком-то промежутке гарантировано, плюс дополнительное создание неудобств путём задымления. Или это снижает манёвренность?
На собаку можно попробовать поставить капкан - собака с перебитой лапой не особый ходок, хотя тогда придётся с собой таскать и капканы...
С уважением,
Сергей
Re[8]: Дополн сведения о воздествии на собак
Автор: ААА
Дата: 13.07.01 11:10

Уважаемый mongoose!

Предложенный Вами метод вполне приемлем. Он хорош если ветер устойчив и нет густого подлеска. Иначе можно попасть в собственую ловушку. Однако, применять его, на мой взгляд, целесообразно лишь при уходе с объекта, непосредственно в его районе. В силу определённых причин, такой метод практически применять не приходилось. Но как запасной вариант, держать его на вооружении вполне оправданно.
Капканы не применял вовсе. Во-первых, значительный лишний груз, во-вторых, низкая эффективность(можно просто мину установить, которая заодно и проводника нейтрализует), а в- третьих, на установку капкана необходимо вемя, и кроме того, нужно точно знать что по следу идёт собака(низка вероятность попадания её в капкан).
В целом, постоянно искать нестандартные решения нужно обязательно, но при этом необходимо всегда помнить, что нельзя увлекаться процессом во вред результату. Все мероприятия должны рассматриваться в комплексе.
Желаю успеха!

Источник.

0

2

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ СОБАКЕ.

26.03.2008

Варианты тактических действий РГ СпН, при её преследовании с использованием служебно-розыскных собак.

Преследование РГСпН служебно-розыскными собаками начинается с того места, где безо всякого сомнения было выявлено присутствие разведчиков. Даже короткое пребывание группы на месте оставляет стойкий запах. К местам, где останется стойкий запах относятся:

Места баз, дневок, привалов
Места проведения специальных мероприятий
Места опроса местных жителей и допроса пленных
Места оборудованных наблюдательных пунктов
Площадки десантирования и приема грузов
Перед тем, как пустить собак по следу, проводник дает ей понюхать оставленный разведчиками предмет экипировки. Как только собака взяла след, проводник берет ее на короткий поводок и ведет, чтобы убедиться, что след не обрывается. Убедившись в этом, он спускает ее на длинный поводок, длинной до 40 м.
Имея хорошо развитые чувствительные рецепторы, собака способна идти по следу давностью до двух суток. Важно знать, что для поиска и преследования используются как собаки с нижним чутьем («берущие» запах собственно следа), так и собаки с верхним чутьем («берущие» запах следа, отнесенного ветром, иногда, за десятки метров). Если группу преследует собака с верхним чутьем, то она идет не строго по следу, а по отнесенной ветром воздушной «запаховой дорожке». Таким образом, ставить мины, «присыпать» след препаратами типа «индийская пряная смесь» (тертый табак и перец) на путях отхода – бесполезно. Эти мероприятия эффективны только в «узких местах» - мост, тоннель, тропа в горах, лаз в заборе и т.д.
Если след потерян собакой, проводник пытается узнать причину этого. В зависимости от причины потери следа, командир преследующего подразделения может вызвать проводника с новой собакой.

При достижении преследуемой РГСпН, собака и проводник немедленно выводятся из операции. Лишь в исключительных случаях, например, если преследующая группа отстала от проводника с собакой, а задержать нужно хотя бы одного разведчика, то собака может натравливаться на преследуемого. Причем, проводник спускает с поводка собаку на таком расстоянии, чтобы можно было быстро прийти к ней на помощь.

При осмотре больших территорий или прочесывания леса применяется несколько собак. Территория разбивается на так называемые «коридоры» шириной 70 м. Ширина коридора зависит от:

условий погоды и местности
степени обученности и опыта собаки и проводника
Первыми в зоне поиска начиняют работать собаки, а не люди, которые также могут оставить на земле свои запахи. При работе собаки по следу, группа преследования выдвигается за проводником на расстоянии около – 25 м.

При уходе, от преследования служебно-розыскными собаками, разведчики будут широко использовать различные сильно пахнущие средства для обработки следа, например:

смесь красного перца с махоркой
учебно-боевое отравляющее вещество УБОВ, которым снаряжают ИГН, ЯДГ
резко пахнущие вещества: бензин, керосин, мазут и т.д.
горчичный порошок, дуст и другие
При этом следует учитывать влияние погоды. Табак и перец теряют свои свойства от сырости, а «хлорка» и бензин – нет.
Командир группы обязан организовать обработку следа в каждом новом месте, резко отличающемся по запаху от предыдущего. След должен обрабатываться в самом начале движения группы и в теснинах, т.е. местах, обойти которые сложно.
Например:

мосты через ручей
пролом в заборе
места разветвления следов или резкой смены направления
места входа и выхода из воды
места схода с дороги и периодически на марше
Обработку следа также необходимо осуществлять, покидая места привалов, дневок. Как вариант борьбы с собакой - вы можете оставить какую-нибудь вещь личного обихода, обильно обработанную сильна пахнущим веществом. Собака, возбужденная погоней, обязательно накинется на нее, после чего она может потерять нюх.
Действуя в тылу противника, не рекомендуется использовать крем для обуви. Более того, необходимо натирать обувь, имитируя естественный запах местности.
Например:

в лесу — грибами, лесными муравьями
в поле — коровьим пометом, проходя через полевые загоны для скота
Наиболее долго сохраняют запах человеческие экскременты, остатки пищи. Поэтому оправляться необходимо только в воду. Мусор и другие бытовые отходы нужно упаковывать и уносить с собой, закапывать, топить в случайных местах, а не в местах привалов и дневок.

Уходя от собак, нужно периодически применять запутывание следа:

двигаясь по рваному кругу, замечают препятствие и, используя его на втором круге, резко меняют направление, а преследователи, не заметив этого, продолжают двигаться по кругу, затаптывая следы
смена направления движения
ложный выход из воды, имитация движения, возвращение по своему следу в воду
http://www.zakon-grif.ru/images/articles/133/1.jpg
Ложные заходы (предупредительное запутывание следа) должны стать составной частью маршрута РГСпН в тылу противника. Они лишают противника возможности не только настичь РГСпН, но и предугадать цель ее движения.
Планируя борьбу со служебно-розыскными собаками противника, стоит учитывать, что:

в ветреную погоду собака работает лучше
в горах собаке работать труднее, чем на равнине
в жару, в полдень запах испаряется, пыль забивает нос, собака быстрее устает
сильный дождь (ливень) смывает след
ночью, во влажную погоду, даже при слабом моросящем дождике, собака работает лучше
Если уйти от преследования не удается, необходимо уничтожить проводника с собакой (а возможно и часть преследующей группы), ошеломить противника и оторваться от его преследования. Для этих целей устраивают засаду на маршруте движения группы, либо используют минно-взрывные средства.
http://www.zakon-grif.ru/images/articles/133/2.jpg
Если одиночный разведчик подвергся нападению собаки, необходимо:

Не паниковать, не убегать помнить, что преследование не так уж близко (как минимум 100 м)
Подпустить собаку на 3 - 5 м, расстрелять ее в упор
При отсутствии огнестрельного оружия, обмотать левую руку одеждой, а правую с ножом спрятать за спиной. Отбиваясь левой рукой, улучить момент и поразить собаку ножом
http://www.zakon-grif.ru/images/articles/133/3.jpghttp://www.zakon-grif.ru/images/articles/133/4.jpg
Разведчик совершенно безоружным не бывает. При необходимости он способен уничтожить собаку голыми руками. Для этого необходимо:

изловчившись, схватить собаку обеими руками за загривок, уши, морду и раскрутившись «волчком» резко остановиться, сила инерции сломает собаке шею
при нападении собаки с размаху всунуть ей в пасть - глотку руку, как можно глубже и, не отпуская животное, задавить его
ухватить собаку глубоко за нижнюю челюсть, задавить ее другой рукой
поразить животное в уязвимые места — глаза, нос, глотку, ребра и даже лапы.
Источник.

0

3

Все что написано ниже, очень полезная информация. А нет видео уроков?

0

4

То, что вы описываете весьма занимательно, но. Это программа для младшего школьного возраста. Я гражданский человек, не имеющий никакой физической подготовки, порвал двух овчарок, которые кинулись на меня только потому, что я бежал. Могу сказать одно - никакая собака не справится с человеком, если он её не боится. Второе: если ДРГ состоит из n-числа бойцов, которые из одной точки разбегаются в разные стороны (в критической ситуации) поймать всех - шансы у преследователей нулевые. Вопрос, лишь, в задаче группы. Третье: как раз, самое правильное, направиться в населённый посёлок, что бы смешать свои запахи с запахами других людей, техники, технологических экскрементов и т. д. Четвёртое: собаки по деревьям на лазают. Пятое: азотную кислоту никто не отменял (химики поймут). Шестое: психо-химическое насилие присутствует не только для людей, но, и для животных - это надо знать и уметь применять - хлорка не лучший вариант. Могу ещё с десяток-другой вариантов накатать, боюсь, постГБисты расстроятся. Задавайте вопросы - я, как бывший инженер-разработчик ГБ-конторы готов решить ваши проблемы малыми силами и затратами.

0


Вы здесь » Группа "Честь" » Тактико-специальная подготовка "лес". » Уход от преследования с собаками.